Стальная сетка Ленинграда. Воспоминания о жизни во время войны

Когда началась война, я жил у родственников в деревне Бередниково, что находилась в тридцати километрах от Луги. Мама, занятая работой на заводе, отправила меня, пятилетнего, к ним на все лето. Так я оказался в оккупации.

Стальная сетка Ленинграда. Воспоминания о жизни во время войны | ФОТО Википедии / RIA Novosti archive / Anatoliy Garanin / CC-BY-SA 3.0

ФОТО Википедии / RIA Novosti archive / Anatoliy Garanin / CC-BY-SA 3.0

Немузыкальное нашествие

Память, подобно старой фотографии, сохранила события того тяжелого времени. Летом боев в наших местах не было. Но мы видели небольшие группы красноармейцев, которые шли через деревню в сторону Ленинграда. Местные жители ощущали растерянность, потому что не понимали, что им делать дальше. Со всем скарбом и детьми люди уходили далеко в лес, но через два дня возвращались назад…

Прошел слух, что вот-вот придут немцы, и действительно, довольно скоро они появились со стороны соседней деревни Волошово. Все взрослые попрятались, а мы, ребятишки, прильнули к окнам. Картина была впечатляющей: впереди колонны шла танкетка, за ней следовали мотоциклисты, за ними — велосипедисты. Сегодня, когда я слышу начало Седьмой симфонии Шостаковича, «тему нашествия», то перед глазами всякий раз встает эта механизированная лавина, для которой, казалось, нет никаких препятствий.

Наш дом был вторым с краю. Перед ним находилась большая лужайка, на которой и расположилась часть этой колонны. Хорошо помню отчаянное кудахтанье кур, которых тут же бросились ловить фашисты.

Позднее я оказался свидетелем спора, который также оставил заметный след в памяти. В крохотной кухоньке сидели два мужика и громко разговаривали. Один — дядя Ваня, в семье которого я жил. Другим был его родной брат — дядя Леша из соседней деревни.

Дядя Леша убеждал брата: «Ты видишь, какая силища у немцев. Нам с ними не тягаться, они одолеют нас. А когда к нам на помощь из‑за океана придет Америка, неизвестно». Дядя Ваня отвечал, что ничего у немцев не выйдет, и припечатал сказанное крепким русским словом.

Так я впервые услышал слово «Америка». В моем представлении это была огромная страна, готовая прийти к нам на помощь…

Малолетние «партизаны»

Немцы постоянно находились в деревне, менялись только части. В школе, стоявшей на опушке леса, они устроили комендатуру. И часто заходили в избы, крича жителям: «Ленинград — капут!». Но люди, несмотря на отсутствие информации, знали, что Ленинград никогда не сдастся.

Однажды я услышал от женщин объяснение этому факту: «Немцы не могут захватить Ленинград, потому что над ним создана мощная стальная сетка». Я пытался представить эту сетку, верил в нее: ведь там, в Ленинграде, оставалась моя мама, Екатерина Филипповна Фетисова, которая сутками работала на военном заводе, производя снаряды для орудий… Отец ушел из жизни еще до войны, а маму я потерял в марте 1942 года. Она умерла от дистрофии и похоронена на Пискаревском кладбище.

Немцы очень боялись партизан. Ожидая их прихода, они регулярно устраивали засады и расправлялись со всеми, кого подозревали в помощи им. Они сразу сожгли мельницу, находившуюся недалеко от деревни, предполагая, что на ней станут молоть зерно, чтобы печь хлеб для партизан. А когда в одной из изб соседнего села обнаружили излишек выпеченного хлеба — тут же расстреляли хозяйку.

Их страх иногда оборачивался фарсом. Как‑то взрослые ушли на собрание, где немцы объявляли о новых порядках и правилах поведения — шла жесткая регламентация всех сторон жизни. А мы, ребятишки, зная, что в погребе, вырытом на огороде, есть мешок с горохом, устремились туда. Когда, набрав в карманы гороха, мы стали выходить, неожиданно с криком «партизаны! партизаны!» появились немецкие солдаты. Но в это же время домой возвращались женщины. Они набросились на немцев со словами: «Какие партизаны! Это же дети — мал мала меньше…». И действительно, самому старшему из нас четверых было семь лет.

Помню и другой случай. Играя с мальчишками в закоулке, я выскочил на дорогу, а по ней на лошадях ехали два офицера. Лошадь одного из них от неожиданности шарахнулась к забору, поверх которого была натянута колючая проволока. Всадник, разодрав об нее руку, закричал от боли. Его напарник повернулся к нему… Я уже хорошо понимал, чем это может закончиться, поэтому убежал в избу и спрятался на печке.

Когда в избу ворвались немцы, мои родные, все женщины, смело встали перед ними стеной. «Вы, что, с ума сошли?! Думаете, что мальчишка испугал вашу лошадь? Просто она почувствовала запах варившейся картошки и потому ринулась к забору». Картошка действительно варилась в чугунках возле дома.

Долго шла перебранка, при этом немцы не владели русским языком, а женщины — немецким, но надо отдать им должное: они всегда бесстрашно защищали детей, используя не столько оборонительную, сколько наступательную тактику.

Уцелели только печи

Особенно яркие впечатления остались от событий зимы 1944 года. Оккупанты наконец‑то ушли из деревни. Жители радостно готовились встретить наши части: вывешивали самодельные красные флаги, портреты советских вождей, вырезанные из довоенных газет.

Но случилось неожиданное: немцы вернулись, заняв и соседние деревни тоже. Одновременно с другой стороны появились наши передовые отряды. Начался бой, и мы оказались в центре событий. Сначала прятались за печкой, а потом, поняв, что это не спасет, по снегу, огородами, ползком двинулись к лесу. С трудом добрались до соседней деревни, где было относительно тихо.

Вернулись домой через несколько дней. Деревня была полностью сожжена, вокруг сильно пахло порохом… Пришлось перебираться в уцелевшую деревню Усадище, где мы и прожили около года.

А в соседнем Волошове стала работать школа. Писать приходилось на газетах — тетрадей не было. В майские дни в школе объявили, что война закончилась. Мы, первоклассники, бегом рванули с этой вестью в свою деревню, где стояли одни печи.

Женщины копали огороды. Мы радостно кричали им: «Войне конец!», а их реакция была удивительно одинаковой. Я не припомню, чтобы кто‑то из них произнес слово: «Победа!». Все плакали, что нам было непонятно, и осознание причины их слез пришло только спустя годы. Слишком уж дорогой ценой эта победа нам досталась.


#воспоминания #ВОВ #война #Ленинград

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 111 (7194) от 22.06.2022 под заголовком «Миф о стальной сетке».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».