Главная городская газета

«На жизнь смотрю практически»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Образцовые дома» града Петрова

Со времен Петра I в Северной столице сохранилось не мало домов, возведенных для «именитых», «зажиточных» и «подлых» горожан. В статусах «образцовых» строений разбирались «СПб ведомости». Читать полностью

Харьковское товарищество барона Бергенгейма

Историческое клеймо качества «ХТБЭБ» довольно часто можно встретить на петербургской плитке. Кому принадлежит этот символ и что он означает? Мы изучили знак и раскрыли его тайну. Читать полностью

Последние поэты: 100 лет назад был закрыт Императорский лицей

Ни одно учебное заведение царской России, закрытое после революции, в наши дни не вспоминают столь часто, как бывший Царскосельский лицей. Мы разобрались, что случилось с Императорским лицеем после его закрытия. Читать полностью

Зубы дракона на Мокрушах

«СПб ведомости» обнаружили в исторической хронике необычный случай появления «зубов» на Петроградской стороне. Разберемся в ситуации и рассмотрим, причем здесь «Никола-Мокрый». Читать полностью

Истории: как камердинер Пушкина воспитывал и шутливые стихи Суворова

Из рубрики «Просто анекдот» наши читатели узнают, как дядька-камердинер Никиты Всеволожского заставлял Пушкина писать стихи. А также прочтут нетленные короткие стихи Суворова, написанные после победы в Туртукае. Читать полностью

Первопоходники. За что боролась Добровольческая армия

Сто лет назад в России разгоралось пламя Гражданской войны. Об этапах становления Красной армии мы уже писали. А за что воевали белые? За «веру, царя и Отечество»? Или за помещиков и капиталистов? Читать полностью
«На жизнь смотрю практически» | Иллюстрация pixabay.com

Иллюстрация pixabay.com

Февральская революция упразднила цензуру, но Декрет о печати, принятый после октябрьского переворота, 27 октября, фактически вводил ее заново. Мотивировка - для «пресечения потока грязи и клеветы, в которых охотно потопила бы молодую победу народа желтая и зеленая пресса». По этой же причине были закрыты ведущие городские газеты - «Биржевые ведомости», «Петроградский листок», «День», «Речь» и некоторые другие. Затем, 7 ноября, Совнарком ввел государственную монополию на объявления, подорвавшую финансовую базу небольшевистской прессы. Несмотря на это, газеты, позволявшие себе критику в адрес власти, все-таки продолжали выходить. Об одной из них, «Вечерний час», издававшейся с 29 ноября по 31 декабря 1917 года, мы говорим с заведующей научно-экспозиционным отделом государственного музея «Смольный» Ольгой ФЕДОРОВОЙ.

- Ольга Константиновна, чьи взгляды выражала эта газета?

- Не какой-то конкретной партии, а я бы сказала - либерально настроенной интеллигенции. Почти в каждом номере газеты печатались короткие на злобу дня куплеты поэта Василия Князева, названные «Скальпы». По смыслу и форме они были похожи на частушки. Например, на закрытие газеты «День» Князев отозвался так: «И день, а «Дня» не видно». Про инфляцию: «А бумажки не меченные и ничем не обеспеченные». А вот - о Смольном, ставшем резиденцией новой власти: «Тут тебе и юстиция, тут тебе и полиция, тут тебе и институт благородных девиц».

В стихотворении «Бедлам» Князев прошелся по политике советской власти, назвав ее главных врагов: «Либердановцы, черновцы, // Доктора, интеллигенты, // Адвокат, актер, студент, // Инженер, поэт, учитель, // Все, на ком манишка, китель...».

- Кто такие черновцы - понимаю: это правые эсеры, возглавляемые Виктором Черновым. А кто такие либердановцы?

- Этот термин возник из насмешливого объединения фамилий видных меньшевиков - Михаила Либера и Федора Дана. А в стихотворении «Вивисекторы лихие» Князев сравнивал политиков, пришедших к власти, с неумелыми экспериментаторами, ставящими опыты над кроликами. Они вроде бы хотят добра, стараются изо всех сил: «Что ни день, то новый опыт, и порезов новых ряд».

Коротко представлю автора: Василий Князев происходил из купеческой семьи. За участие в митингах в 1905 году был исключен из учительской семинарии в Петербурге. После этого печатал свои сатирические басни, частушки, баллады в журналах и газетах. Был сотрудником журнала «Сатирикон», выходившего под редакцией Аркадия Аверченко.

Однако любопытно, что смелый запал Князева совсем скоро улетучился и он перешел в стан большевиков, стал сотрудником «Красной газеты» Володарского. И теперь уже участвовал в сатирических изданиях с характерными названиями «Красный дьявол», «Гильотина» и других. Необыкновенно популярной стала его «Песня Коммуны» 1918 года, где есть такие слова: «Никогда! Никогда! Никогда! Никогда! Коммунары не будут рабами».

- Что же заставило его изменить прежние взгляды?

- Можно сослаться на строчку из его же стихотворения: «Нейтрален политически, на жизнь смотрю практически». Карьера Василия Князева как советского поэта сложилась очень успешно, его называли «русским Беранже». Только в годы Гражданской войны было издано двенадцать его книг... Однако все кончилось во время большого террора: в 1937 году Князев был арестован, скончался, следуя по этапу...

Кроме Василия Князева в «Вечернем часе» публиковался поэт Александр Флит, до революции печатавшийся в журналах «Сатирикон» и «Новый Сатирикон». Теперь же он выступил со стихотворением «Современные бесы» - пародией на пушкинских «Бесов». Только у Флита исчадием ада выступают солдаты-дезертиры, уезжающие с фронта по железной дороге через заснеженные поля. «Сколько их, куда их гонят, // Что за фронты там и тут. // Не Россию ли хоронят, // Не Россию продают?»

Как и у Василия Князева, взгляды Александра Флита вскоре изменились. Он работал для газет, театра, радио. Всю блокаду трудился в Ленинграде, был автором стихов для «Окон ТАСС»...

Совершенно особыми в ряду сатирических стихотворений, публиковавшихся в «Вечернем часе», являются стихи О. Томского (его имя неизвестно), в которых он замахивается на самого Ленина: «На севере диком сидит на престоле // Герой наших сумрачных дней. // Он пишет до устали, пишет до боли // Декреты для счастья людей». Понятно, что это литературная пародия на стихотворение Лермонтова «На севере диком».

Еще более острой сатирой стало стихотворение «Именно», автором которого был Валентин Иванов, писавший под псевдонимом Вальгор. Это поэт, драматург, сотрудник «Сатирикона», покинувший страну и живший потом в нищете в Париже.

Его произведение пародирует речь Ленина, в которой тот обещает народу при своей власти всяческие блага: «И свинину, оленину, и гуся с кашей». Только надо заключить мир без аннексий и контрибуций и слушать его, человека «конкретного с ухваткой декретною». После каждого куплета повторяется слово «именно», что было характерно для речей вождя. Автор предрекал крах «хитрой повадки Ленина» обещать народу всякие материальные блага, ведь у него «последняя кредитка разменяна»...

В начале 1918 года Совнарком выпустил Декрет о революционном трибунале печати, согласно которому были закрыты многие печатные издания. Деятелям пера пришлось выбирать: либо эмигрировать, либо соглашаться сотрудничать в советских газетах и журналах. Либо - менять профессию.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook