Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

У городов бывают периоды, когда необходимы стратегические шаги, чтобы осуществить то, что в обычное время не получается. Для нашего города такой период наступил сейчас.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная |

Недавно состоялось совещание творческого Союза музейных работников. Подчеркну, только в Петербурге такое объединение существует. Мы сочли, что именно теперь следует принять петербургскую музейную стратегию. Пригласили губернатора, подписали документ, получив обязательства города вместе с нами ее разрабатывать и осуществлять.

Речь не о том, что надо развивать музеи. Петербург - город-музей. По этому поводу идет вечный спор, хорошо ли в нем жить. Мы объясняем - хорошо. Более того, принципы, по которым живет музей, должны распространяться на весь город.

Настал важный момент для культуры нашей страны. Идет война за то, как она будет развиваться дальше. Станет ли лишь средством развлечения, досуга и определенных политических целей.

Сражения не прекращаются вокруг нового законодательства о культуре, которое предполагает, что для нее должны быть особые правила. Они существуют в мире - таможенные правила, иммунитет от арестов выставок... Но у нас все время твердят: перед законом все равны. Когда мы говорим, что права культуры, в частности музеев, нуждаются в защите, нам возражают: все одинаковы, музеи существуют для досуга, идеологии, и ни для чего более.

Музейная стратегия города-музея - продолжение борьбы за права культуры.

Петербург - город особый. Для него культура и история - градообразующие элементы, воплощенные в социальной психологии. Этот опыт связан с политической составляющей. Достаточно вспомнить драматическую историю Музея обороны, имена Анны Ахматовой, Иосифа Бродского... Только у нас люди выходят на улицы ради защиты памятников архитектуры.

Сегодня в Петербурге происходят важные урбанистические изменения. История с перемещением судебного квартала, создания на его месте парка меняет структуру города. Клуб петербуржцев внес эту идею в «Белую книгу», где публикуются достижения в развитии и сохранении петербургских традиций. С этим же перекликается идея создания нового Петербурга в Приморском районе рядом с башней «Газпрома» и стадионом. Это спасет исторический центр, сохранить который - важная задача. Об этом все давно мечтали, много раз пытались осуществить, не получалось. Теперь возможность появилась.

Необходимо сохранить и интеллектуальный потенциал Петербурга. Наш город славен тем, что во все времена он был интеллектуальным центром страны. Это наше достояние, которое постепенно размывается.

Интеллигентность не передается по наследству, она результат воспитания. Люди стремились в этот город всегда, осваивали его интеллектуальный багаж и наследие, вливались в сложившуюся среду. Город превращал их в интеллигентов. В советское время ленинградец означало интеллигентный человек. Постепенно это ушло, надо возвращать. Сегодня это важно для тех, кто здесь живет, и для тех, кто приезжает.

Одно из средств воспитания и образования - музеи и их традиции.

Эрмитаж не просто место, где висят хорошие картины. Его история тесно связана с историей России. Осознание этого пробуждает гордость. Дело не в том, что у нас лучшие пригороды или музеи, а в том, что ничего похожего в России больше нет.

Есть музейный способ рассказа об отечественной истории. Когда на здании Военной академии повесили мемориальную доску, посвященную Карлу Маннергейму, разразился скандал. Эрмитаж делал выставку о Маннергейме. Она вызвала резонанс, приходили люди, возмущались. Но это была дискуссия, а не истерия. Выставка все объясняла: Маннергейм - полковник Генерального штаба, великий исследователь, русский разведчик, он шел впереди коронационной церемонии Николая II. В этой части биографии он наш. Лучше это помнить, чем проклясть и отречься. В истории много разных страниц.

Мемориальная доска Моисея Урицкого всегда была внутри Главного штаба. Здание отреставрировали, вернули ее, как полагается по закону, на место. Рядом разместили информацию об Урицком и о человеке, который его убил, - Леониде Каннегисере. Это был поэт, юнкер, один из тех, кто последним защищал Зимний дворец. Память о Каннегисере живет рядом с доской Урицкого. Как только появилась информация, хлынул поток возмущений как в России, так и вне ее. Как можно воспевать убийцу? Никто никого не воспевает. Это часть нашей истории. С этого начался красный террор, который соседствует с белым террором, оттуда же родом 1937 год...

В нашем городе стоит Адмиралтейство, напротив здание, где размещалась ЧК, Эрмитаж и Музей гвардии в Главном штабе... Символ итальянской ориентации России - Казанский собор «смотрит» на символ американской ориентации - Дом Зингера. Отличиями надо играть, город-музей это делает.

Есть разные вещи, по которым судят о городах и странах. Музеи - конкурентное преимущество Петербурга.

Их экономическая роль в жизни города - привлечение средств. Это не только деньги, которые оставляют люди, приезжающие увидеть петербургские музеи. Это средства, поступающие из разных источников, в том числе из федерального бюджета, крупных компаний... Социальная роль музеев - правильно рассчитанные льготы для посетителей. У Эрмитажа верный баланс. Не люмпенский подход - все наше, всем доступно. Мы сами определяем, кого хотим видеть, кому хотим помочь. Это дети, студенты, пенсионеры.

Надо уметь регулировать доступность культуры и туристический поток, который приносит деньги, но может стать бедой. Понимать роль и задачи туризма, правильно считать: какой турист едет, что он тратит. Как сделать, чтобы в нашем городе он проводил три дня, а не один. Венеция задыхается от туристов, которые входят и выходят, почти ничего не оставляя, только стирая ее камни.

У нас потрясающе красивый город, но его красота не всегда видна. В Эрмитаже не видно экспонатов, когда идет толпа. Точно так же не видно Дворцовую площадь, когда на ней ставят сцену. Автобусы на Миллионной улице стоят в четыре ряда. К Лувру и Британскому музею они подъезжают и уезжают. У нас им некуда деться, везде частные стоянки. Все это не только мешает движению, но и закрывает вид. Если архитектура не видна, город становится проезжей дорогой. Все его прелести исчезают. Здания в городе-музее работают, как картины в Эрмитаже.

У нас не так много архитектурных шедевров. Шедевр - сам Петербург. Здесь можно делать все, но думать - как. Есть концерт на главной площади, который закрывает ее сценой и шатрами, как будто ордынское завоевание началось. И есть концерт в Итальянском просвете Эрмитажа, в котором вместе с музыкой принимают участие картины и архитектура. В музее с этим научились играть.

Город и музеи должны вместе организовывать общественные пространства - площади, парки, улицы, реки. Мы знаем, как это делается. Пример: общественный форум на первом этаже Главного штаба. Музеи выплескиваются из своих стен. С общественными пространствами связаны наши открытые хранилища - особый способ вовлечения людей в музейную жизнь. Посетители видят, что музей - хранилище наследия для следующих поколений.

Нам подарили один из лучших городов мира, мы заставим его сохранить.

#Эрмитаж #Пиотровский #музеи Петербурга

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 139 (6492) от 31.07.2019 под заголовком «Не отрекаясь и не проклиная».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?