Ученые о мусоре все уже сказали

Леонид Вайсберг | ФОТО Александра ДРОЗДОВА

ФОТО Александра ДРОЗДОВА

Научно-производственная корпорация «Механобр-техника», в которой много лет работает наш собеседник, занимается разработкой технологий и техники для горнорудной, металлургической и химической отраслей. Но редакция пригласила его, чтобы поговорить о... мусоре. Поскольку еще много лет назад выяснилось, что ряд наработок для переработки сырья применимы при работе с бытовыми отходами (ТБО), и Вайсберг волей-неволей стал признанным экспертом среди переработчиков мусора.

- Леонид Абрамович, в одном из своих интервью вы сказали, что лучше делать с мусором хоть что-то, чем бесконечно выбирать, какой путь будет наилучшим...

- И готов это повторить. Думаю, долгие разговоры заводят именно для того, чтобы ничего не менять. Уже договорились до того момента, когда любой шаг будет благом. И его обязательно нужно сделать, иначе - потонем.

Судите сами. У нас было два больших полигона ТБО: Волхонка и Новоселки. Абсолютно нецивилизованные объекты...

Свалка - это химический реактор. Строить ее можно лишь в определенных местах, где есть соответствующие плотные глины. Дно котлована необходимо выстлать геотекстилем, непременно проложить две системы труб: для улавливания метана и для отвода фильтрата. Я видел в Европе на полигоне, как из недр свалки собирают этот фильтрат: темно-зеленая, густая, как глицерин, жидкость. Ее увозят в особых цистернах и перерабатывают на специальных установках химических предприятий. У нас же она в лучшем случае стекает в дренажные канавы...

Но вот две эти крупные свалки наконец-то закрыты. Куда теперь возить отходы?

Вблизи Петербурга остался непереполненным один полигон: «Новый Свет» под Гатчиной. Хотя и он, строго говоря, не резиновый. Кроме него есть несколько мелких - в Лепсари, во Всеволожском, Волосовском, Выборгском, Киришском районах области. Их время от времени закрывают, но они борются, продлевая свое существование...

Область уже не хочет принимать непереработанные отходы города. И правильно делает.

- Про необходимость переработки сейчас говорят все...

- Вот именно - говорят! И только.

Для начала нужно понять, что такое переработка. Это прежде всего обезвреживание. Обезвреженная субстанция уже может быть складирована на тех же полигонах без всякого риска для окружающей среды.

Кстати, законы в Европе запрещают захоранивать необработанные, то есть необезвреженные отходы. Используются различные способы обезвреживания: есть термические (мусоросжигание - его частный случай), есть не термические... В Янине, например, на заводе по переработке № 2 используют биологическое обезвреживание: мусор помещают в огромные вращающиеся барабаны и перемешивают 48 часов при +60 градусах. За это время с ним происходит то, что на нецивилизованном полигоне происходило бы в течение десятилетий.

Аналогичное оборудование работает и на заводе № 1 на Волхонке. Его запускали в начале 1970-х годов. А № 2 - в 1994-м. Оба они совместно могут обезвредить от силы 20% всего того, что выбрасывает город - а это 1,7 миллиона тонн в год.

- А с советского времени мы, что, ни на шаг не продвинулись?

- За последние 15 лет в мусорной отрасли Петербурга произошло лишь два заметных события. В 2006 году реконструировали завод в Янине, увеличив его мощность в 1,5 раза. И полтора года назад началась рекультивация полигона в Новоселках. Все!

Больше десяти лет назад собирались было рядом с МПБО-2 поставить еще один такой же завод. Тогда «Механобр» с участием «Гипрохима» сделал проект, который прошел экспертизу и даже общественные слушания. Цена вопроса была примерно 3 - 3,2 миллиарда рублей. Стройка началась - на отведенной под завод территории сделали водопонижение, что было важно и для действующего предприятия. На том проект и завис.

- Почему?

- Это был совсем непонятный эпизод. Решение приняли в руководстве города, новый завод вдруг показался ненужным.

Так что - всего два значимых события за 15 лет. Зато сколько было за эти годы разговоров... Городское правительство утвердило несколько концепций обращения с отходами, причем они во многом повторяли друг друга. Менялись лишь годы достижения целей и перспективные инвестиции.

- Возможно, город ждал, чтобы свое веское слово сказали ученые, ждал новых идей, новых технологий, которые наконец-то помогли бы решить проблему переработки...

- Никаких научных и технологических проблем в деле переработки мусора давно не существует. Ученые уже сказали все слова. Есть множество технологий. Каждый регион может сделать выбор, что применять, исходя из своих особенностей.

В Петербурге всегда, во всех концепциях обсуждали промышленную утилизацию отходов - компостирование, т. е. механико-биологическую технологию, и в какой-то мере термический путь, то есть сжигание. Этот путь был прочерчен еще в первой концепции: мол, к 2020 году будем так или иначе перерабатывать 80% ТБО. Теперь срок отодвинулся до 2035 года.

- «Сжигание» звучит страшновато. Вы к нему положительно относитесь?

- Как можно относиться к технологии положительно или отрицательно? Это же технология! Я знаю, что можно сделать очень плохой мусоросжигающий завод. И можно - хороший, который никакого вреда приносить не будет.

Это же технологические, инженерные вопросы - пока на столе нет проекта со всеми подробностями, заключения экспертизы по нему, говорить о чем бы то ни было нет смысла.

- Экологи утверждают, что мир отказывается от сжигания...

- Одни экологи говорят одно, другие - другое. Надо только понять, кто именно называет себя экологом. Я рад, что есть люди, которым небезразлично, что происходит с природой. Снимаю шляпу!

Но в мире заводы по сжиганию все же появляются, и экологические движения как-то затихают.

Мне не встречалась ни одна зарубежная публикация, говорящая о принципиальном отказе от сжигания: отрасль построена и работает. Если такие публикации есть - рад был бы их увидеть.

А пока мусоросжигательные заводы есть и в центре Вены, и в центре Токио, и вообще в Японии примерно полторы тысячи мусоросжигательных установок. Заметьте, это не мешает росту продолжительности жизни людей ни в Австрии, ни в Японии, да и во всей Европе.

- Давайте поближе к родным пенатам.

- Давайте. В Москве работают четыре мусоросжигательных завода. В том числе рядом с центром - на улице Подольских Курсантов, прямо в Западном Бирюлеве. Там идет постоянный мониторинг. Ну нет превышений ПДК!

Кстати, вы знаете, что и в Петербурге уже есть мусоросжигательные заводы?

- Конечно. Целых три. Их построил и эксплуатирует «Водоканал». Сжигает осадок сточных вод.

- Точно. Заводы работают на Центральной и Северной станциях аэрации и на Юго-Западных очистных. Процесс включает в себя сжигание обезвоженного осадка и очистку дымовых газов.

Заводы работают уже много лет. Что-то не слышно, чтобы кто-то из активистов-экологов поднимал шум из-за превышений ПДК. Давайте, наблюдайте, мониторьте выбросы... Молчат. Думаю, если бы были проблемы, был бы и серьезный разговор. В любом случае высушенное содержимое канализации лучше сжигать, нежели копить в картах, как на севере города и в Ольгине: чрезвычайно пахучие места.

А то, что действительно смертельно опасно, так это неконтролируемое, открытое сжигание мусора, которым грешат многие наши соседи по дачным участкам, а иногда и целые садоводства. Увидите - предупредите их, что они убивают себя и своих детей, а заодно и нас с вами.

- Почему же тогда сжигание не используют у нас шире?

- Есть у него существенный недостаток: это самая дорогая технология переработки. И вывести ее на рентабельность, на окупаемость непросто.

Реальная экономия получается на полном цикле, когда сведены к минимуму расходы на размещение остатков сжигания на полигонах, когда не надо тратиться на их содержание и последующую рекультивацию. Собственно, в этом случае фактически исчезает ужас, называемый «полигонами», которые негде размещать в городе и которые больше не хочет иметь у себя область.

Если у нашего населения есть настороженность относительно мусоросжигания - а разъяснительную работу никто не ведет! - то давайте строить заводы по любой другой технологии. Никто ведь не говорит, что сжигание - единственное и незаменимое.

- А какие еще варианты?

- О механико-биологической технологии мы уже сказали. Она работает у нас на протяжении десятилетий. И именно ее мы заложили в проект нашего завода для Янина.

Кроме того, мне, например, очень нравится эксперимент, который реализовал в городе на Старообрядческой улице «Спецтранс № 1».

Кучи отходов превращаются в хорошие топливные брикеты. Нужно обогатить мусор: то есть выбрать камни, смет, негорючие вкрапления. Тем самым его теплотворность будет приближена к уровню низкосортного угля. А дальше: спрессовать и отдать производителям цемента.

Такие брикеты вполне можно использовать при обжиге клинкера, как вспомогательное топливо. При обжиге происходит образование свежей извести. А известь - колоссальный абсорбент. Она берет на себя все негативные газы, которые могут образовываться при сжигании.

В Европе цементные предприятия уже берут такие брикеты. Приучали их постепенно. Сначала отдавали прессованный мусор бесплатно (даже приплачивали где-то). Потом начали выставлять условия. А теперь уже заводы его покупают. Это позволяет им экономить до 60% качественного топлива.

«Спецтранс» несколько лет назад сделал демонстрационную установку этого метода. Желаю им договориться с цементниками. У нас в области столько цементных заводов, что туда ушла бы половина городского мусора.

- Несколько лет прошло? И что, производители цемента до сих пор не заинтересовались?

- Заинтересовались. Сделаны опытные партии брикетов. Заводы попробовали... Но, еще раз говорю, нужна политическая воля и стимулирующие меры со стороны государства.

Так что у нас есть выбор технологий. Но движения никакого нет. Вот сейчас, в эти самые дни, город прощается с последним предполагаемым инвестором - греческим консорциумом Helector S. A. - Aktor Concessions S. A. - AKTOR S. A., который планировал построить перерабатывающий завод в Каменке. С ним возились больше семи лет - и участок выделили, и целый комитет все эти годы готовил тонны бумаг и согласований. Ничем не кончилось!

- Может быть, именно потому, что никакой прибыли от мусора не получить?

- Без специальных дополнительных мер, конечно, не получить. Никакое это не «золотое дно», как любят говорить несведущие граждане. Основной доход мусорщиков - это тот тариф, который платим мы с вами. Это деньги, которых должно хватить на всю цепочку: от мешочка с мусором, который мы выносим из дома, содержания мусорных площадок во дворах до перевозки, переработки и размещения безопасных, обезвреженных остатков. И, конечно, надо заложить прибыль, которая должна окупать инвестиции, то есть первоначально вложенные средства.

И еще одно. Никто сегодня не обязан везти мусор именно на тот или иной завод. Управляющая компания может заключать договор с любым перевозчиком, который предложит лучшие условия. Это угроза для инвестора, построившего завод. Он вложил деньги, будет сидеть и ждать, когда ему привезут мусор. А если мусор не привезут...

Американский мусорщик, если хочет напугать переработчика, говорит: ты мусора у меня не получишь. Звучит для инвестора неприятно, такие случаи были уже и у нас в городе. Серьезный инвестор наверняка поставит условие, чтобы город обеспечил ему поступление необходимого количества мусора-сырья. Соответственно, ему в таком случае гарантированно достанется часть тарифа, который платим мы с вами.

- Леонид Абрамович, может быть, раздельный сбор мусора - это выход? Говорят, как только граждане созреют до раздельного сбора, то тут же сразу все будет хорошо, и мусор начнет приносить прибыль...

- Разговоры на эту тему - несколько спекулятивные. Полный раздельный сбор мусора, как его понимают многие, невозможен и не нужен. Таково мое мнение.

Наладив самый лучший раздельный сбор, мы все равно получим вот что: 20 - 30% отобранных пищевых отходов, подлежащих обязательному обезвреживанию, 20 - 30% товарных (полезных) фракций различной засоренности, да еще до 50% прочего мусора, который также желательно обезвредить. Вы видите, в этом случае по-прежнему требуются инвестиции в дальнейшую переработку и захоронение.

В Западной Европе раздельный сбор деградирует. Я начал наблюдать за процессом примерно 25 лет назад. Что же там творилось! Поначалу оборудовали мусорные площадки видеонаблюдением, чтобы смотреть, как ведет себя население. А сейчас, по оценке специалистов, взаимная засоренность фракций там составляет 30 - 35%. То есть собранный раздельно мусор привозят на завод и... снова начинают сортировать.

Все дело в том, что уже давно появились высокотехнологичные установки, которые лучше и точнее рассортируют мусор, чем мы с вами дома. Следовательно, необходимость в раздельном сборе отпадает. Мы уже много лет назад с успехом испытали сортировочную установку на МПБО-2 в Янине.

А теперь я, наверное, многим сообщу новость. В Петербурге уже давно есть раздельный сбор мусора, правда, не очень бросающийся в глаза. На первой стадии (из мусорного бака или даже до него) уже извлекается вторсырье - все полезные фракции: чистая бумага, металл, все, что можно сдать... Здесь и делать ничего не надо, все давно работает, само собою. Работает постольку, поскольку организован прием этого вторсырья.

Вторая стадия - на сортировочных станциях, которые имеются у всех уважающих себя перевозчиков. Они на коротком плече привозят мусор на такие станции, пересортировывают, извлекают полезное, остальное прессуют и уже везут на дальние расстояния: либо на полигон, либо на перерабатывающий завод.

Если бизнес хочет какого-то отдельного для себя раздельного сбора, пусть едет на сортировку и там покупает сырье. Или работает с населением, покупая у него полезные фракции. Не вижу проблем, о которых нужно было бы громко говорить.

- Помнится, несколько лет назад речь шла о необходимости отдельно собирать даже разные виды пластика: пакеты, бутылки такие, бутылки сякие...

- Уже существуют технологии, позволяющие прямо на заводе разделять пластик по видам с эффективностью 99%, а также технологии, позволяющие перерабатывать вместе все виды пластика. Наш завод в Янине, кстати, давно продает пластик на переработку именно так - общей массой.

Пластик перерабатывают с целью получения изделий низкого качества. Наши технологии предусматривают производство пластиковой черепицы для нежилых построек. Допустимо также делать сантехнические пластиковые трубы.

- Выходит, что все эти ряды бачков: «стекло», «бумага», «пластик» - это никому не нужное украшение двора?

- Могу сказать лишь, что имеется не так много субстанций, раздельный сбор которых реально необходимо наладить: батарейки, аккумуляторы, люминесцентные лампы и тара из-под горючих веществ (смазки, масла, охлаждающие вещества...). Попадая в общую массу отходов, эти субстанции делают опасной любую дальнейшую технологию переработки. Это, пожалуй, единственное, что должны неукоснительно соблюдать граждане.

...Я тут как-то видел, как нянечка из детского сада ногами вталкивала люминесцентные лампы в контейнер с остальным мусором. Она не понимала, что делает?

- Справедливости ради: очень многие горожане давно уже завели дома коробочки, куда складывают батарейки и прочее из вашего списка, чтобы потом сдать, как положено, в экомобиль или экобокс... А в остальном - есть ли все-таки перспективы решения мусорной проблемы в городе?

- Надеюсь, этот вопрос станет для администрации Петербурга одним из основных. Сейчас же, на мой взгляд, в мусорной отрасли города есть элементы неразберихи. Опасными и строительными отходами занимается комитет по природопользованию, коммунальными - комитет по благоустройству. А есть еще медицинские отходы - немалый объем, между прочим. Их складируют и утилизируют отдельно. За них отвечает комитет по здравоохранению. Как может, так и отвечает. Границу между различными видами отходов провести сложно...

Наверное, будет уточнена концепция обращения с отходами в нашем городе. И быть может, даже будет построен еще один завод в Янине. Тот самый, от которого отказались более десяти лет назад. Первый-то удачный: зарабатывает прибыль и может уже в какой-то мере сам себя развивать.

Вот сейчас Госдума отложила на время переход мусорной отрасли к так называемому единому оператору. Что дает нам возможность подготовиться к этой радикальной, но важной и правильной реформе.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 008 (6361) от 18.01.2019.


Материалы рубрики

08 Февраля, 04:00
Марис Янсонс
01 Февраля, 05:30
Владимир Фирер
11 Января, 05:30
Владимир Крюков

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Биатлону в Америке снова не повезло
12 Февраля 2019

Биатлону в Америке снова не повезло

Седьмой этап в канадском Кэнморе испортили морозы, а восьмой в американском Солт-Лейк-Сити под угрозой из-за сильной оттепели.

Петербургские кораблестроители получили заказ, не выполнявшийся с советских времен
28 Января 2019

Петербургские кораблестроители получили заказ, не выполнявшийся с советских времен

Они построят шесть крупных рыбопромысловых судов, способных работать во льдах.

Лариса Малеванная: «Купчинскую квартиру выстроили  в Румынии – это дешевле»
22 Января 2019

Лариса Малеванная: «Купчинскую квартиру выстроили в Румынии – это дешевле»

Народная артистка России празднует сегодня юбилей – 80 лет. Наш автор пообщался с актрисой.

Битва Петербурга и Ленобласти за выезд из Нового Мурино продолжается
21 Января 2019

Битва Петербурга и Ленобласти за выезд из Нового Мурино продолжается

Проект выезда из жилого комплекса уже готов, но план строительства утвердить пока не могут. Разбираемся, почему.

В Петербурге растет спрос на самостоятельные путешествия
15 Января 2019

В Петербурге растет спрос на самостоятельные путешествия

Гости Северной столицы не стремятся обращаться в турфирмы и экскурсионные бюро.

Индексация пенсий – с 1 января: примеры расчета
14 Января 2019

Индексация пенсий – с 1 января: примеры расчета

Если пенсионер хочет проверить, правильно ли ему увеличили сумму, не обсчитали ли, ему нужно размер своей пенсии умножить на 0,0705 (7,05%).

Кто прикрывал «черных лесорубов» в Ленобласти?
10 Января 2019

Кто прикрывал «черных лесорубов» в Ленобласти?

По версии следствия, на территории Ленобласти действовала преступная группа, специализировавшаяся на хищении и незаконном обороте древесины. Подробности расследования – в нашем материале.

Делатель судеб. К 100-летию Игоря Владимирова
10 Января 2019

Делатель судеб. К 100-летию Игоря Владимирова

Его учеников-актеров было так много, что из них в Ленинграде с нуля был создан новый театр – Молодежный, который жив и сегодня.

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину
26 Декабря 2018

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину

Огромное цветное панно «Поезд в пути», размером четыре на шесть метров, было преподнесено от работниц-активисток женсовета железнодорожного депо станции Шепетовка.

Дело табак. ЦБ РФ отозвал лицензии у двух банков
24 Декабря 2018

Дело табак. ЦБ РФ отозвал лицензии у двух банков

Организации не представляли невские берега, но их проблемы напрямую касаются Петербурга и Ленобласти.

Новгородцы взялись за ремесло. Экономические итоги года на Северо-Западе
21 Декабря 2018

Новгородцы взялись за ремесло. Экономические итоги года на Северо-Западе

Оценим информацию о социально-экономическом развитии 11 субъектов Северо-Западного федерального округа за минувший год.

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи
21 Декабря 2018

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи

Например, пудостский травертин использовался при строительстве Петропавловской крепости, царских дворцов в Петербурге и загородных резиденций.