В поисках уникального звучания

Джеми Джан Делиорман | © Мариинский театр. Фотограф Михаил ВИЛЬЧУК. 2024 г.

© Мариинский театр. Фотограф Михаил ВИЛЬЧУК. 2024 г.

Гость редакции — дирижер Джеми Джан Делиорман.

Турция пока не связывается в сознании наших соотечественников с академической музыкой. Поэтому появление за пультом оркестра Мариинского театра турецкого дирижера Джеми Джан Делиормана выглядело интригующе. Успешный дебют маэстро с оркестром Мариинки состоялся в начале нынешнего сезона, когда прозвучал Реквием Верди, потом была серия интересных концертов в январе-феврале, где выделялось исполнение Девятой симфонии Бетховена в память о 200‑летии мировой премьеры этого поворотного в истории музыки сочинения.

— Маэстро Делиорман, расскажите, пожалуйста, о себе. Как вы стали дирижером?

— Мои родители не музыканты, но у нас дома всегда любили классическую музыку, и мама обнаружила, что у меня очень хороший слух и интерес к музыке. В шесть лет мне купили электронную фортепианную панель, и я стал имитировать все, что слышал, хотя в это время еще не посещал музыкальную школу. Когда же пошел туда — начал заниматься на скрипке, мне это очень нравилось, особенно возможность играть в школьном оркестре, я был его концертмейстером. Я всегда был любознательным, и тяга к знаниям осталась со мной до сих пор: мне всегда хочется знать, что стоит за тем или иным музыкальным произведением. И тогда, и теперь я много читал о композиторах, увлеченно занимался гармонией и контрапунктом.

Моей мечтой было стать дирижером, и в 18 лет я поехал учиться этой профессии. Я занимался со многими замечательными дирижерами, в том числе с Пьером Булезом и Куртом Мазуром. И однажды мне позвонили из Государственного хора Турции и пригласили на прослушивание — они искали главного дирижера. Я приехал и проработал неделю с хором (одновременно со мной работали еще 5 – 6 кандидатов). В результате меня выбрали главным дирижером этого хора.

В Турции — шесть государственных оркестров и шесть оперных компаний, помимо этого есть еще частные оркестры, консерваторские. Так что оркестров много, и в музыкальной жизни страны в области классической музыки сейчас многое происходит. Вернувшись на родину, я был активно вовлечен в эти процессы, стал много выступать как дирижер.

— Сейчас вы возглавляете Президентский оркестр Анкары, можете рассказать о нем?

— Президентский оркестр — одна из самых важных культурных институций в Турции. Это коллектив с более чем двухсотлетней историей. Оркестр был основан в 1828 году, когда султан пригласил Гаэтано Доницетти, чтобы создать западный музыкальный стиль. В тот момент опера стала занимать важное место во дворце. И этот оркестр не давал тогда публичных концертов, выступал только во дворце. После установления Турецкой Республики в 1923 году ее создатель президент Ататюрк перевел оркестр из Стамбула в столицу Анкару и дал ему свое имя. И это стало началом нового витка развития. В Анкару приглашали выдающихся учителей работать с музыкантами, приезжали композиторы — Хиндемит, Барток, состав ор­кестра пополнили иностранные музыканты. И коллектив не прекращал своей работы даже во время Второй мировой войны, у него большая непрерывающаяся традиция. И нельзя забывать про публику. Стамбул — это культурная столица Турции, но в Анкаре — замечательная, преданная оркестру публика. Мы играем очень много концертов и приглашаем для выступления с оркестром известных дирижеров.

— А Валерий Гергиев к вам приезжал?

— Он был с оркестром Мариинского театра в октябре, они сыграли три концерта. А потом мы соединили оба оркестра (Президентский и Мариинский) для исполнения Седьмой (Ленинградской) симфонии Шостаковича, на сцене были около 130 музыкантов.

— Вы знаете, что в этом году широко отмечалось 80‑летие полного освобождения Ленинграда от блокады, и Седьмая симфония звучала, конечно, и в Мариинском театре, и в Большом зале Филармонии, где во время блокады была впервые исполнена.

— Да, я знаю эту сильную историю о написании и исполнении симфонии. Для нашего оркестра было особенно важно исполнить Седьмую Шостаковича вместе с оркестром Мариинского театра под управлением маэстро Гергиева. Это был незабываемый концерт.

— Что является вашими главными целями как дирижера?

— Я всегда стараюсь достичь уникального оркестрового звучания. Но это непрекращающийся процесс, невозможно в какой‑то момент остановиться и сказать: я достиг совершенства. Если я делаю что‑то, то стараюсь найти собственный язык и способ передать свои мысли и чувства, касающиеся каждого конкретного музыкального произведения.

— Как личность вы сложились и выросли в мусульманском мире. Как это сочетается с европейской музыкальной традицией, преимущественно христианской?

— Турция после провозглашения республики стала очень открытой страной, например, она была одной из первых стран в мире, предоставившей избирательные права женщинам. Религия не насаждается на государственном уровне, религия — это то, что каждый человек проживает внутри себя. В сопоставлении с другими мусульманскими странами Турция — очень и очень современная страна. И религия, хотя я глубоко уважаю ее, не имела влияния на мое образование и музыкальную жизнь, поэтому мне было легко учиться и жить на Западе.

— Россияне любят отдыхать в Турции, хорошо знают ее курорты, а с музыкальной жизнью страны знакомы гораздо хуже. Что может предложить Турция в области классической музыки?

— Сейчас мы с Валерием Гергиевым стараемся расширить культурный обмен и взаимодействие. Причем это планы не только на ближайшее время, но и очень долгосрочное сотрудничество, которое окажет влияние на будущее.

Что касается культурной жизни Турции, то она очень богата. Стамбул — старейший город с древней историей, очень интересна западная, не туристическая часть страны, где можно окунуться в местный колорит. Я сам предпочитаю именно эти места, там есть что посмотреть. И в Турции очень много разноплановых музыкальных фестивалей. Есть античные амфитеатры, такие как Эфесский в Измире, — это мировое наследие. Слушать музыку там — волшебно. Но я дирижировал и концертами в Анталии, на которых была российская публика. Министерство культуры Турции сейчас поддерживает крупные музыкальные фестивали, на них представлены разные стили и жанры, в том числе и турецкая фольклорная музыка, очень яркая.

— А как вам понравился Концертный зал Мариинского театра?

— Это просто мечта для любого музыканта. Вы слышите себя очень хорошо, и для публики он очень комфортный с любого мес­та. Для меня этот зал особенный и потому, что здесь состоялся мой дебют с оркестром Мариинского театра.

— Была ли у вас возможность посмотреть Петербург во время ваших приездов, побывать в музеях?

— Петербург — очень вдохновляющий город, полный музыки, а Мариинский театр — одна из ведущих музыкальных институций в стране. И город, и театр так хорошо подходят друг другу. Я, конечно, видел главные достопримечательности. Но основное время провожу в Мариинском театре — это настоящий дворец музыки, где одновременно на разных сценах идут балет, опера, симфонические, камерные концерты. Очень вдохновляющее место для музыканта.

P. S. В Мариинском театре ожидаются два концерта с участием Делиормана: 8 апреля он продирижирует гала-концертом закрытия международного фестиваля «Виртуозы флейты» & «Северная лира» (12+), 11‑го состоится симфонический концерт с оркестром Мариинского театра (12+).



Материалы рубрики

17 мая, 10:12
Сергей БЫЗГУ
27 апреля, 10:04
Татьяна ЧЕКАЛОВА
25 апреля, 11:33
Михаил СТРАХОВ

Комментарии