Шаг к «европейской армии»

Аналитики рассматривают запуск Постоянного структурированного сотрудничества стран - членов ЕС по вопросам безопасности и обороны как очередной шаг к «европейской армии». Между тем углубление военно-политического сотрудничества стран Старого Света происходит на фоне амбициозных предложений их лидеров по интенсификации европейской интеграции как таковой.

Шаг к «европейской армии» | Иллюстрация pixabay.com

Иллюстрация pixabay.com

Оборонные бюджеты будут расти

Еще два года назад странами - членами Евросоюза была достигнута принципиальная договоренность о переходе к Постоянному структурированному сотрудничеству (ПСС) в области обороны и безопасности. Хотя сам этот инструмент оговаривался в Лиссабонском договоре Евросоюза, подписанном более десяти лет назад.

Полностью соответствующее содержанию глобальной стратегии ЕС во внешней политике и политике безопасности, ПСС в финальном виде было запущено после того, как в декабре прошлого года Совет Евросоюза утвердил данное решение, подписанное чуть раньше 25 странами-членами. Любопытно, что к подавляющему большинству членов ЕС не примкнули не только покидающая «европейский корабль» Великобритания, но и такие страны, как Дания и Мальта.

Главными задачами ПСС названы формирование постоянных рамок сотрудничества стран - членов Евросоюза в области обороны, укрепление совместных «оперативных способностей» в данной сфере, инвестиции в совместные проекты, усиление оперативной подготовки вооруженных сил. ПСС предполагает «регулярное повышение в реальной стоимости оборонных бюджетов» стран-членов. Это означает, что вставшие на такую дорогу государства обязуются повысить долю национальных оборонных расходов до 2% валового внутреннего продукта. Естественно, важное внимание отводится управлению Постоянным структурированным сотрудничеством. Ведь этот координационный механизм будет отвечать за ежегодные проверки в области безопасности и обороны, планирование различных операций, функционирование сил быстрого реагирования, сотрудничество военно-промышленных комплексов.

Само ПСС в недавно принятой декларации представлено 17 разнообразными проектами, среди которых фигурируют, в частности, создание европейского медицинского командования, образование сети логистических структур, выравнивание и стандартизация трансграничного военного транспорта, организация автономной системы портового надзора и т. д. Таким образом, Евросоюз сделал очередной и серьезный шаг в деле укрепления совместной оборонной политики, движения к тому, что уже называют «европейской армией».

Макрон наступает, Меркель выжидает

Как и в былые времена, за всем этим во многом стоит ось Берлин - Париж, значение которой в рамках «единой Европы» становится еще актуальнее на фоне процесса «брекзита». 2017 год показал, что наибольшая активность в деле евростроительства проистекает именно из Франции.

Президент Эммануэль Макрон, избранный на высший государственный пост этой страны менее года назад, успел сделать за прошедшие месяцы немало публичных заявлений, призывая дебюрократизировать ЕС и придать европейской интеграции новый импульс. В частности, глава Франции выступил с рядом инициатив по обеспечению европейской энергетической и продовольственной безопасности, созданию Европейского агентства по инновациям, экономическому и политическому укреплению еврозоны, развитию совместных инвестиций, конвергенции политики стран Старого Света в социальной и налоговой сферах, реформированию процедуры выборов Европейского парламента ради усиления транснациональных начал.

Вместе с тем Макрон проявляет себя как поборник усиления военно-технического и военно-политического сотрудничества стран - членов ЕС. Это логично, если помнить про его социал-либеральные политические воззрения. Хозяин Елисейского дворца поддерживает идею дальнейшего совершенствования европейских сил быстрого реагирования, предлагает создать Европейскую академию разведки, а также совместную систему гражданской защиты. Совсем недавно, к удивлению многих специалистов, Макрон открыто призвал принимать в национальные армии стран - членов ЕС добровольцев, приезжающих из других государств Старого Света. Как отмечает президент Франции, «к началу следующего десятилетия Европа должна быть оснащена совместной силой вмешательства, совместным оборонным бюджетом и совместной доктриной...»

Но все понимают, что идеи Парижа вряд ли пройдут без кошелька Берлина. Германское руководство традиционно поддерживает военно-политическое измерение европейского строительства, европеизм Ангелы Меркель сложно поставить под сомнение. Сама фрау канцлер не так давно заявила, что «общность интересов во внешней политике... является условием, чтобы, возможно, пойти дальше в вопросе военной кооперации».

Однако более опытная (по сравнению с Макроном) Меркель явно осторожнее относится к европейской оборонной тематике. Здесь Берлин все-таки делает ставку на практику межправительственного сотрудничества. Да, ФРГ поддержала переход к ПСС, многие инициативы Макрона также нашли поддержку в Берлине. Но из слов той же Меркель выходит, что она не верит в перспективу оформления «европейской армии» в ближайшие 10, а то и 20 лет...

Кто против

Выдвигая амбициозные идеи и прожекты, ориентированные в перспективе на продвижение к коллективным вооруженным силам ЕС, Макрон выражает надежду на то, что большинство стран - членов Союза и ведущие политические силы Европы окажут этим начинаниям поддержку. Но поскольку опция «европейской армии» не ставит сегодня под вопрос будущее НАТО (а большинство входящих в ЕС государств, напомним, одновременно являются полноправными членами Североатлантического альянса), атлантисты в Евросоюзе не должны волноваться. В то же время для нейтральных стран ЕС данные проекты могут рассматриваться как еще один гарант их безопасности.

Запуск ПСС был твердо поддержан ведущими «политическими семьями» Евросоюза. Социал-демократы, либералы, Европейская народная партия и консерваторы в общем и целом считают полезным, что ЕС приобретет «оборонную правоспособность». Однако далеко не все политические силы готовы сказать «да» «евроармии», пусть и через 10 или 20 лет.

Левые пацифистские силы Старого Света высказывают опасения в связи с тем, что ЕС и в прошлом, и в настоящем активно взаимодействует в военно-политическом и военно-техническом отношениях с НАТО. Как отмечал в разговоре со мной председатель Партии европейских левых известный немецкий политик Грегор Гизи, «нас беспокоит растущая милитаризация внешней политики Евросоюза, как и участившиеся случаи использования вооруженных сил ЕС и европейских государств во внешних операциях».

Схожую позицию занимают и европейские «зеленые». Сторонники европейской федерации, экологисты, оставаясь при этом приверженцами пацифистского мировоззрения, опасаются, что ПСС может в перспективе усилить милитаристские тенденции в Европе.

Логично, что подавляющее большинство крайне правых и правопопулистских партий, действующих в отдельных государствах Старого Света, с большим скепсисом и настороженностью воспринимают исходящие от евроэлиты коллективные военно-политические идеи. Для крайне правых, являющихся приверженцами национальных армий, подобные интеграционные идеи, направленные на создание некоей европейской наднациональной армии, абсолютно неприемлемы.

И ПСС, и новаторские предложения Макрона, считают лидеры правонационалистических сил, угрожают национальному суверенитету. Как недавно заметила председатель французского Национального фронта Марин Ле Пен, «всякий арсенал, опускающий дипломатический и военный суверенитет Франции, является последним гвоздем в гроб нашей независимости». Аналогичную точку зрения высказывают лидеры крайне правых сил и в других странах Европы.

Готов ли ЕС к военному рывку?

Возникает важный вопрос: а готов ли сам Евросоюз в своем нынешнем состоянии к реальному шагу в сторону «европейской армии»? С одной стороны, вроде бы можно говорить о том, что в политическом и экономическом отношениях ситуация в ЕС стала чуть более благополучной. 2017 год показал: столь ожидаемая опция, как успех крайне правых, по меньшей мере откладывается. Разве что в Австрии правонационалистическая партия получила доступ к власти, да и то на вторых ролях. Недавно достигнутое соглашение о восстановлении «большой коалиции» в ФРГ показывает, что Германия вернулась в лоно политической стабильности. Путем переговоров и уступок достигается компромисс между ЕС и Великобританией по модальностям выхода Соединенного Королевства из «единой Европы».

Большая часть европейских стран явно простилась с финансово-экономическим кризисом. Отступает безработица, хотя в ряде южноевропейских государств (в Греции и Испании прежде всего) она остается еще важнейшей социальной проблемой; национальные государства продолжают преодолевать проблему бюджетного дефицита. 2017 год, как показывает статистика, в плане роста валового внутреннего продукта (ВВП) оказался самым успешным для стран еврозоны за последние 12 лет.

Можно сказать, что и «дипломатическая» составляющая также принципиально играет на идею усовершенствования «оборонной концепции». Имею в виду со всей очевидностью проявившийся в прошлом году ментальный и даже ценностный разлом между ЕС и Соединенными Штатами. Внешняя политика Дональда Трампа заставляет европейцев все больше задумываться о собственных гарантиях безопасности. В то же время нельзя говорить о том, что и парадигма ПСС, и амбициозные планы Макрона противоречат евроатлантическим отношениям. Еще в 2016 году была подписана новая декларация о совместном сотрудничестве НАТО и ЕС, предусматривающая более тесное партнерство по таким направлениям, как ответы на гибридные угрозы, операционное сотрудничество, кибербезопасность, промышленные исследования, координация учений и т. д.

И Макрон, и Трамп побуждают европейские страны повысить планку оборонных бюджетов, довести их хотя бы до двух процентов ВВП. Но вот тут-то и заключается загвоздка. Ведь даже сама Франция планирует добиться этого лишь к 2025 году. Но, разумеется, дело не только в деньгах. Между странами и даже отдельными регионами ЕС (взять для примера его восточную часть) существуют очень серьезные внешнеполитические расхождения. Вблизи ЕС имеются весьма беспокойные регионы, и сегодня европейская общественность вряд ли была бы счастлива, если бы единые силы реагирования ЕС оказались вдруг прямо задействованы в подобных случаях. Другое дело - гораздо более отдаленная Африка, где общие операции, в том числе под эгидой ПСС, вполне возможны. Но тут тоже надо понимать, что реальное участие тех или иных стран - членов Союза в подобных операциях вряд ли будет равным...

В общем, хоть шаг к «европейской армии» в ЕС и сделан, говорить о том, когда эта самая «армия» появится наяву как нечто целостное, еще слишком рано.

#ЕС #сотрудничество #армия

Комментарии

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...