Главная городская газета

Кровь для фронта

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Компромисс по- советски

Как прописать в Петербурге Орлеанскую деву и другие памятники Читать полностью

Таможня в плюсе

Заметно вырос оборот товаров через границы России в зоне ответственности Северо-Западного таможенного управления в прошлом году. Увеличился и туристический поток в соседние страны, особенно в новогодние праздники. Читать полностью

Долгая дорога домой

Они, боевые солдаты и офицеры, хорошо помнят эти кадры, как 15 февраля 1989 года последние танки 40-й армии пересекали границу с Афганистаном, возвращаясь на родину. Мы их помним тоже. Десятилетняя война закончилась... Читать полностью

Право обмануться

Чиновники готовы защищать пожилых граждан  от их неверных решений Читать полностью

Новое время продажи алкоголя пополнит казну

В Петербурге обсуждают смягчение ограничений на розничную продажу алкоголя в ночное время Читать полностью

Из пустыни в Сосновый Бор

В собор Иконы Божией Матери «Неопалимая купина» в Сосновом Бору из Макариевской пустыни принесены мощи подвижника XVI века преподобного Макария Римлянина. Рака с мощами пробудет в Сосновом Бору до 25 февраля. Читать полностью
Реклама
Кровь для фронта | В музейной экспозиции создан уголок Любови Григорьевны Богомоловой - во время войны она была «душой института». ФОТО АВТОРА

В музейной экспозиции создан уголок Любови Григорьевны Богомоловой - во время войны она была «душой института». ФОТО АВТОРА

Удивительно и даже странно, что этой уникальной странице до сих пор не было уделено должного внимания ни в одном из музеев города. Может показаться невероятным: всю блокаду в Ленинграде работала Служба переливания крови, куда ежедневно, желая стать донорами, обращались сотни ленинградцев. Даже в самую первую голодную блокадную зиму. До тысячи трехсот человек в день!

- Для наших специалистов это совершенно не новость, но для широкой публики, пожалуй, открытие, - соглашается директор института Российского НИИ гематологии и трансфузиологии (так теперь называется бывший Ленинградский институт переливания крови) доктор медицинских наук Александр Чечеткин.

Мы - в старинном здании бывшей Свято-Троицкой общины сестер милосердия на 2-й Советской улице, 16, в пяти минутах ходьбы от площади Восстания. Этот адрес был тогда известен всему Ленинграду. Институт работал круглосуточно. Даже когда рядом с ним разорвалась фугасная бомба, а в само здание попал снаряд и часть помещений оказалась разрушена, деятельность учреждения не прекращалась ни на день.

Средний объем взятой крови составлял 150 - 200 миллилитров - почти в два раза меньше нормы мирного времени.

- Сдать кровь - вовсе не простое дело даже для опытного донора, - поясняет научный сотрудник института Наталия Алексеева. - А тут представьте: человек сдает кровь, и в это время начинается бомбежка или обстрел. Сосуды рефлекторно сужаются, кровь не идет или течет по капле. Поэтому брать ее стали в подвальном помещении - чтобы психологически людям было проще, чтобы они не слышали звука снарядов и бомб...

Жаль, что сегодня имен доноров мы - за редчайшим исключением! - не знаем. Хотя на каждого приходившего сдавать кровь в институте заводили специальный журнал. Дело в том, что из тысяч подобных документов сохранился всего один, который можно увидеть в экспозиции. Единственный, поэтому он буквально на вес золота!

Его предъявитель - Наталья Александрова, жительница Опочининой улицы на Васильевском острове. До войны она работала поваром, во время блокады - санитаркой в детском саду. Сдала кровь уже на следующий день после начала войны, а вот между октябрем 1941-го и апрелем 1943 года - перерыв. Почему? Загадка.

Не надо заблуждаться: многие становились донорами ради дополнительного пайка. В этом нет ничего постыдного: они хотели выжить сами и спасти своих детей. Поэт Анатолий Молчанов вспоминал, как в декабре 1941 года донором стала его мама. Дома она сказала, что на работе выдали подарки, и разделила паек поровну на всех. И только потом в семье узнали, какой ценой он ей достался.

- В феврале маме удалось сдать кровь дважды, и после второго раза она еле дошла до дома - сил не было, - вспоминал Молчанов. - А в марте кровь вообще не пошла. Врач покачал головой, развел руками и велел медсестре налить маме сладкого чаю, полагавшегося после сдачи крови...

Что касается донорского пайка. Его выделения добилась Любовь Григорьевна Богомолова - в годы блокады она руководила донорским отделом института. Паек доноры получали подекадно. С 20 декабря 1941 года он составлял из расчета на день 200 граммов белого хлеба, по 30 граммов сахара, животного масла и крупы, 25 граммов кондитерских изделий и половинку яйца.

Получали паек и сотрудники института, которые тоже были донорами. Правда, это не уберегло многих из них от дистрофии: их пытались поставить на ноги здесь же, но многих не удалось...

Но не все приходили сдавать кровь исключительно ради пайка. Вот строки из заявления донора Ирины Денисовой с Моховой улицы от 7 ноября 1941 года: «Если потребность на кровь увеличится, прошу взять у меня кровь дополнительно. От компенсации за кровь отказываюсь в фонд обороны Родины».

Жительница Малой Московской улицы Валентина Чудакова обратилась в институт 26 октября 1942 года: «Прочитав в «Ленправде» статью о том, как многие советские патриоты отдают часть своей крови для раненых бойцов Красной армии и таким образом помогают фронту, я решила последовать их примеру. Мне 20 лет, чувствую себя здоровой, поэтому убедительно прошу исследовать состояние моего здоровья и смогу ли отдавать свою кровь».

Есть и письма с фронта в институт. «Уважаемый тов. директор! - говорилось в одном из них, написанном летом 1943 года. - В поправке моего здоровья сыграло большую роль переливание крови. Находясь на излечении, я узнал, что кровь эта принадлежала ленинградским патриотам, которые, находясь на трудовом фронте, возвращают жизнь красным воинам». Из другого письма: «Почтенный донор! Считаю долгом отблагодарить вас за вашу кровь... Ваш вклад в дело разгрома врага велик и незаменим»...

- Знаете, только теперь я наконец-то понимаю, почему Ленинград выстоял, - говорит Наталия Алексеева. - Вот лишь один пример: в 1942 году в институте проводилась, как отмечалось в документах, «внеплановая работа - фотосъемка всех этапов работы». Зачем? Сотрудники готовили «Атлас переливания крови». Вы только представьте себе: если они тогда, когда враг стоял под стенами города, задумали такую масштабную научную работу, как крепко они были уверены в победе!.. Книга, кстати, увидела свет спустя четыре года и была иллюстрирована теми самыми фотографиями, сделанными в блокаду.

В середине 1950-х годов Любовь Григорьевна Богомолова, которую называли душой института, создала в нем экспозицию о донорстве. Однако клиника расширялась, места не хватало, музей прекратил свое существование. Инициатива восстановить его появилась несколько лет назад и принадлежала старейшим сотрудникам института, а руководство ее поддержало. То немногое, что уцелело с времен блокады, находили в отделах и лабораториях. И многое нашлось!

- Даже те предметы, которые точно были в институте во время блокады. Например, вот эти баночки, - показывает Алексеева. - После войны их использовали для реактивов, но посмотрите блокадные фотографии: именно в таких склянках тогда хранили кровь!

Сохранилось красное знамя института, пережившее, по всей видимости, блокаду. Оно, между прочим, 1940 года: тогда за помощь раненым во время «зимней» войны между СССР и Финляндией институт был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Уникальный экспонат - подлинный рисунок Алексея Пахомова: известный художник тоже сдавал здесь кровь! Причем у этого произведения, подаренного Пахомовым институту, есть своя история: в нем запечатлен сентябрьский день 1943 года, когда на город обрушился жуткий артиллерийский обстрел. Очень мало людей пришли сдавать кровь, и тогда, чтобы выполнить ежедневный план, донорами стали сотрудники института. Пахомов изобразил их с фотографической точностью.

Сейчас пока еще рано говорить об экскурсиях, но те, кто восстанавливает экспозицию, надеются показать ее горожанам.

- Очень хочется напомнить и моим молодым коллегам, в каком святом месте они работают, - говорит Наталия Алексеева. - Когда я вижу это здание, мне хочется поклониться ему. Тем людям, которые здесь работали, тому, что они сделали - для ленинградцев, для города, для страны...

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook