Главная городская газета

Живу за маму и сестру

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Как описывали велосипедистов на Марсовом поле в 1898 году

Автор «Санкт-Петербургских ведомостей» рассказал, как в столице Российской империи освещали наступление «стальных коней» в центре города. Читать полностью

История бунтовской оперы «Фенелла»

Постановка «про бунтовщиков» не была запрещена в России, но ее сценическая история в русском театре закрепила за ней славу «фатальной». Читать полностью

Цветочные метаморфозы, или Офисы на месте производств

Обычный рабочий район за Московской заставой. В советское время на Цветочной улице было несколько предприятий, в том числе асбестовый завод и фабрика «Пролетарский труд», где производили столовую клеенку, полиэтиленовую пленку и искусственную кожу. Читать полностью

С кронверка в Самолву

Отправится диорама Ледового побоища Читать полностью

«Трамвай повез живых к Победе...»

Сотрудники «Горэлектротранса» напомнили о подвиге ленинградцев, которые в апреле 1942 года, отремонтировав поврежденные от артобстрелов контактные сети и рельсовые пути, возобновили в осажденном городе трамвайное движение. Читать полностью

Семь недель города Козельска

Может показаться, что татаро-монгольское нашествие не самая популярная нынче историческая тема. Уж слишком давно это было, и что вспоминать о грустном эпизоде? Читать полностью
Реклама
Живу за маму и сестру | ФОТО Александра ДРОЗДОВА

ФОТО Александра ДРОЗДОВА

Перед войной я окончила Ленинградский химико-технологический техникум им. Менделеева и по распределению была направлена на Кировский завод в центральную лабораторию. Жили мы в Петергофе. Когда началась война, мой отец со своим производством эвакуировался в Вологодскую область. Три брата ушли на фронт. Дома остались мама, младшая сестренка Зоя и я.

15 сентября я отправилась на работу, но военные патрули в Стрельне многих не пропустили в Ленинград, велев возвращаться домой. 22 сентября на Петергоф обрушился ураганный огонь, а утром следующего дня на его улицы сначала ворвались мотоциклисты, а за ними по Красному проспекту прошли войска с фашистскими знаменами. Так был оккупирован Петергоф.

Немцы сразу расклеили на домах объявления, приказывая жителям до десяти утра покинуть город, выйдя за полотно железной дороги. И буквально под конвоем повели нас в сторону Стрельны. Здесь мы прожили пять дней и видели, как фашисты грабили Петергоф: оттуда без конца шли груженые машины.

Утром 3 октября мы вдруг услышали со стороны Финского залива громкие крики: «Ура! Ура! За Родину!» - обрадовались, но потом надежда оставила нас. Десант моряков Балтфлота, который высадился на берег залива и атаковал вражеские позиции, не сумел закрепиться и был отброшен. А нас погнали в глубь оккупированной Ленинградской области. В Лужском районе охрану сняли, и мы, бездомные, начали скитаться по лесным дорогам, переходя от одной деревни в другую, выбирая те, где не было немцев. Но приют нам так никто и не дал.

Многие из тех, кто был с нами, погибли от голода и холода. Мы же сумели, пройдя километры пешком, примкнуть к партизанам, которые находились в псковских лесах.

Все закончилось трагически. Маму и сестру немцы схватили и расстреляли за связь с партизанами. А братья вернулись с войны. И я вот до сих пор живу, хотя мне уже далеко за девяносто. Наверное, эти годы отпущены мне за рано ушедших по злой воле маму и сестру.

Вера АЛЕКСЕЕВА, участница войны

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook