Главная городская газета

В лесу прифронтовом

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

С кем воевал сержант Колосков?

Два привычных дорожных знака внимания не привлекли. Но сзади них находилась какая-то табличка. Присмотрелся. Несмотря на стертые буквы, текст можно было прочесть... Читать полностью

Временный жилец

Первым адресом Ленина как главы государства стала квартира Бонч-Бруевича на Херсонской Читать полностью

Солдаты истории

На здании Военно-исторического музея артиллерии открыта мемориальная доска, посвященная 110-летию создания Императорского Русского военно-исторического общества. Читать полностью

Встречи у шлюзов

Водный путь - единственное, что связывает деревню Дубно с большой землей Читать полностью

Солдатики пришли к Суворову

В дар Музею А. В. Суворова передали коллекцию оловянных солдатиков, представляющую последний парад Российской императорской гвардии. Читать полностью

Синдром «великого пьянства»

Водочные заводы и погреба, захваченные погромщиками, приходилось брать осадой Читать полностью
Реклама
Реклама
 В лесу прифронтовом | Бойцы полка связи строят укрытие для радиостанции. Алеховщина, 1942 г. ФОТО из архива редакции

Бойцы полка связи строят укрытие для радиостанции. Алеховщина, 1942 г. ФОТО из архива редакции

Два с половиной года Лодейное Поле было прифронтовым городом. Его отделяла от врага только река Свирь. На ее левом берегу была создана оборона, которая стала для армии финнов непреодолимым препятствием. В селе Алеховщина, находящемся в 40 км от Лодейного Поля, в деревнях и густых лесах вокруг располагались различные подразделения 7-й армии Карельского фронта под командованием тогда еще генерала К. А. Мерецкова. В Алеховщине находились штаб, погранполк, автомобильный батальон, полки минометный и связи, а на подступах — зенитные части и «катюши»...

Даже не сосчитать, сколько раз за последние двадцать пять лет я бродила по лесам Алеховщины. Есть у меня здесь любимые дороги и тропинки, которые не дадут потеряться - выведут. Много приметных мест, где можно поискать грибы или чернику. Например, у могучей ели, которая стоит царицей среди стройных сосен. У ее подножия большая яма. Я не раз гадала о ее предназначении, пока не сообразила, что здесь в войну могла быть землянка. А чуть дальше от нее тянется неглубокий ров с оплывшими глиняными скатами, напоминающий траншею. Если пойти по дороге на Тикшу, это левый приток Ояти, километра через четыре можно увидеть то, что осталось от двух блиндажей, а еще дальше обнаружить станину от зенитной установки. Сохранились в лесу окопчики и то, что было в войну дзотами.

Часто я пыталась представить себе тех, кто находился в алеховщинском лесу, держа оборону и летом, и зимами, которые здесь, на северо-востоке Ленобласти, очень суровые. Иногда ветер, раскачивая верхушки сосен, доносил мне их голоса. По крайней мере в это хотелось верить. Но я даже предполагать не могла, что в наш 2017 год, такой далекий от войны, увижу лица защитников свирского рубежа, узнаю их имена и то, что пришлось испытать на войне этим людям.

Разбирая военный архив «Ленинградской правды», а это тысячи воспоминаний и писем от участников войны и блокады, присланные в редакцию в 1980-е годы, я обнаружила толстый желтый конверт. А в нем пачку фотографий и воспоминания председателя совета ветеранов 29-го ордена Александра Невского отдельного полка связи Н. П. Суворова. И вот что из них удалось узнать.

В июле 1941 года 7-я армия, в которую входил этот полк, отражала наступление финских войск между Ладожским и Онежским озерами. Враг рвался к Олонцу, а далее к Свири и Волхову, чтобы в районе Тихвина объединиться с немецкой армией и окружить Ленинград двойным кольцом блокады.

«Мы отступали. В октябре наши войска стали отходить на Кондопогу. Для их прикрытия выделили три танка, роту пограничников и наш полк, - вспоминает Николай Петрович. - Сначала через проток между Онежским и Лагмоозером мы переправили штаб и мощную радиостанцию, которая давала возможность поддерживать связь с другими фронтами, Ладожской военной флотилией и ставкой Верховного в Москве. Переправа была сложной. По нам била артиллерия, нас одолевали финские «кукушки». Связистам приходилось оставлять аппаратуру и прочесывать лес, чтобы снять их выстрелом с деревьев. Переправились. Но танки Т-26, которые прикрывали отход, их экипажам пришлось взорвать.

Две недели, увязая в болотах, практически без еды, мы добирались до Кондопоги, а потом и до Лодейного Поля. И здесь встали накрепко и финнов остановили. В лесах, окружавших плотным кольцом Алеховщину, было выкопано очень много капониров - укрытий для военной техники, радиостанций, зарядных агрегатов и, конечно, землянок для солдат и офицеров. Все сооружения имели накаты из бревен и были тщательно замаскированы сосновыми и еловыми деревьями. Вражеские самолеты ни разу не смогли нас обнаружить и сбрасывали бомбы вслепую».

Что и неудивительно, подумала я, читая пожелтевшие от времени машинописные листки воспоминаний. В этих лесах и сегодня легко затеряться. И тех, кто сюда наведывается за грибами или на озерную рыбалку, иногда приходится выводить на накатанную «базовскую» дорогу, что ведет к Алеховщинскому шоссе.

В конце 1942 года в полк прибыло большое пополнение девушек-связисток всех специальностей из Кургана. Была доставлена новая, более совершенная аппаратура. К началу Свирской наступательной операции 29-й полк связи представлял собой хорошо укомплектованную боевую часть с личным составом, готовым к любым сражениям...

В июне 1944 года Карельскому фронту была поставлена задача освободить от врага Петрозаводск, разгромить части финской армии и заставить Финляндию прекратить войну против СССР.

«Утром 21 июня началась мощная артподготовка, которая длилась три с половиной часа. Первыми послали свои снаряды на вражеский берег «катюши». Появились наши самолеты, и северный берег Свири затянуло дымом от разрывов бомб. Около полудня стрелковые части начали форсировать реку на лодках и плотах. Наша радиостанция беспрерывно работала на прием и передачу. А когда саперы навели понтонный мост, мы переправились на тот берег и вместе с бойцами стрелковых подразделений первого эшелона стали преследовать отступающего противника. 30 июня Петрозаводск был освобожден», - рассказывает в своих воспоминаниях Н. П. Суворов, перечисляя имена товарищей, с которыми довелось воевать. Кстати, мемориальный парк «Свирская Победа» был заложен в Лодейном Поле в 1944 году.

И теперь, конечно, уже в следующем году, отправляясь в алеховщинский лес из деревушки, которую в нем не каждый и отыщет, я буду точно знать, кто здесь защищал Родину.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook