Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Страстный театрал Степан Жихарев, в будущем известный писатель и мемуарист, знаменитый своими «Записками современника», приехал в Петербург в 1806 году трудиться актуариусом (чиновником XIV класса), а затем переводчиком в коллегии иностранных дел. На службе ему было скучно, и он часто навещал Гаврилу Романовича Державина, причем не только как внук его старого приятеля, вятского губернатора, но и как начинающий литератор.

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Еще в университетском пансионе в Москве наш герой познакомился со многими будущими светилами литературного мира, в том числе с поэтом Алексеем Мерзляковым, привившим Жихареву страсть к театру и литературе. Ее поддерживал в нем и добрый его покровитель Гаврила Державин. Однажды он подарил молодому человеку чудесный, как обоим показалось, сюжет - историю перса Артабана, нанявшегося в слуги к римскому императору Юлиану перед его походом на Персию и якобы героически погибшего. А на самом деле - предавшего и погубившего своего хозяина.

«Все мечтается о славе, // Путь к бессмертью предо мной. // Голова моя в тумане; // Мысль одна: об «Артабане», - писал Жихарев в дневнике летом 1806 года, когда он заканчивал трагедию. А в августе он с легким сердцем отправился покорять столицу. Там познакомился с баснописцем Иваном Крыловым, поэтом Николаем Гнедичем, актером Александром Яковлевым, сочинял куплеты и переводил водевили для актеров.

2 января 1807 года Жихарев отправился к Гавриле Державину, который в тот вечер с почестями принимал у себя старого актера Ивана Дмитревского. Красивый, белый как лунь, с чуть сгорбленным станом, но с пронзительно-величественным взглядом умных глаз, Иван Афанасьевич вызывал огромное уважение к себе.

Державин осыпал Жихарева и его трагедию «Артабан» похвалами: мол, стихи такие гладкие, звучные и громкие, что, право, не подумаешь, что это сочинение 18-летнего мальчика, и откуда-де «выкопал» он такое происшествие, и так далее... Гаврила Романович предложил Дмитревскому поскорее послушать трагедию, и 72-летний актер, поддавшись уговорам Державина («удивишься: я сам оторваться от нее не мог»), пригласил Жихарева наутро к себе домой.

Что и говорить, тот примчался к великому актеру как на крыльях и, когда вошел, не смог не отметить, как роскошно он был одет: суконный коричневый кафтан французского покроя со стальными пуговицами, шитый шелковый жилет, кружевные манжеты...

Иван Афанасьевич усадил Жихарева в кресло, запер двери, чтобы никто не помешал, сам сел на диване и приготовился слушать. Юноша начал читать громко, выразительно декламируя, как его учил Алексей Мерзляков, но Дмитревский попросил: «Лучше потише, душа, а то устанешь». Жихарев переменил тон и, увлекшись чтением, дойдя до конца 1-го действия, не сразу увидел, что Дмитревский... спит! В наступившей тишине Иван Афанасьевич резко пробудился и воскликнул: «Прекрасно! Так на каком мы действии остановились?».

Жихареву захотелось тут же сбежать, но Иван Афанасьевич заставил юношу дочитать до конца свой трагический опус. Кое-как тот добрался до финала пьесы и задал вопрос: что думает о ней Дмитревский и может ли она быть поставлена на сцене в Петербурге?

Сонный актер был размягчен и потому предельно искренен: мол, трагедия отличная и прекрасно написана, но есть некоторые длинноты, и уж слишком страшна, так что зрители не усидят на местах... и, наверное, она вызвала бы яркий эффект на сцене французского театра, потому что тамошняя публика скорее поняла бы и оценила ее красоты и великолепие стихов... А впрочем, все прекрасно, бесподобно, восхитительно!

Как записал Жихарев в дневнике, в целом «рецензия» звучала так: «Все так прекрасно, что хоть плюнуть, и все так бесподобно, что хоть за окошко брось!». Однако Дмитревский убеждал молодого человека продолжать сочинять, взял с него слово не оставлять его и навещать почаще. Но, как написал Жихарев в дневнике после этого визита, учтивость Дмитревского «не возвратит мне собственного моего уважения к моему таланту».

Разумеется, трагедия Жихарева «Артабан» ни печати, ни сцены не увидела, поскольку, по меткому отзыву князя Шаховского, являлась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею». Однако имя Артабана не исчезло из русской литературы: в 1895 году Дмитрий Мережковский создал трилогию «Христос и Антихрист», одной из частей которой стал роман об императоре Юлиане, его войнах и о коварном сборщике податей Артабане...

Что же касается Степана Петровича Жихарева, то он впоследствии служил в канцелярии комитета министров, в том числе у петербургского главнокомандующего С. К. Вязмитинова. Во время поездки императора Александра I по России и Польше (1816 - 1817 гг.) Жихарев получил назначение в свиту государя, затем ушел в отставку, женился, десять лет жил в деревне. В 1828 - 1839 годах он служил обер-прокурором московского департамента Сената, но был обвинен во взяточничестве и уволен. На склоне лет возглавлял Театрально-литературный комитет в Петербурге.

Добрую память о себе Жихарев оставил в театральной среде: хотя сам он так и не создал ничего выдающегося, в мемуарах (к сожалению, сохранившихся не полностью) представил исторически цельную галерею портретов представителей различных сфер общества. Он знал всех актеров своего времени, ярко изобразил жизнь сцены и кулис театральной эпохи.

#писатели #история России #литература

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 146 (6499) от 09.08.2019 под заголовком «Мысль об Артабане».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 Августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 Августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 Августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 Августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 Августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 Июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 Июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 Июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 Июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 Июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 Июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 Июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».