С флота – в иконописцы. Неизвестная история русской эмиграции

История о том, как офицер российского императорского флота Петр Александрович Федоров, участник Русско-японской и Первой мировой войн, после революции стал эмигрантом, пожалуй, не столь уж и уникальна. Удивителен его дальнейший путь: он нашел себя в совершенно новой ипостаси: стал иконописцем. Причем, по мнению искусствоведов, одним из лучших в русском зарубежье.

С флота – в иконописцы. Неизвестная история русской эмиграции | Три семейные пары Федоровых. Крайний справа - Петр, рядом с ним Евгений. Второй слева - Федор. Фото 1914 г. РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

Три семейные пары Федоровых. Крайний справа - Петр, рядом с ним Евгений. Второй слева - Федор. Фото 1914 г. РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

...Их было три родных брата - Федор, Евгений и Петр Федоровы. Все - морские офицеры. В семейном архиве уцелела фотография начала ХХ века, на которой статные усатые красавцы с погонами изображены со своими женами.

Петр Александрович Федоров родился в 1878 году в Кронштадте, окончил 2-й Кадетский корпус в Петербурге, затем - Морское инженерное училище, был произведен в младшие инженер-механики. В 1903 году получил назначение на новейший эскадренный броненосец «Цесаревич». Впереди была война с Японией...

В конце 1908 года «Цесаревич» оказался в числе других русских военных судов, первыми пришедших на помощь жителям итальянского города Мессина, пострадавшего от разрушительного землетрясения. Петр Федоров возглавил один из спасательных отрядов. Был награжден итальянской медалью, а в 1909 году за отличия по службе был произведен в капитаны. Кстати, были у него и другие награды, в том числе офицерский орден Св. Георгия IV степени.

Офицеры-сослуживцы так отзывались о Петре Александровиче: «умный, приятно иметь дело, чудный человек, добросовестный, скромный, знает свое дело, очень музыкален, чудно чертит и рисует». Должностные аттестации также высоко его характеризовали: «Выдающийся офицер, знающий, энергичный и опытный, прекрасный работник», «Отлично умеет общаться с командой и личным примером увлекает на всякую работу».

В мае 1913 года Петр Федоров был направлен на Ижорский завод в Колпине.

Рассказывает его внук - Константин Евгеньевич Федоров:

- О жизни в предреволюционный период в Колпине наши родители отзывались как о самом лучшем и счастливом периоде детства. Семья жила в уютной квартире в кирпичном доме на берегу канала прямо напротив городского сада. Папа вполне обеспечивал семью. Мама, Анна Сергеевна, была молода, весела и радостна. Вечерами они с мужем ходили на каток, гуляли или музицировали.

Когда началась Первая мировая война, Петр Федоров вернулся на флот, стал помощником флагманского инженер-механика штаба командующего флотом Балтийского моря. Проявил исключительную храбрость при спасении моряков с минного заградителя «Енисей», потопленного германской подводной лодкой, а также при снятии с камней немецкого крейсера «Магдебург». В письме другу морскому офицеру Павлу Павлинову он признавался: «Вот тут, Павлуха, было у меня опять два раза такое положение, что прощался мысленно с дорогими мне. Никак не думал, что выкручусь...».

В октябре 1917 года Петр Федоров был уволен с флота (последняя его должность - флагманский инженер-механик минной обороны) и получил назначение директором на судостроительный завод в город Николаев. Вскоре туда докатилась Гражданская война. В 1918 году, когда у власти были большевики, Петр Федоров был арестован, жизнь висела на волоске, но, по семейным воспоминаниям, его кто-то смог освободить, а позже спрятали рабочие...

Потом пришли белые, и, когда в начале 1920 года стало понятно, что их власть скоро падет, семья приняла решение уходить вместе с ними. Как раз в это время на николаевском судостроительном заводе «Наваль» строили большой океанский танкер «Баку» - именно на нем собирались покинуть Николаев многие беженцы, в том числе и семья Федорова. Двигатели корабля еще не работали, поэтому ждали буксира.

Последовавшие события в семье всегда воспринимали как нелепую трагическую случайность. Судно долго стояло у причала, беженцы разместились в трюме и ждали отправления. Помещения не отапливались, дети простудились. Чтобы обогреть их, Анна Сергеевна на одну ночь увела их домой. Петр вместе с братом Евгением остались на танкере сторожить вещи. Ночью бесшумно подошел буксир и вывел танкер в Одессу. Когда утром Анна Сергеевна вернулась к пристани, корабля уже не было.

Почему Петр Федоров не попытался сойти на берег, пока еще была возможность, и добраться до семьи? Он мог бы это сделать только в Одессе, но она уже через день была взята красными...

Оказавшись в Париже, он вместе с братом открыл «артистическое ателье для разрисовывания материи», расписывал шляпные ленты, но денег это приносило очень мало... Удивительно, но ему удалось наладить связь с семьей: завязалась переписка. И он даже умудрялся пересылать деньги своим родным, которые бедствовали в России. Обмен письмами с женой продолжался и после того, как она переехала с детьми сначала в Гатчину, а в 1925 году в Ленинград. Наверное, супруги надеялись, что времена изменятся и им удастся воссоединиться. Но время шло, и эти надежды таяли.

Анна Сергеевна хранила верность мужу, не вышла замуж, воспитывала детей, которые испытывали немало проблем из-за отца-эмигранта. Более того, предпринимала отчаянные попытки добиться разрешения на выезд из СССР. Власти поставили ей условие: сын Павел должен остаться. Это было неприемлемо.

В 1933 году она была ненадолго арестована - за переписку с заграницей. После чего контакты с Парижем действительно прекратились. О том, как сложилась дальнейшая жизнь Петра Александровича, в семье узнали только спустя многие годы. Оказалось, что он тоже не женился, жил в «коммуне» русских эмигрантов-офицеров, лишившихся, как и он, своих семей.

В поисках жизненной опоры он пришел в церковь и стал иконописцем, причем, по мнению искусствоведов, одним из лучших в русском зарубежье. Среди его работ - иконы храма Успения Пресвятой Богородицы на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем, где покоятся несколько поколений русских эмигрантов.

Именно на этом погосте в октябре 1942 года был похоронен и сам Петр Александрович - его могилу удалось разыскать потомкам только несколько лет назад. А его жена Анна Сергеевна, которая прожила в разлуке с мужем больше двадцати лет, ушла из жизни в блокадном Ленинграде. В том же 1942 году, только на восемь месяцев раньше.

Старшая дочь Федоровых, Ирина, стала врачом, в начале Великой Отечественной войны попала в плен, пережила концлагеря, а затем оказалась во Франции, где еще в 1945 году смогла выяснить судьбу отца. После войны она вернулась в СССР, всю жизнь работала в больнице в Подмосковье. Средняя дочь, Наталия, окончила Технологический институт в Ленинграде и стала инженером. Сын Павел работал на радиотехнических предприятиях. Младшая дочь, Ольга, была учительницей. Ее сын Константин Евгеньевич не так давно занялся изучением семейной истории. О поисках и находках на этом пути он рассказал в документальной книге «Жизнь на изломе судьбы», увидевшей свет в прошлом году.

#история #иконопись #судьбы

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 018 (6371) от 01.02.2019 под заголовком «Любовь и разлука».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину
26 Декабря 2018

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину

Огромное цветное панно «Поезд в пути», размером четыре на шесть метров, было преподнесено от работниц-активисток женсовета железнодорожного депо станции Шепетовка.

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи
21 Декабря 2018

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи

Например, пудостский травертин использовался при строительстве Петропавловской крепости, царских дворцов в Петербурге и загородных резиденций.

Прогулки по городу. Терем с павлином
14 Декабря 2018

Прогулки по городу. Терем с павлином

На Большой Пороховской улице, 18 расположился каменный особняк в модном для XX века стиле северного модерна. Рассмотрим его поближе.

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики
14 Декабря 2018

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики

Фальшивые монеты различного достоинства всплывали тут и там, а вскоре в полицию стали поступать заявления «о довольно странных находках».

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде
07 Декабря 2018

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде

Инцидент, который произошел 4 ноября 1928 года на фабрике «Скороход», имел самые серьезные последствия.

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца
05 Декабря 2018

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца

Ветерану-фронтовику, полковнику в отставке Александру Смирнову исполнилось 100 лет. Мы узнали о том, что ему довелось иметь дело с сверхсекретными реактивными минометами. Их еще даже не называли «катю...

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской
30 Ноября 2018

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской

На улице Куйбышева, 25 расположена детская поликлиника, бывшая раньше особняком дворянской семьи. Рассмотрим историю здания.

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время
08 Ноября 2018

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время

Историки продолжают изучать не самую известную страницу Великой Отечественной войны.

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...