Князь Э.Э. Ухтомский и его тибето-буддийская коллекция

Князь Э.Э. Ухтомский и  его тибето-буддийская коллекция | Фото из работы автора

Фото из работы автора

X региональная олимпиада по краеведению школьников Санкт-Петербурга

«Санкт-Петербургские ведомости» публикуют самые лучшие работы участников олимпиады за 2021 год (в сокращенном виде).

Для 9–11 классов региональная олимпиада является восприемницей ежегодных городских историко-краеведческих чтений школьников Санкт-Петербурга, которые проводились ГБНОУ «СПБ ГДТЮ» при поддержке СПбГУ, РГПУ им. А. И. Герцена, Союза краеведов Санкт-Петербурга и профильных общественных организаций с 1991 года.

Для 8–9 классов региональная олимпиада является восприемницей конкурса «Олимпиадный марафон», который проводился с 2007 года СПб АППО при поддержке фонда Д. С. Лихачева, Союза краеведов Санкт-Петербурга, РГПУ им. А. И. Герцена, СПб ГУ, Российской Правовой академии Министерства юстиции (Северо-Западный филиал).

Выполнила работу: Калинина Марина (Краеведческое объединение «Охта» ДДЮТ «На Ленской»).

Князь Э.Э. Ухтомский и  его тибето-буддийская коллекция



Введение

Выбор темы настоящего исследования обусловлен его тесной связью с прошлогодней работой «Проблема атрибуции фарфоровой коллекции китайской династии Мин в Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого», в ходе которой не удалось выяснить точных обстоятельств, при которых рассматриваемые нами предметы поступили в музей. Этот открытый и нерешённый для нас вопрос сподвигнул к более глубокому изучению архивного материала и других источников по теме, и как следствие выход на тибето-буддийскую коллекцию князя Э. Э. Ухтомского, от которого и поступили изучаемые нами в прошлой работе предметы в МАЭ РАН.

Термин «тибето-буддийский»  означает принадлежность не только к буддийской культуре региона «Тибет», но и  к культурам народов, для которых тибетский буддизм является традиционной религией (монголы, буряты, часть населения  Западного Китая, Индии и Непала и др.).

Тибето-буддийские коллекции начали формироваться в Петербурге в первой половине XVIII в.   В конце XIX-начале XX века они значительно пополнились за счет предметов из древнего монгольского города Хара-Хото, открытого известным путешественником и исследователем П. К. Козловым в 1909 г., коллекции  Туркестанской экспедиции академика С. Ф. Ольденбурга и исследуемой здесь коллекции буддийской живописи и пластики князя Э.Э. Ухтомского, которая по праву считалась крупнейшей в мире.

По мнению  кандидата культурологии В. Е. Гурина, «собрания художественных памятников тибетского буддизма в музеях Санкт-Петербурга насчитывают в совокупности несколько тысяч предметов», среди которых коллекция Э.Э. Ухтомского занимает видное место.

Глава 1. Судьба и деятельность князя Э.Э. Ухтомского

Эспер Эсперович Ухтомский родился 14-го августа 1861г. в Ораниенбауме в семье, ведущей свою родословную от потомков Рюрика. Отец его князь Эспер Алексеевич Ухтомский (1832–1885) был офицером Императорского российского флота во время Крымской войны; мать, Евгения (Дженни) Алексеевна (1835–1870), происходила из семьи адмирала  шотландского происхождения Грейга.

1.1. Служба в Министерстве Внутренних дел

Э.Э. Ухтомский получил среднее образование в гимназии, а затем окончил курс наук в Императорском Санкт-Петербургском университет со степенью кандидата; в то же время он начал интересоваться историей Востока и буддизмом.

В архивном деле содержится формулярный список служащего в Министерстве иностранных дел Э.Э. Ухтомского, в котором содержатся основные сведения о его учебе и деятельности. Список охватывает период с 1884 по 1898 гг. Ниже приведены сведения, которые «опираются» на этот архивный документ.

После окончания Санкт-Петербургского университета, 29-го ноября 1884г., князь Э.Э. Ухтомский был утверждён в чин коллежского секретаря и определён на службу в Министерство Внутренних Дел Российской империи.

С 1847 по 1917 г г. Министерство находилось в здании, которое было возведено в 1830-х г. по проекту выдающегося итальянского архитектора Карла Росси при участии Иосифа Шарлеманя у Чернышёва моста (моста Ломоносова) в Санкт-Петербурге.

С 1-го февраля 1887г. коллежский секретарь князь Ухтомский назначен  помощником столоначальника Департамента Духовных Дел Иностранных Исповеданий, с производством ему содержания тысяча рублей в год.

Департамент  Духовных Дел Иностранных Исповеданий (2 февр. 1832 по 5 авг. 1917 г.) ­осуществлял надзор и контроль за не православными христианскими конфессиями и другими религиями в Российской империи.

В связи со своей деятельностью, начиная с 21 сентября 1885г., князь Э. Э. Ухтомский не раз бывал в командировках, в том числе за границей.  

По сведениям исследователей, Э.Э. Ухтомский рано начал проявлять интерес к Востоку и буддизму. Составленная им во время учёбы (1873-1880гг.) библиография работ по истории, религии, культуре и искусству народов Центральной, Южной Азии и Дальнего Востока охватывает почти всю специальную литературу по этим вопросам, существующую в то время. Востоковедные интересы Ухтомского не остались незамеченными, и ввиду его занятий буддизмом ему было поручено «практически ознакомиться с племенами, эту веру в наших пределах исповедующими».

Так в 1886 г. и началось его непосредственное соприкосновение с Дальним Востоком (Забайкалье, Приамурье), Монголией и Китаем.

Во время своих командировок Ухтомский собирал предметы буддийского искусства, которые в дальнейшем оказались в составе фондов РЭМ (Российский этнографический музей), МАЭ (Кунсткамера), Государственного Эрмитажа и Музея религии.

1.2. Путешествия на Восток в 1886-1890 гг.

В период с 1886 по 1890 гг. Э.Э. Ухтомский неоднократно бывал на Востоке. Он посетил двадцать буддийских монастырей Забайкалья, Китай, Монголию и Тибет.

Волконский С. М. (1860–1937гг.) в своей работе «Мои воспоминания» пишет про своего товарища по университету и приятеля князя Ухтомского: «…Он всегда питал тяготение к Востоку, знал дальневосточные страны, и этой его склонностью государь несколько раз пожелал воспользоваться. Однажды он ездил в Тибет вести переговоры с Далай-Ламой, другой раз был во главе почетного посольства к Богдыхану; он состоял при Ли Хунчжане, когда тот приезжал на коронацию, и даже был послан навстречу ему в Аден. Восточные люди любили его, он умел с ними говорить: что было в нем детского и молодого, как-то встречалось с тем, что в них есть мудрого и стародавнего. Из своих путешествий он привозил ценные подарки и приобретения; его коллекция буддийских идолов была впоследствии приобретена музеем Александра III».

В Сенатских Ведомостях 6-го мая 1886 года №37 напечатан приказ об отправке князя Э. Э. Ухтомского в отпуск за границу на три недели. 5-го июня того же года князь был командирован в Восточную Сибирь для «уяснения вопроса о духовном призрении находящихся там поселенцев Римско-католического исповедания». Также Э.Э. Ухтомский  увольнялся в отпуск на 28 дней с 15-го июля 1887г. и с 27-го апреля 1888г. А с 20-го марта 1889г. отправился за границу на 2 месяца. Из всех отпусков являлся в срок.

1.3. Путешествие с цесаревичем на фрегате «Память Азова»

В качестве секретаря Э.Э. Ухтомский принял участие в плавании на фрегате «Память Азова», сопровождая наследника престола – цесаревича Николая Александровича. Согласно выписке из вахтенного журнала о плавании на фрегате «Память Азова» в компании 1890–1891гг., «состоявший в свите при Его Императорском Высочестве наследнике Цесаревиче князь Ухтомский, в плавании на помянутом фрегате от берегов Италии по портам Греции, Египта, Ост-Индии, о-вам Явы, Сиама, Индо-Китая, Китая, Японии и русским портам Восточного океана, прибыв на фрегате из Триоста и выбыв во Владивосток».

В архивном деле содержится краткое описание предметов, приподнесенных Цесаревичу Николаю Александровичу в разных странах и губерниях России. В Индии – серебряные предметы, фаянс, ткани, перечисление занимает три страницы. Среди предметов, подаренных в Египте значится восьмиугольный шахматный столик на восьмигранной ножке, отделанный костью, умывальная чаша и кувшин и много других. В Китае были подарены предметы из нефрита, дерева, слоновой кости, серебра, много тканей, костюмов и др. Немало фарфоровых предметов – вазы большие и малые, блюда с росписью. Больше всего предметов было подарено в Японии, что безусловно связано с нападением на Цесаревича и желанием загладить вину. Предметы разнообразные и интересные.

Много предметов подарены в Уссурийском крае, Амурской области, Якутии, Забайкальском крае, Иркутской, Енисейской, Томской, Тобольской, Оренбургской губерниях. В основном это предметы из серебра и дерева. Всего было подарено более шестисот предметов.

В 1891г. князю Ухтомскому было поручено составление подробного описания путешествий Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича и Великого князя Николая Александровича. В целях вознаграждения  последовало Высочайшее соизволение на выплату князю Ухтомскому из Кабинета Его Величества суточных денег по 8 рублей до окончания им занятий по составлению описания путешествий.

6-го декабря 1891г. (после окончания путешествия) коллежский асессор князь Ухтомский пожалован в звание камер–юнкера Двора Его Императорского Величества. Званием камер-юнкера дорожили даже высокопоставленные чиновники, поскольку оно давало доступ к мероприятиям, проводимым императорским двором (официальным церемониям, балам и т. д.).

В 1894г. Э. Э. Ухтомский принял участие в устройстве выставки предметов, привезённых  Цесаревичем из путешествия на Восток, и составил их каталог, за это 22-го августа того же года он получил «изъявление признательности Главного Правления Императорского Российского общества».

 В 1898 г. в Петербурге была открыта выставка буддийских древностей, куда вошли многочисленные подарки, преподнесённые Цесаревичу во время путешествия. Одним из устроителей выставки был Э.Э.Ухтомский, правда, других сведений об этой выставке найти не удалось.

1.4. Секретная миссия в Китай в 1900-1901 гг.

Осенью 1900г. с секретной миссией для возобновления переговоров об отчуждении территории для устройства железной дороги через Маньчжурию (КВЖД) к Порт-Артуру (прил.4), с Высочайшего соизволения по представлению Министра Финансов С. Ю. Витте и по настоятельным просьбам Ли Хунчжана (китайского государственного деятеля и дипломата) Э.Э. Ухтомский прибыл в Китай. 

Это было время обострения внутриполитической обстановки в Китае  (Боксёрское восстание), закат династии Цин. Для России, как и для других держав, это было время интенсивного влияния на Дальнем Востоке. Целью миссии Ухтомского была и организация переговоров о вмешательстве России в отражении нападения на Китай других держав.

Вопреки  просьбам Ухтомского, насколько возможно, игнорировать его прибытие, китайцы выражали радость  и сулили с почётом встретить в Пекине. 6 (19) ноября 1900 г., Ухтомский пишет из Пекина С. Ю. Витте о ежедневных продолжительных беседах с Ли Хунчжаном, и в то же время о том, что никаких настоящих переговоров нет, и не будет, пока «дипломатия довольствуется составлением пустозвонных ультиматумов и праздною болтовнею».

21 ноября (4 декабря) 1900г. князь Ухтомский сообщил, что Ли Хунчжан телеграфировал  о «необходимости совершить план передачи эксплуатации всех богатств застенного Китая, т.е. чего-то совершенно необъятного, с правом иметь собственную охрану, концессии, если мы оставим за богдыханским правительством сюзеренные права». В телеграмме от 28 ноября 1900 г. просил позволения вернуться в Санкт-Петербург, так как «..дел в Пекине нет, и переговоры кончаются скандалами и ущербом для России».

К тому времени Пекин был оккупирован иностранными войсками. Ухтомский предлагал царю и Витте представлять на переговорах интересы Китая,  но 16 января 1901 г.  был возвращён в Санкт-Петербург.

После возвращения последовало некоторое охлаждение со стороны императора, и в последующий период князь больше не выполнял ответственных государственных поручений,  вел издательскую и редакторскую работу в газете «Санкт-Петербургские ведомости», занимался описанием своих коллекций.

1.5. Петербургские адреса и последние годы жизни Э.Э. Ухтомского

С началом Первой Мировой войны Э.Э. Ухтомский отдал свой дом в Петербурге на Шпалерной, 26 под госпиталь. Точный адрес: Шпалерная д. №26 кв. 9. Он переехал в Царское Село, в дом по адресу: Средняя ул., 34, принадлежавший его сыну Дию Эсперовичу (1886–1918), который в это время находился на фронте, а его семейство в Москве.  Д. Э. Ухтомский родился в 1896г., его матерью была Матрена Васильевна Васильева. Восприемниками при крещении были: князь Петр Михайлович Волконский и княжна Людмила Алексеевна Ухтомская. В 1918г. Дий Эсперович заболел туберкулезом и в конце года умер.

Послереволюционные годы были трудными. В конце сентября 1919г. князь Ухтомский писал  ученому секретарю Пушкинской комиссии  Б.Л. Модзалевскому: «тяжёлые условия, в которых приходится жить и работать, всё ухудшается. Так как у меня часто исчезает надежда в ближайшем будущем сохранить и спасти свои рукописи, библиотеку и архив, я просил Нестора Александровича о разрешении воспользоваться гостеприимным покровительством Пушкинского дома и передать вам хоть часть из неизданных моих стихотворений». Н.А. Котляревский – первый директор Пушкинского дома. В настоящее время в рукописном отделе Пушкинского музея имеется несколько фондов Э.Э. Ухтомского, содержащих его наследие.

В ноябре того же года Э.Э. Ухтомский писал  историку С.Ф. Платонову письмо с просьбой «представить мне возможность устроиться по архивной части <…> спасти от уничтожения полузаконченные книги». Просьбе князя вероятно был дан ход.     

С.М. Волконский писал, что в последние годы Э.Э. Ухтомский «занимался исследованиями по русской истории удельного периода», таким образом, он работал по тематике разработок школы Платонова.

Согласно удостоверению, выданному в 1920г., Э. Э. Ухтомский являлся ассистентом-хранителем Дальневосточного отделения Русского музея, научным сотрудником Музея антропологии, Пушкинского дома  и Русского комитета для исследования Азии.

В последние месяцы жизни Э.Э. Ухтомский работал на дому, описывая коллекции, переданные им в Музей Антропологии и Этнографии, хранящиеся у него в квартире в Детском селе, о чем свидетельствует архивный документ от 7 мая 1920г.

В начале октября 1921г. Э.Э. Ухтомский скончался от воспаления легких, а 12 октября 1921г. – был исключен из штата сотрудников Русского музея в связи со смертью.

Похоронен, очевидно, на кладбище в Детском селе. Могила неизвестна.

Глава 2. Тибето-буддийская коллекция Э.Э. Ухтомского

Собрание Э.Э. Ухтомского, о котором идёт речь в данной работе по воспоминаниям его однокурсника С. М. Волконского, первоначально хранилось в его квартире: «…Его квартира на Шпалерной походила на какой-то храм: занавески, идолы, драконы, бронза, яшма, нефрит, лак; в аквариуме крокодил. Все это могло бы быть смешно, но вокруг нашего «Ухтомчика» это была наивная сказка, а для посещавших его восточных людей это была близкая им родная действительность. Китайцы, тибетцы, сиамцы, индусы и наши буряты — все являлись к нему на поклон. Идолы и крокодил в их глазах свидетельствовали о его любви к Востоку, а портрет Ли Хунчжана, с собственноручной подписью по-китайски, свидетельствовал о том, что Восток его ценил…».

Впервые коллекция буддийских древностей Э.Э. Ухтомского, которая по праву считалась самым большим собранием буддийских древностей в России, выставлялась в 1900 г. на Всемирной выставке в Париже, где получила золотую медаль.  В каталоге выставки указано: С.-Петербург, Пекин, Китай. Коллекции предметов буддийского религиозного культа населения Восточной Сибири.

Вот как характеризует буддийское искусство современный хранитель коллекций Монголии и Тибета Государственного Эрмитажа Ю. И. Елихина: «Тибетское искусство представляет собой тонкий духовный мир буддийской культуры, набор символов и знаков, которые хорошо понятны каждому адепту. Буддизм начал распространение в Тибете в VII в., и до середины ХХ в. именно в сакральной сфере (архитектура, живопись, скульптура) реализовывалась художественная эстетика тибетцев… Все памятники (живопись, скульптура и предметы культа) изготавливались в монастырях, которые являлись центрами духовной культуры».  

2.1. Коллекции Э.Э. Ухтомского и А. Грюнведель

В 1900 г., материалы коллекции Ухтомского были впервые использованы в монографии немецкого профессора Альберта Грюнведеля по буддизму в Тибете и Монголии, к которой Э.Э. Ухтомский написал вводную статью. Здесь же впервые были использованы фотографии предметов из его коллекции. В 1910 г. книгу на русском языке издал священник И. В. Попов.

Профессор Альберт Грюнведель – немецкий тибетолог, археолог и исследователь Центральной Азии, специалист в области индийского (особенно буддийского) искусства, имел определенные связи с Россией. В 1899 г. он был членом русской археологической экспедиции, исследующей север китайской провинции Синьцзян. В 1901 г. был избран  членом-корреспондентом Императорского русского археологического общества в Санкт-Петербурге.

В  начале 1900-х гг. Грюнведель   исследовал и частично атрибутировал коллекцию Ухтомского в вышедшем в 1905 г. издании «Обзор собрания предметов ламайского культа кн. Э.Э.Ухтомского», по которому мы можем представить большую часть коллекции, разошедшуюся впоследствии по петербургским музеям.     

В предисловии Грюнведель писал, что основой коллекции явился каталог на карточках к фотографиям собрания князя Ухтомского, который был составлен им много лет тому назад. Ухтомского профессор характеризует как дипломата, ориенталиста, публициста, поэта и переводчика.

«Самое выдающееся собрание, известное нам – это замечательная коллекция кн. Э. Э. Ухтомского в Санкт–Петербурге. Значение его не только в значительных размерах, но и в разнообразии его содержания; разнообразие это к тому же двоякое: с одной стороны, необыкновенное богатство разных типов отдельных божеств, собранных с большим искусством и тонким вкусом, с другой стороны значительное многообразие стилей, причем большинство экземпляров безупречной сохранности. Собрание это, столь полное и совершенное, может почти служить основою для истории ламайского искусства» – так характеризовал коллекцию в своем сочинении профессор Грюнведель.

Немецкий исследователь выделил в коллекции три отдела Ламайский, Китайский и Японский:

·         Ламайский: более тысячи бронзовых и серебряных статуэток, терракотовые рельефы с изображениями богов, много ступ, около трехсот больших и малых писаных образов, много предметов культа; ксилографы, книги.

·         Китайский: фоистические и другие бронзы, много образов.

·         Японский: японско-буддийские божества. 

Как писал А. Грюнведель: «Настоящий обзор касается только первого отдела, любезный доступ к которому был предоставлен нам кн. Э. Э. Ухтомским позднею осенью 1901г».

Ламаизм –– одно из основных направлений буддизма, сложившееся в средневековом Тибете. В конце XVI века ламаизм распространяется среди монголов, а с XVII века проник на территорию России, где нашел  последователей среди бурятов, тувинцев и калмыков. Не отличаясь в основных догматах от других направлений буддизма, ламаизм придает особое значение в «спасении» ламам, без помощи которых рядовой верующий  не может получить  перерождения, попасть в рай, достичь нирваны. Для ламаизма характерно пышное богослужение в дацанах, бесконечное множество бытовых обрядов, магических приемов и заклинаний, направленных против злых духов....

Ламайская часть составляла главную часть собрания кн. Э. Э. Ухтомского. Всего в ней значилось 1450 предметов, из них 1044 – статуэтки, 271 – писаные образы, 135 – алтарные принадлежности, музыкальные инструменты, книги. Она и была атрибутирована Грюнведелем, им же были сделаны зарисовки 131 предмета ламайского культа.

В ламайском отделе коллекции Грюнведель выделил три группы предметов:

Первая группа: стоячие, чрезвычайно стройные фигуры. …Ноги, по большей части, чрезвычайно узкие, оканчиваются втулками, которые прикрепляют статуэтку к подножке.  

Вторая группа: фигуры круглые, приземистые, края украшений выделяются резче. Как и фигуры предшествовавшей группы, они часто выставлены при помощи втулок в подножках, поднимающихся террасами…

Третья группа: почти все сидячие фигуры из тёмной бронзы.… У фигур будд нас поражает вытянутая верхняя часть головы, совсем как у индокитайских будд, а также мотив плоско-лежащего или трубкообразного платья…

Описанную Грюнведелем  ламайскую коллекцию Э. Э. Ухтомского в 1902 г. приобрел император Николай II и передал ее в дар Этнографическому отделу Русского музея императора Александра III (передача была окончательно оформлена около 1912г.). Дальше её путь был связан с Этнографическим отделом Русского музея. 

Эта  часть коллекции  Э.Э. Ухтомского (ламайская) и составляет сейчас  значительную часть тибето-буддийской коллекции  петербургских музеев.

Глава 3.  Коллекция Ухтомского в музеях Санкт-Петербурга

3.1. Этнографический отдел Русского музея

В следующий раз коллекция Э.Э. Ухтомского упоминается в 1919г., когда она была представлена на буддийской выставке в Петербурге, подробности которой пока обнаружить не удалось. С 1921г. коллекция составила основу буддийской экспозиции  Этнографического отдела Русского музея, который был открыт для публики в 1923 г.

Российский этнографический музей (РЭМ) ведёт свою историю с 1902 г. от Этнографического отдела Русского музея, учреждённого императором Александром III в 1895г. С 1934г. – Государственный Этнографический музей, с 1992г. – Российский Этнографический музей (РЭМ). Здание отдела построено в 1902—1913 годах по проекту архитектора В. Ф. Свиньина.                      

До 1934 г.  коллекция Э.Э. Ухтомского в полном объеме находилась в Этнографическом отделе Государственного Русского музея, ее первым хранителем вплоть до своей смерти в 1921 г.  был сам собиратель, а также  его сын, Дий Эсперович Ухтомский (1886–1918).

Целый ряд коллекций, поступивших в Этнографический отдел Русского музея  в дореволюционный период, связан  с именем сына князя Э.Э. Ухтомского Дия Эсперовича (1886–1918), этнографа, антрополога, путешественника, который с 1908 по 1918 г. был его сотрудником. С целью приобретения этнографических коллекций он так же, как и его отец, неоднократно ездил в Монголию, Бурятию и Китай. Им были описаны многие коллекции Этнографического отдела, главным образом по народам Дальнего Востока и буддизму.   В 1912 г. Д.Э. Ухтомский доставил из Пекина в Петербург  известную коллекцию китайских и монгольских древностей и предметов буддийского культа В. Ю. фон Грота.

В 1934 г. часть буддийской коллекции Э.Э. Ухтомского (около полутора тысяч экспонатов) была передана в Отдел Востока Государственного Эрмитажа, где хранится и экспонируется в настоящее время. К тому времени в Эрмитаж были переданы из Этнографического отдела Русского музея   и коллекции других собирателей.

По мнению кандидата культурологии В.Е. Гурина, согласно актам передачи, сохранившимся в отделе учета РЭМ, в 1934г. частично или полностью была передана в Эрмитаж 31 коллекция. В связи с большим объёмом передаваемых предметов часть описей была утрачена. Кроме того, в указанный период коллекции передавали в другие учреждения вместе с описями.. В фондах ГЭ, МАЭ и РЭМ находится около сотни тибетских, китайских, монгольских и бурятских коллекций, включающих буддийские художественные произведения.

В настоящее время небольшая часть коллекции Э.Э. Ухтомского входит в этнографическое собрание  музея (культура монголов). Она считается ценнейшей коллекцией ламаистского культа и включает молитвенные мельницы, курильницы, утварь, скульптуру и другие предметы. Правда, эти предметы не находятся в основной экспозиции.

Два предмета из коллекции Ухтомского значатся в электронном каталоге РЭМ. Из них нас интересует скульптура «Белая тара», датируемая концом XIX в., которая причислена к коллекции культуры народов Сибири и Дальнего Востока.

По сведениям из электронного каталога музея, «скульптура отлита из серебра в Монголии и представляет собой совершенный образец буддийской пластики, созданной в традициях великого монгольского скульптора и духовного деятеля Дзанабадзара (1635–1723). На основании надпись: "Цаганъ Дара Экз. Хоринские буряты июня 19 дня 1891 года"».

3.2. Государственный Эрмитаж

Тибетская коллекция Государственного Эрмитажа (зал буддийского искусства Монголии и Тибета и запасники) насчитывает около трех с половиной тысяч предметов. К ним относятся произведения скульптуры, живописи-тангка, ритуальные предметы, ксилографические доски и книги. Расположена она на третьем этаже юго-западного крыла Зимнего дворца (залы №364, 365).   

Основу тибето-буддийского собрания  музея составляет коллекция  князя Э.Э. Ухтомского: около полутора тысяч экспонатов коллекции князя были переданы в 1934 г. из Этнографического отдела Русского музея в отдел Востока Государственного Эрмитажа. К тому времени в Эрмитаж также были переданы буддийские коллекции  и других собирателей: П.К. Козлова (1863–1935), А.К. Фаберже (1876–1951), Ю.Н. Рериха (1902–1960), Б.И. Панкратова (1892– 1979) и др.

В ходе работы зал буддийского искусства Монголии и Тибета был посещён неоднократно. Основным путеводителем по залу является статья главного хранителя тибетской коллекции Ю.И. Елихиной, которая очень помогла сориентироваться в смысловом и художественном отношениях.

На стене зала расположен постер с портретом князя Э.Э. Ухтомского и справкой о его деятельности.

Одной из поставленных задач была попытка поисков в коллекции Эрмитажа предметов, зарисованных А. Грюнведелем.

В зале Монголии и Тибета Государственного Эрмитажа находится более 80 предметов из коллекции Э.Э. Ухтомского. Все они были рассмотрены, сфотографированы и частично описаны.

К предметам бронзовой пластики относятся скульптуры «Шадакшари – Авалокитешвара – божество милосердия» и «Бодхисаттва-Майтрея – грядущий Будда».

В центре зала – уникальная скульптурная мандала – памятник, аналогов которому нет ни в Европе, ни в Америке. Она состоит из пятидесяти статуэток и представляет собой космическую модель вселенной с Буддой в центре. Мандала ориентирована по сторонам света, согласно иконографическим канонам.  

Уникальными произведениями тибето-китайского стиля во всем мире признаны скульптуры периода правления минских императоров Юн-лэ (1403–1424) и Сюаньдэ (1425–1435). Как отмечает Елихина, скульптуру эпохи Мин отличают высочайший уровень художественного исполнения и единообразие произведений пластики. Произведения бронзовой пластики проработаны до мельчайших деталей не только с лицевой, но и с оборотной стороны.  К этому периоду относятся Авалокитешвара Шадакшари, Бодхисаттва Майтрея, Амитаюс, Манджушри. Предметами эпохи Мин я занималась в прошлой работе, поэтому особенно интересны были экспонаты этого периода.

Упоминаемый здесь немецкий учёный А. Грюнведель сделал зарисовки 131 предмета ламаистской коллекции Э.Э. Ухтомского. Все ли они сейчас находятся в коллекции Эрмитажа установить невозможно, но выделить, по крайней мере, несколько  предметов удалось, ниже пойдёт речь о них.

В экспозиции Эрмитажа находится скульптура Цзонхава. Схожий предмет удалось идентифицировать в зарисовках А. Грюнведеля, в его каталоге он называется «Цонг-ка-па». Цзонхава (Цонг-ка-па) представляет собой бронзовую фигуру, облачённую в монашеское одеяние, сидящую на двойном лотосовом престоле и обрамлённую цветами. Руки он держит перед собой.

Следующий предмет – богиня богатства Васудхара. Идентичный предмет под названием «Сиддхартхабхута-Тара» удалось обнаружить в каталоге А. Грюнведеля. Васудхара восседает на троне в алмазной позе с изящным S-образным изгибом тела, ее правая рука находится в жесте, дающем благо, левая держит сосуд. Обе руки обвиты цветами лотоса. Скульптура изображена с короной и украшениями.

Ещё один предмет, который удалось сопоставить с одним из предметов, зарисованных А. Грюнведелем – женская бодхисатва Белая Тара, у Грюнведеля –  Панчаракша. Фигура, восседавшая на троне в алмазной позе, изображена со стройным, изящным телом. Её правая рука находится в жесте, дающем благо. С обеих сторон скульптуру обрамляют цветы лотоса. Белая Тара изображена с украшениями, имеющими выраженный растительный декор. Скульптура выделяется проработанностью деталей.

В экспозиции музея также присутствует скульптура Манджушри, идентичный предмет под названием «Майтрея» удалось обнаружить в каталоге  А. Грюнведеля. Манджушри считается воплощением высшей мудрости. Правая рука Манджушри расположена перед грудью в жесте подавления страха, а левая держит стебель лотоса с книгой – трактатом о достижении совершенной мудрости («Праджняпарамита-сутра»). Пропорции тела Манджушри несколько удлинены. Скульптуру характеризуют тонкая проработка деталей и инкрустация полудрагоценными камнями.

Завершающим предметом в ряде, который удалось идентифицировать – будда, который помогает убрать всё негативное из кармы человека – Ваджрасаттва. В каталоге Грюнведеля он имеет такое же название. Ваджрасаттва изображен прямосидящим на троне, ноги его скрещены, ступни развёрнуты вверх. Правой рукой он держит у сердца ваджру, а левая рука находится у бедра. Скульптура имеет большое количество драгоценных украшений – серьги, ожерелья, диадема.

В коллекции Эрмитажа имеются также серии тангка, повествующие о жизни и чудесах Будды Шакьямуни.  Эти серии были написаны в монастырях Бурятии по просьбе Э.Э. Ухтомского.

3.3. Музей Антропологии и Этнографии им. Петра Великого

В прошлой работе нами была исследована китайская коллекция фарфоровых предметов эпохи Мин князя Э.Э. Ухтомского, находящаяся в этом музее.  В электронном каталоге МАЭ находятся краткие сведения о двадцати четырёх фарфоровых предметах, трёх предметах, выполненных из нефрита, одном – из металла и четырёх – из хлопчатобумажной ткани, поступивших в 1921 г. из коллекции Э.Э. Ухтомского. Фарфоровые предметы из указанного каталога были описаны нами в работе «Проблема атрибуции фарфоровой коллекции китайской династии Мин в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого», которая не касалась буддийской коллекции Ухтомского.  

Анализируя материалы, становится ясно, что рассмотренная нами выше «ламайская коллекция», является, очевидно, только частью более обширной буддийской коллекции князя. Об этом свидетельствует «хроника поступления буддийских коллекций в МАЭ РАН», согласно которой в 1889 г. Э.Э. Ухтомский передал в музей  коллекцию предметов буддийского культа бурят Забайкалья.

Следующие коллекции были переданы в музей непосредственно от Ухтомского или после смерти по его завещанию в 1920, 1926, 1927 гг.

Что-то проясняет архивный документ от 7 мая 1920г., выданный Музеем антропологии и этнографии, который обращает внимание советской власти Детского села, «что вверенная им жертвователю (Ухтомскому, жившему по Оранжерейной 5/34) коллекция, в которую входят вазы, боги, китайская черная мебель, вышивки, ткани, халаты, многочисленные свертки мелков всевозможного цвета, тщательно подобранные для наглядности туземного производства, курильница, курительные свечи и т. п., ни в каком случае конфискации и даже опечатании не подлежит. Напротив, Ухтомскому поручено научное описание всех этих ценных предметов и тканей. Недопущение его до них представляет ущерб для Музея. Как только дозволят условия транспорта, китайская коллекция будет перевезена в Музей в Петроград, пока же она всего сохраннее в квартире Ухтомского, при его научной работе над нею».  Судя по перечислению, среди этих предметов были буддийские вещи.

Буддийские ритуальные вещи, связанные с «верованиями китайцев»,  поступили в 1921 г. из коллекции  князя Э.Э. Ухтомского, о чём пишет В. Н. Кисляков.  О каких именно вещах идёт речь, пока не очень понятно.

В 1926г. поступила часть коллекции Ухтомского с буддийскими иконами (Вайрочана и лама) и были зарегистрированы собранные им коллекции с 12-ю бронзовыми изделиями, а также с предметами, вырезанными из дерева.

В 1926г. по завещанию князя Ухтомского академик Бартольд передал в музей буддийские и даосские иконы, хранившиеся в его квартире (часть из них пострадала от наводнения 1924 г.).  В 1927 г. в МАЭ попали «принадлежности буддийского алтаря» из собрания Э.Э. Ухтомского (Китай и Япония) — с бронзовыми Гуаньинь, Манджушри, Амитаюсом, оловянными божествами, каменными архатами. Всем этим коллекциям в каталоге МАЭ РАН присвоены свои номера.

К сожалению, в экспозиции предметов из буддийской коллекции Э.Э. Ухтомского не обнаружено, не значатся они и в электронном каталоге музея. Не исключено, что они находятся в запасниках и скорее всего не описаны.            

3.4. Музей религии

Еще одно художественное произведение, связанное с именем князя Ухтомского, находится в Музее истории религии.  Это композиция Сукхавати (прил.31), созданная более ста лет назад в 1904-1905 гг. монахами двух старейших буддийских монастырей  Бурятии – Гусиноозерского  и Гэгэтуевского, по заказу  князя Э. Э. Ухтомского.

В 1908 г.  сын Э.Э. Ухтомского Дий Эсперович был командирован в Гусино-озерский дацан, откуда ему было поручено вывезти в Петербург заказанное князем Э.Э. Ухтомским для Этнографического отдела Русского музея буддийским мастерам скульптурное изображение рая Будды (Сукхавати). В 1934г. из Этнографического отдела Русского музея экспонат поступил в Музей истории религии.

В образе Сукхавати, служащей для верующих объектом поклонения и медитации, выражено учение буддизма об освобождении от круга рождений и смертей. Для представителей другой культуры и духовной традиции Сукхавати – сказочная мечта о счастливой стране, буддийский «рай».

На протяжении столетий мастера Центральной Азии и Дальнего Востока создавали скульптурные композиции, изображающие идеальный мир Сукхавати. В буддийских монастырях подобные композиции выставлялись в специально сооруженных для них небольших храмах, открытых для верующих только в определенные дни.

На сегодняшний день на территории России обладателями Сукхавати является единственный из российских музеев – Государственный музей истории религии – и лишь один буддийский монастырь –  Иволгинский дацан в республике Бурятия.

Заключение

Вся жизнь и деятельность князя Э.Э. Ухтомского связана с изучением  культуры Центральной Азии, целью которого было сближение России с Востоком. Этой цели служила и его коллекция, по праву считавшаяся наиболее ценным собранием буддийского искусства не только в России, но и в Европе.  

Во всей полноте тибето-буддийская коллекция была представлена на Парижской выставке 1900 г. Сейчас представить ее целиком практически невозможно. До 1934 г. она существовала в экспозиции и запасниках Этнографического отдела Русского музея.

Еще одна часть буддийской коллекции Ухтомского была передана самим коллекционером в МАЭ РАН еще в 1889 г. Позднее, в 1920-е гг., туда же поступили еще несколько буддийских коллекций Ухтомского.

После 1934 г.  части буддийской коллекции из Этнографического отдела Русского музея были переданы в разные музеи: Государственный Эрмитаж, МАЭ РАН, Музей религии, часть была оставлена в Этнографическом отделе Русского музея. Часть коллекции была утрачена во время наводнения 1924 г. и в военное время. Определить какая, тоже пока не представляется возможным. 

#история #краеведение #олимпиада

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 Августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 Августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 Августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 Августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 Августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 Июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 Июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 Июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 Июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 Июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 Июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 Июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».