Главная городская газета

Акция памяти «Лица Блокады»


Только на сайте
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Акция памяти «Лица Блокады» | ФОТО автора

ФОТО автора

Дорогие друзья! Газета «Санкт-Петербургские ведомости» провела акцию памяти «Лица Блокады», цель которой - напомнить о людях, стойко выдержавших Блокаду Ленинграда. Каждый желающий мог опубликовать в соцсетях истории своих бабушек и дедушек, отцов, матерей, родных и близких, которые пережили Блокаду, отметив свой рассказ хэштегом #ЛицаБлокады.

Сегодня, 27 января, в День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, мы публикуем ваши истории на сайте.

113.jpgВ годы войны мой прадед - Коновков Федор Ануфриевич - служил в 851 автобате, возил грузы по Ладоге, спасая сотни жителей блокадного Ленинграда. Путь по Дороге жизни был полон смертельного риска: вражеские бомбежки, тонкий лед, усталость водителей. Прадед не раз бывал на волосок от смерти. 

Однажды он вез хлеб по неокрепшему льду, попал в полынью - машина погружалась на дно, а водитель чудом открыл дверь и вынырнул из ледяной воды. Прадед обморозил кожу головы, но первым делом нужно было спасать хлеб. Каждый грамм хлеба был дорог и нужен ленинградцам. 

В нашей семье хранится альбом с фотографиями о подвигах водителей ледовой трассы «Дорога жизни».

Таисия Чупахина

112.jpg


Много лет прошло с тех пор, как отгремели победные залпы войны. В этом году мы отмечаем 73-ю годовщину со дня Великой Победы над фашистскими захватчиками. Время «стирает» имена героев. Они защищали своих близких, свою Родину, наше будущее. Кто они? Одним из таких героев, я считаю, был мой прадедушка. О нем мне рассказала моя бабушка Эльвира Павловна, его дочка. 

114.pngМоего прадедушку зовут Павлов Павел Григорьевич. Он родился в 1910 году, хотя потом по непонятным причинам дата рождения была изменена на 1911 год. Вероятно, тогда это было продиктовано военным временем. Родился он в селе Дорожницы, Киришского района ленинградской области. Начальное образование получил в школе - 5 классов, потом окончил училище, где и получил специальность электромеханик. В военное время был призван по мобилизации в 88 батальон аэродромного обслуживания, был начальником станции связи. В 1942 году был связистом проволочных и специальных кабельных сетей, а также телефонной связи.

Надежная связь ценилась во все времена, но особую роль она играла в военное время! Военные связисты не только прокладывали линии связи, но и решали исходы стратегических операций. Так и мой прадедушка в войну восстанавливал связь под огнем. В годы Великой Отечественной войны больше трех сотен связистов получили звание Героев Советского Союза, многие десятки и тысячи были удостоены высоких наград Родины! 

Мой прадедушка тоже имеет правительственные награды: 

  • «За оборону Ленинграда», 
  • «За взятие Берлина», 
  • «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг», 
  • «Медаль за боевые заслуги»,  
  • «Орден Отечественной войны», 
  • Медаль за освобождение Варшавы».

К сожалению, это вся информация, которая сохранилась о моем прадедушке, но память о нем будет всегда!  


115.jpgБез связи не продержится пехота,  
И танки в бой без связи не пойдут,  
Такая, брат, у нас с тобой работа,  
Не зря нас нервом армии зовут!  
Пускай врагу коварному неймется,  
И знает пуще вражеская рать,  
Пока в груди связиста сердце бьется,  
Греметь на магистрали будет связь!

Анна Совушкина


001.png«Я пошел с одним учителем нашей школы в кино смотреть кинофильм «Конек-Горбунок». Только мы досмотрели первую половину фильма, как вдруг завыли сирены, воздушная тревога. Все вышли в фойе. Вдруг крик дежурного – «На чердаке зажигательные бомбы».

Ну я, конечно, как специалист-пожарник и член пожарной дружины, быстро поднялся на чердак.

Перекрытия чердака уже начали гореть. Я схватил пожарный рукав, мне включили воду, и скоро огонь утих. Так был мною ликвидирован второй пожар».

1941 год. Тринадцатилетний Юра Шмелев из блокадного Ленинграда пишет письмо матери, находящейся в ссылке после ареста и расстрела мужа в 1938 году. Старшего сына взяла к себе тётя, и он остался в Ленинграде, а младший, Боря, отправился в ссылку с мамой как член семьи врага народа. В семейном архиве нет, конечно, фотографий военного времени. Есть фотография братьев до ареста отца, ссылки, войны и блокады. И есть фотография Александры Яковлевны с уже взрослыми сыновьями после возвращения из ссылки.

Мария Шмелева


002.pngМоя бабушка, Грень Наталья Федотовна (1900 г.р.) и шестеро ее детей - мой отец, два его брата и три сестры, пережили самую страшную зиму блокады и были эвакуированы весной. Все они выжили. Мой дедушка, Грень Михаил Сафронович (1895 г.р.), тогда погиб в городе. 

В школе нам сказали подготовится к сочинению по теме «Блокада Ленинграда». Лет тогда мне было немного, и блокада воспринималась мной, как событие далекого прошлого, чуть позже Куликовской битвы. 

Спросил у отца, но ему тогда было 6 лет, и помнил он только, как они, со своей, чуть старше его сестрой, заблудились в городе, как их обступили люди, и привела их домой, на Фонтанку добрая женщина. Решил спросить у бабушки. И она мне рассказала, что жили тогда, как и вся страна, кому война - кому мать родна. Кто голодал и умирал, кто хлеб на золотишко и шубы менял. 

Константин Грень


333.pngМоя мама, Екатерина Фёдоровна Денисова (Иванова), 1926 года рождения, в июне 1941 года закончила 7 классов. Всю блокаду мама провела в Ленинграде.

В этом маленьком отрывке - воспоминание о новогоднем празднике зимой 1941/42 года:

«Близился Новый год, и была организована ёлка. Не с танцами и плясками, не с пением и радостными возгласами, а просто спектакль по роману Тургенева «Дворянское гнездо» и еда - котлетка с хряпой и стакан киселя.

Трамваи тогда не ходили, другого транспорта не было, все ходили пешком. И мы с подружкой Галей Ноздриной с Охты пошли в театр им. Горького на Фонтанку. Вышли утром, ещё темно, а идти далеко, конечно. Мы не раздевались в гардеробе, в зале было холодно. Артисты тоже выходили в платках или пальто внакидку. 

Потом была тревога, мы спустились в бомбоубежище. А потом нас покормили - котлетка и стакан киселя. У Гали был ещё билет братишки, но его у неё отобрали и ничего не дали. Она заплакала, но не помогло. Ей так и не пришлось порадовать, покормить своего братишку-пятиклассника. 

Домой вернулись через Охтинский мост, в темноте почти. Голодные и усталые. На этом кончилась моя учёба в школе - 2 месяца в 8 классе».

444.pngЕсли мой папа, Николай Александрович Денисов, вспоминал что-нибудь о блокаде (а происходило это обычно по моей просьбе), то в его рассказе всегда находилось место мальчишескому озорству. 

Родился папа в 1927 году, перед войной закончил 6 классов, было ему 13 лет:

«В первые месяцы войны, когда уже начались воздушные тревоги, озорничали. Брали полено (печное отопление было во многих домах, дров хватало), выстругивали из него ножом «бомбочку». В «носу» сверлили дырку, вставляли туда железную трубку (этого добра у любого пацана всегда было много), засыпали в неё спичечные головки. Забивали сверху гвоздь, чтоб шляпка прикрывала всё это плотно и не давала вывалиться. Готовили сразу несколько «бомбочек». Как только объявят воздушную тревогу - мы бегом на чердак. Вылезали на крышу и сбрасывали свои бомбочки вниз, во двор. «А в чём радость-то?» - помню, спросила я. «Ну, не знаю, - пожал плечами папа, - громыхнёт, грохнет, кто-то заругается... Мальчишки!»

Светлана Сацердова


121.png

Иван Ильич Уваров, мой прадед, был мобилизован на РККФ в августе 1941 году в возрасте 32 лет. До войны работал снабженцем, отец двоих детей. Участвовал в боях на Ораниенбаумском плацдарме зимой 1941—1942 года в районе деревни Петровское. Спать приходилось на еловых ветках, ими же укрывались, матрацев и одеял не было вовсе. Позже был переведён на крейсер «Киров», где и встретил День Победы, и откуда был уволен в запас в сентябре 1945 года в звании матроса.

После войны работал инкассатором, кавалер Ордена Отечественной войны II степени, награждён медалями «В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда», «40 лет Вооружённых Сил СССР», «50 лет Вооружённых Сил СССР», «60 лет Вооружённых Сил СССР», «В память 250-летия Ленинграда».

Умер в 1985 году, похоронен на Бабигонском кладбище в Старом Петергофе.

Дмитрий Ширяев

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook