Жизнь в руинах. Сможет ли Петербург решить проблему с аварийными домами?

«Будем надеяться, что те 45 миллиардов рублей, которые федеральный бюджет даст на расселение аварийного жилья, помогут решить квартирный вопрос многим семьям. Пока, увы, нередко можно наблюдать печальные истории. Сейчас я пишу в интересах семьи, которая до недавнего времени жила в двухкомнатной квартире (около 30 кв. м) в деревянном доме в Сестрорецке – Садовая улица, 8/16. Для знатоков истории и архитектуры – знаменитый адрес. Это красивейшая дача Кривдиной. А для тех, кто жил в этом доме, красоты в нем было немного. А были обвалившийся потолок и проваливающиеся полы... К 2018 году отсюда выехали все жильцы. Осталась лишь одна семья: шесть человек, три поколения. Дедушка и бабушка, две их дочери и две внучки. Наниматели. Очевидно, они не заметили, что за последние 25 лет их дом трижды менял свой статус: сначала был профсоюзным, затем стал частью недвижимости некоего пансионата, а потом и вовсе был продан гостиничному бизнесу. Новый владелец с 2019 года пытался выселить семью... в однокомнатную квартиру. Граждане сопротивлялись как могли. Тем временем дом совсем разрушился. Нынешним летом рухнула деревянная башня. Возможно, этой семье посчастливится получить какие-либо блага за счет федеральных миллиардов». Роман МИРОНОВ

Жизнь в руинах. Сможет ли Петербург решить проблему с аварийными домами? | Лента, протянутая вдоль фасада дома по Полтавской, 10, предупреждает: близко не подходить! / ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Лента, протянутая вдоль фасада дома по Полтавской, 10, предупреждает: близко не подходить! / ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

В этой истории немало подробностей, которые делают ее не столь однозначной. Для полноты картины стоит назвать некоторые из них.

Во-первых, дача Кривдиной является объектом культурного наследия федерального значения, который доведен организациями-собственниками до абсолютно неприемлемого состояния. А причиной отсутствия реставрации они называют тот факт, что одна семья не захотела выезжать из руин.

Во-вторых, аварийным, подлежащим сносу может быть официально признано здание, которое не подлежит восстановлению. Но дом-памятник не может ему не подлежать. Так что, строго говоря, с точки зрения законодательства его нельзя расселить по причине аварийности. Граждан необходимо «отселить» на время ремонта, а потом вернуть обратно.

В-третьих, предложение переехать в «однушку» (страшно сказать) является не таким уж бесстыдным. Еще в 2009 году Пленум Верховного суда РФ разбирался в вопросах аварийности/расселения, изложенных в Жилищном кодексе. И принял постановление, в котором черным по белому: мол, кодекс надлежит понимать так, что гражданам, выселенным из аварийного фонда, новое жилье предоставляют не ради улучшения условий, а, как говорится, в пожарном порядке – чтобы крышей не придавило. Переселенцы получают такие же квадратные метры, из каких они и выселены. При этом они сохраняют свое место в очереди «на содействие в улучшении условий проживания».

Квартира, предложенная семье, по размерам как раз и была близка к их жилплощади. Вот только в новом жилье должно было быть такое же количество комнат, как и в старом.

В качестве альтернативы Жилищный кодекс также позволяет выплатить переселенцам выкупную стоимость их разрушенной квартиры. Но в таком случае они должны найти себе новое жилье самостоятельно.

Есть еще и в-четвертых, и в-пятых...

Тем не менее пару недель назад в жизни семейства кое-что изменилось. Стараниями администрации Курортного района ее все-таки вывезли из руин дачи Кривдиной – в трехкомнатную квартиру в пятиэтажке. Но, как сообщили в администрации, это временный вариант. Районные власти заключили с собственником дачи соглашение, по которому до нового, 2022-го, года он должен предоставить семье... две однокомнатные квартиры. По сути – в виде исключения. Памятуя о том, что в далеком 1993 году дом «пошел по рукам» прямо вместе с жителями.

А то, что 45 миллиардов... Это для всех субъектов Федерации то ли на два, то ли на три года (в разных источниках – разные сроки). Объем бюджетных ассигнований поставлен в зависимость от того, как успешно и в каком объеме регион выполняет собственную программу расселения аварийного жилья.

Петербург сейчас в списках тех, кто выполнил свою задачу. А задача была... расселить пять домов. В нынешнем году завершают расселение трех: на Большом Сампсониевском пр., 29, на Турбинной ул., 11, и на 1-й линии, 26. Это дома, признанные аварийными до 2017 года. Принято также решение взять в работу еще три дома: шоссе Революции, 12, корп. 3, в Красногвардейском районе; п. Песочный, Центральная ул., 12, и Сестрорецк, пр. Красных Командиров, д. 23Б – в Курортном. В общей сложности это 669,2 кв. м, 19 семей, 42 человека. Прямо сказать – негусто.

В целом же в городской программе расселения до 2024 года числятся 59 домов. Аварийностью страдают наверняка гораздо больше. Имеющиеся данные жилищный комитет предпочитает не разглашать. Если опереться на ориентировочные сведения... Одни источники называют около 200 зданий, другие – 150. Но эти цифры говорят скорее о неполном обследовании зданий, нежели об их реальном состоянии.

Вот, к примеру, в 2018 году Фонд капремонта приступил к работе на Английском проспекте, 26. И вдруг дворовый флигель «поплыл». Кто ж предполагал такое развитие событий? Флигель разрушался на глазах, а потому его решили снести, отселив на время граждан, и воссоздать заново с нуля. В реестр аварийных здание не попало.

Или, к примеру, из программы капремонта 2021 года срочно выбыли дома № 71 по Садовой улице и № 8 по Лесному проспекту – обнаружилась серьезная аварийность. Сначала решат, как быть: есть смысл ремонтировать или нет...

Полтавская2_С.jpg

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Верстая госпрограмму расселения (ту самую, на которую потратят 45 миллиардов рублей), федеральное правительство попутно составило нечто вроде инструкции для тех граждан, чей дом плох, но пока не признан аварийным. Совет таков: обратиться с заявлением в районную администрацию (копию направить в жилищную инспекцию), приложить документы о наличии права собственности на помещения в доме. Примерный текст заявления таков: «В связи с наличием дефектов строительных конструкций (указать, каких), влияющих на безопасность эксплуатации, просим провести обследование здания и признать его аварийным в порядке, установленном постановлением правительства РФ № 47». Ответ, как предполагает правительство, придет в течение десяти дней.

Вот только много ли петербуржцев пожелают стать «аварийными», если учесть, как именно и на каких условиях их будут переселять или отселять? Жизнь показала, что некоторые горожане всячески сопротивляются. Большинство обывателей вообще считают, что за всем этим стоит нечто или некто, желающий заполучить их здание, которое вполне еще может постоять.

Самый яркий тому пример – великое сидение на Полтавской, 10. Дом с 2016 года значился в городской программе расселения аварийного жилья. Из него выехала 41 семья: 19 получили какое-никакое жилье, 22 – денежную компенсацию. Остались шесть семей. Пока власти вели с ними переговоры, щели в несущих конструкциях начали буквально на глазах расширяться. Стены дворовой части дома отклонились от вертикали... на метр. Перекосились лестничные марши, сместились плиты межэтажных площадок. Испугались лишь две семьи. А четыре продолжали держаться с мужеством, достойным лучшего применения. При этом в одной из этих квартир... располагался хостел. И нашлись же рисковые «гости»!

В самом конце 2018 года зданием занялись все: от управляющей компании до администрации района, от прокуратуры до МЧС... Дом отключили от газа. Но и после этого четыре квартиры не спешили выезжать. И тогда разговоры о переселении прекратились, началась принудительная эвакуация. Великих «сидельцев» распихали по маневренным комнатам – временно, до того момента, когда они сами решат свою жилищную проблему. При этом, конечно, выплатили деньги за утраченное жилье.

Что же с домом? Сносить его нельзя, поскольку он стоит в центре Петербурга, являясь частью исторической фоновой застройки. Можно лишь разобрать и воссоздать в том же виде. Город такого не делает – продает объекты и следит, чтобы новые владельцы соблюдали условия восстановления. Только вот развалюху на Полтавской до сих пор так и не продали. Вернее, не дом, а имущественный комплекс: единым лотом продают 33 квартиры и 3 нежилых помещения. Цена больше 125 миллионов рублей. Примерно по 47 тысяч рублей за квадратный метр. Потенциальные инвесторы говорят: дороговато за стены, к которым и прикоснуться-то страшно.

#аварийные дома #расселение #ветхое жилье

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 178 (7015) от 23.09.2021 под заголовком «Переселение лучше эвакуации».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника
02 августа 2019

Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника

В первое воскресенье августа железнодорожники традиционно отмечают профессиональный праздник.

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке
26 июля 2019

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке

Восторг по поводу новой «элитки» в центре города разделяют не все.

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка
23 июля 2019

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка

Четверня появилась на свет в перинатальном центре Петербургского педиатрического университета.

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети
23 июля 2019

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети

Линии подземки на новой схеме изображены по-другому.

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге
22 июля 2019

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге

На встрече с жителями Калининского района глава города рассказал о секрете обретения квадратных метров.

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца
12 июля 2019

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца

Летный комбинезон выполнен по новым технологиям с использованием специальных материалов и пропитки.

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны
01 июля 2019

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны

В Красногвардейском районе создается новый музей блокады и битвы за Ленинград.

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества
01 июля 2019

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества

Отличить мошенника от настоящего сотрудника банка стало сложнее.

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка
21 июня 2019

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка

Ее цель - заставить водителей заранее оценивать загруженность перекрестка.

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок
19 июня 2019

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок

Здесь поселятся 5,5 тыс. человек, во дворе будут свои школа и детский сад.

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга
19 июня 2019

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга

Раньше в районе 18-й - 20-й линий Васильевского острова пройти посуху было невозможно.

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой
18 июня 2019

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой

Производители заменили сливочный жир в мороженом на растительный.