Главная городская газета

Газовые закрома мегаполиса

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Экономика

Мегаватты из воды

Петербургские энергомашиностроители замахнулись на полмира Читать полностью

Рубль банк не сбережет

12 января Банк России принял решение уменьшить уставный капитал публичного акционерного общества (ПАО) «Бинбанк» до 1 рубля. Читать полностью

Проценты оптимизма

Нынешний год петербургская промышленность встретила с оптимизмом, подкрепленным ростом объемов производства более чем на 4%. Читать полностью

Харчевня вместо банка

Что такое стрит-ретейл и «с чем его едят» Читать полностью

Банку урезали фонды

Банк России принял решение об уменьшении уставного капитала публичного акционерного общества (ПАО) «Промсвязьбанк» до 1 рубля. Читать полностью
Газовые закрома мегаполиса | Важнейшие узлы системы газохранения под Гатчиной пошагово модернизируются. ФОТО предоставлено Ленинградским управлением ПХГ

Важнейшие узлы системы газохранения под Гатчиной пошагово модернизируются. ФОТО предоставлено Ленинградским управлением ПХГ

Трудно сказать, в чью светлую голову пришла мысль держать часть добытого «про запас» газа в созданных самой природой резервуарах - прямо в недрах Земли. Воплотить эту идею оказалось непросто. В Советском Союзе такие работы начались в середине пятидесятых годов прошлого века под Ленинградом. А в 1963 г. недалеко от Гатчины вступило в строй единственное в мире газохранилище, созданное в пологозалегающих водоносных пластах, - ныне Ленинградское управление подземного хранения газа (ПХГ). Подразделения компании, куда оно входит, - ООО «Газпром ПХГ», работают сегодня в 19 регионах страны.

На всякий пожарный...

Несколько непримечательных корпусов, «спины» выходящих из-под земли труб да невысокие металлические сооружения. Вот и все, что можно увидеть, оказавшись на этом укрытом от чужих глаз объекте, который находится у деревни Лядово прямо за Гатчиной.

Непосвященному человеку догадаться по виду о назначении подобных конструкций едва ли возможно, да и основная часть инженерно-геологического «айсберга» тут, конечно, не видна. Это интригует, если представить себе, что природный газ хранится не в могучих стальных емкостях, как нефтепродукты, а под ногами, на глубине 400 с лишним метров. И когда нужно, идет в дело: поступает в Петербург, районы Ленобласти и даже на экспорт...

Для чего вообще «закапывать» газ туда, откуда его добыли? «Дело в том, что котельные и теплоцентрали загружены неравномерно: в теплое время года потребность в «голубом топливе» падает, а с наступлением отопительного сезона ощутимо растет», - пояснил начальник Ленинградского ПХГ Владимир Закоптелов.

Чтобы регулировать нагрузку на трубопроводы с учетом сезонного фактора, а заодно держать резервный запас топлива на всякий пожарный, как говорится, случай, и понадобились газовые подземные «карманы». На Северо-Западе есть три подобных объекта: под Гатчиной (самое первое), Великим Новгородом (наиболее крупное) и Калининградом (самое молодое).

Упрямая геология

В чем же необычность гатчинской «подземки», как называют порой такие предприятия газовики? Геологические структуры, используемые там для хранения метана, больше нигде в мире в этой роли не задействованы. Когда-то считалось, что они в принципе не годятся для решения такого рода задач. Но советские ученые, которые были пионерами в этом направлении, доказали обратное.

Правда, гидрогеологические исследования поначалу не увенчались успехом. Они проводились в 1955 - 1957 гг. недалеко от Ленинграда - крупный промышленный центр, удаленный от районов добычи сырья, уже тогда нуждался в газохранилище. А научное сопровождение обеспечивали представители Всесоюзного научно-исследовательского института природных газов (ВНИИГАЗ) и Всесоюзного нефтяного геологоразведочного института (ВНИГРИ). В этих работах участвовали ленинградские проектировщики, трубопроводчики и геофизики.

Изучив пробуренные скважины, эксперты пришли к выводу, что геология скажет «нет» сооружению требуемого объекта. Для хранения газа использовали структуры с купольной ловушкой определенных размеров и амплитуд - подобные тем, в которых газ под землей образуется. Большинство «подземок» в России как раз устраивают в истощенных газовых месторождениях. А их-то обнаружить в наших местах и не удалось.

Но... тут снова придется вспомнить о роли личности в истории. Исаак Чарный, крупнейший специалист в области подземной гидродинамики, доказал, что для газохранения годится и эта территория. Ученого поддержал не менее знаменитый Алексей Кортунов, возглавлявший тогда в ранге министра Главное управление газовой промышленности при Совмине (Главгаз СССР) и продвигавший идею создания единой системы газоснабжения страны.

Гдовская тарелка

Пласты песчаника гдовского горизонта (древний водоносный слой) на Гатчинской площади идут волнами, перемежаясь с непроницаемыми глинистыми покрышками мощностью несколько метров. И в этом слоеном пироге, насыщенном подземными водами, встречаются участки, напоминающие по очертаниям перевернутую тарелку.

В пологозалегающие пласты и предложили «помещать» для хранения газ. Убедиться в их пригодности помогли эксперименты - под землю закачивали миллионы кубов воздуха. Руководитель Главгаза был так убежден в жизнеспособности идеи, что распорядился начать строить нитку к будущему объекту от магистральной трубы, не дожидаясь, пока недра до конца «проэкзаменуют».

Сохранились воспоминания Сергея Маркина, бывшего руководителя Ленинградского ПХГ. «Трудные бытовые условия не пугали, - писал он, - хотя жить приходилось всем вместе в двух маленьких комнатках деревянной конторы, находившейся рядом с компрессорной станцией и скважинами, чтобы всегда быть в курсе дел...»

Лучшие в «Газпроме»

Двигаясь методом проб и ошибок, специалисты подготовили проект Гатчинского ПХГ - его начали строить в 1961 г. А через год развернулось сооружение второго под Ленинградом хранилища газа - Колпинского. Оно не сохранилось: в 1988 г. «наверху» поспешили его закрыть, ликвидационные работы растянулись почти на десять лет.

На базе этих объединившихся предприятий позже была создана Ленинградская станция ПХГ, считавшаяся одной из лучших в «Газпроме» по организации труда и уровню автоматизации. Достаточно сказать, что все ее оборудование обслуживали в смену пять человек: диспетчер, машинист, оператор сборного пункта, водитель дежурного автомобиля и вахтер.

Даже в сложные 1990-е, когда финансирование ремонтно-восстановительных работ сведено было к минимуму, предприятие держалось на плаву. Может, потому, что его персонал «подпитывался» за счет живущих в соседних деревнях и Гатчине специалистов (хотя есть среди них и петербуржцы), относившихся к работе по-особому, как к «домашнему» кровному делу. Немудрено, что за полвека с лишним там сформировалось несколько рабочих династий.

Между тем одно из самых старых в России газохранилищ солидный свой возраст не ощущает и благодаря двум программам модернизации и импортозамещения постоянно обновляет оборудование. В его хозяйство входят сегодня семь мощных компрессоров, установка подготовки газа, химическая лаборатория, «внутренняя» газопроводная сеть протяженностью около 70 км плюс система эксплуатационных, водонагнетательных и наблюдательных скважин. В работе объекта соблюдается математически точно просчитанная цикличность.

Углеводород на цепи

В гатчинские недра метан поступает через скважины из трубы, проходящей через ПХГ и соединяющей полукольцом газопроводные линии, одна из которых «устремлена» в сторону Петербурга. Закачка идет с мая по октябрь, но не равномерно, а по графику, который геологи составляют по рекомендации ученых и проектировщиков.

Летом наступает перерыв - самое жаркое для газовиков время, когда нужно провести диагностику оборудования, что-то отремонтировать и поменять. Затем вновь закачиваются углеводороды. Но не по всей многокилометровой площади горного отвода, а только в нужные пологие участки (геологи выявляют эти секторы), где газ не «разбежится» по сторонам, а гарантированно будет сохранен.

В холодное время года он выходит, как джинн из сосуда, отдельными порциями, возвращаясь через скважины в ту же трубу. Его словно поршнем выталкивает содержимое этих кладовых (так называемый буферный газ, «живущий» там постоянно). Извлекаемые при этом подземные воды отделяют и закачивают обратно в пласты, предварительно взяв пробы на анализ (до 40 тыс. кубов за сезон), а сам газ сушат и доводят до товарной кондиции.

Вот и вся технология, где во главе угла - надежность и экологическая безопасность. Объект первого класса опасности находится под непрерывным «прицелом» госорганов (Ростехнадзор, Росприроднадзор, экологическая прокуратура, комитет по природопользованию правительства Ленобласти и др.).

Чтобы вести мониторинг «подземной» системы, построены наблюдательные скважины, а за работой оборудования следит не только дежурный диспетчер. Все технологические процессы могут проконтролировать его московские коллеги: «картинка» в режиме реального времени поступает в центральную диспетчерскую. В Москву...

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook