Алексей Морозов: «Российскому кинематографу не хватает идей»

Ваксон из многосерийного фильма «Таинственная страсть» по роману Василия Аксенова и политрук Клочков в исторической драме «28 панфиловцев», актер театра и кино Алексей Морозов учился у Вениамина Фильштинского, играл у Льва Додина и Андрия Жолдака, снимался у Рэйфа Файнса («Нуреев. Белый ворон») и Владимира Хотиненко («Достоевский»). Еще он работал на телевидении, однажды оставлял профессию и возглавлял пресс-службу Патрисии Каас в России.

Пару лет назад Алексей Морозов решил попробовать себя и в режиссуре («Курорт», «Солнечные дни», «Их там нет»), а совсем недавно у петербургского актера вышли два проекта: «Русские горки» на «Первом канале» и детектив «Провинциал» на «Пятом».

Алексей Морозов: «Российскому кинематографу не хватает идей» | Алексей Морозов / Фото Ольги Ибатулиной

Алексей Морозов / Фото Ольги Ибатулиной

– Алексей, какая вам эпоха ближе: наша современность или то сложное, но полное надежд послевоенное время, показанное в сериале «Русские горки»?

– «Русские горки» и «Провинциал» – это, конечно, совершенно разные проекты. И сами роли абсолютно разные: советский архитектор в периоды жизни от 25 до 67 лет и современный молодой сельский участковый. Что мне ближе? Я считаю, что в жизни и в профессии не надо зацикливаться на чем-то одном: мол, мне ближе советское время, поэтому я буду сниматься только в таком кино. Наоборот, я очень рад, что в моей жизни случился «Провинциал». Мне хотелось сбить наметившуюся после «Таинственной страсти», «28 панфиловцев» и других фильмов тенденцию, когда мне начали предлагать только исторических персонажей. А тут наш современник, герой с открытым обаянием и энергетикой, немного даже... без царя в голове! Эта роль позволила мне задействовать новые краски, которыми я как актер раньше не имел возможности пользоваться.

– После исполнения роли Ваксона в сериале «Таинственная страсть» на вас должны были «посыпаться» предложения от режиссеров. Вы очень разборчивы в работе?

– Да, я достаточно разборчив. Хотя не скажу, что постоянно отказываюсь от предложений режиссеров. Только если история никаким образом меня не тронула, не взволновала. Тогда какой смысл за нее браться? Всех денег не заработаешь. Вообще, я стараюсь выбирать роли именно по принципу «волнения»: отзывается внутри меня эта тема или нет.

– Существуют роли или темы, на которые вы никогда не согласитесь?

– Пожалуй, таких нет. Знаете, я с большим интересом сыграл бы какого-нибудь маньяка! Мне хочется попробовать роль, в которой придется «вырезать» из себя то позитивное обаяние, которое мне присуще по природе. Или, например, использовать это обаяние для исполнения роли совершенно отрицательного персонажа. Нет ролей и тем, на которые бы я не согласился. Повторюсь: главное, чтобы сама история меня волновала.


Алексей Морозов в спектакле «Олеся. История любви» / Фото предоставлено пресс-службой театра «Приют комедианта»

– Почему «выстрелил» сериал «Таинственная страсть»? Как этот успех характеризует нашего российского зрителя?

– Конечно, отчасти, причина такого успеха – ностальгия. Но это для тех, кто жил в то время, в той стране. Почему эта история оказалась интересна молодым людям? Потому что она рассказывает о молодых людях. Ахмадулина, Аксенов, Евтушенко, Окуджава – все они тогда были молоды, все они были частью той «новой волны», которая пришла не только в советскую, но и в мировую действительность. Что обычно хочет новое поколение? Жить по-другому, разрушить консерватизм, присущий отцам и дедам, делать что-то своё, новое... «Таинственная страсть» – это история о маленькой революции не только в литературе, но и в жизни всей страны.

– Алексей, на ваш взгляд, чего сейчас не хватает нашему зрителю?

– Мне кажется, современному зрителю не хватает человечных, ясных фильмов для людей и про людей. Фильмов, связанных с базовыми для человеческой личности понятиями «стыд» и «совесть». Сейчас все вокруг словно уводит нас от них. Что происходит в этих безумных телешоу на центральных каналах, которые мы видим каждый день? Происходит сознательное отупение народа. И так уж вышло, что именно в сериалы в последнее время что-то важное начало возвращаться...

Недавно, например, вышел прекрасный сериал «Большая секунда» Виктора Шамирова. Там эти понятия – стыд и совесть – присутствуют. Так же «Пингвины моей мамы» Наталии Мещаниновой, на который тут же накинулись ревнители нравственности, потому что этот сериал весь соткан из очень внятных человеческих тем и человеческого языка, пусть и не всегда цензурного. Меня взволновал и сериал Александра Котта «Седьмая симфония», премьера которого прошла недавно. Кто-то из особо ярых представителей оппозиции увидел в фильме воспевание образа доброго работника НКВД. Я же увидел отлично рассказанную человеческую историю о долге, чести и совести в почти невозможных для человека обстоятельствах. Хочется, чтобы и наше большое кино постепенно возвращало к жизни эти принципы, ставило перед зрителем именно такую, острую внутреннюю проблематику.


Сцена из спектакля «Олеся. История любви» / Фото предоставлено пресс-службой театра «Приют комедианта»

– А чего еще, на ваш взгляд, не хватает российскому кинематографу?

– Идей. Российскому кинематографу не хватает идей. Мы уже научились снимать кино. Сейчас люди, которые буквально несколько лет поработали на съемочной площадке, уже могут снимать кино. Технологически! А вот идейно... Пока наш кинематограф только начинает формировать и формулировать собственные, именно российские идеи. Мне кажется, что если честно и правдиво говорить о том, что волнует нашего человека, это будет востребовано и у нас, и на Западе, и во всем мире. На самом деле, в современном кинематографе идет тенденция... не «тянуть» сценарий до общемировой проблематики, а, наоборот, рассказывать о своем, о локальном, о важном именно для твоего народа. А когда снимаешь по принципу «всем интересно», в итоге это оказывается неинтересным никому.

– Когда актер решает снимать кино, очевидно, он имеет острую потребность высказаться. О чем вы хотите говорить со зрителем?

– Мне бы хотелось как режиссеру исследовать область, которую условно можно назвать «сделка с совестью». Как человек под влиянием обстоятельств принимает решение: поступаться своими принципами или нет. Когда обстоятельства могут оправдать человека, а когда не могут. Для меня сейчас эти темы особенно важны, именно об этом мне бы хотелось порассуждать вместе со зрителем.


Съемки дебютного фильма Алексея Морозова «Курорт» / Фото из личного архива

– На ваш взгляд, кино и театр должны давать оценку своему времени, делать выводы?

– Делать выводы? Думаю, что нет. Оценочное суждение всегда субъективно. Конечно, надо пытаться разобраться – честно, искренне и правдиво. Как раз не идя на сделку со своей совестью, на внутренний компромисс: вот на эту тему я не буду высказываться, потому что лично для меня это опасно и может иметь какие-то последствия. Важна смелость, решительность, совесть и чувство правды, чтобы уметь рассказывать об этом посредством киноязыка.

– Вы учились и работали у выдающихся мастеров. Чему, самому главному, каждый из них научил?

– В моей жизни было множество удивительных людей, которые очень на меня повлияли, которым я очень благодарен. Всех не перечислить... Это и Валерий Николаевич Галендеев, заместитель Додина в МДТ. Это Вениамин Михайлович Фильштинский, мой мастер в театральном институте. Это Максим Демченко, мой первый режиссер. Это Галина Вадимовна Кузмина, мой педагог по фортепиано. Занятия музыкой мне очень пригодились и в жизни, и в профессии. Это, конечно, и сам Лев Абрамович Додин, у которого я работал больше десяти лет. До сих пор, получая какой-то текст, я думаю, как бы его разобрал Лев Абрамович.


В фильме «Солнечные» дни Алексей Морозов выступил в качестве режиссера и исполнителя главной роли / Фото из личного архива

– В какой-то момент жизни вы уехали в Москву. Какие у вас отношения с Петербургом?

– Я петербуржец до мозга костей. От пяток до макушки! Я родился здесь, вырос. Здесь родился мой папа (Валентин Морозов, заслуженный артист России, актер кукольного «Театра Сказки» - прим. авт.), несколько поколений моих предков. Это наше семейное гнездо, вся моя жизнь связана с этим городом. И жить я могу только здесь. Другое дело, что мы с моей женой Даной Абызовой – артисты, поэтому постоянно находимся на съемках, дома бываем не так часто. У нас есть традиция– каждый декабрь мы куда-то уезжаем. Но в этот раз мы решили поехать… к себе домой, провести время в родном городе. Возвращаюсь сюда всегда с радостью, с Питером у меня отношения самые трепетные. Я очень люблю Санкт-Петербург и не хочу никуда переезжать.

#кино #артисты #искусство

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?