Смерти смотрю в глаза

14.07.1942 г. Мое здоровье пока ничего, хорошее. Только вот по вас очень и очень скучаю. Не особенно горюй, разобьем гитлеризм и уничтожим фрицев, тогда вернусь домой и заживем по-старому.

16.07.1942 г. В боях пока не был, только учимся, как уничтожать гитлеризм. Не в далеком будущем буду участвовать практически по уничтожению его.

19.07.1942 г. Как твое здоровье? Особенно не волнуйся, возможно, и придется еще жить вместе. Всех ведь не убивают, кто-то и остается живой.

30.08.1942 г. Ксеня, сейчас у нас идут сильные бои с проклятыми ненавистными нам врагами – гитлеровцами. Особенно обо мне не беспокойтесь.

16.09.1942 г. У нас идут сильные бои. Дело доходит до рукопашной. Смерти смотрю в глаза. Береги детей. Целую. Федя.

Больше писем не было. Пришла бумага – Федор Яковлевич Буланкин пропал без вести. Маме тогда было 28 лет, сестре – 6, а мне всего три года. Мне известно, что следопыты до сих пор находят останки бойцов, что сражались на Ленинградском фронте и в Синявине в частности, – так что надежда у меня еще есть. Думаю, что вряд ли кто остался живой из полка, в котором сражался мой отец, но, может быть, откликнутся родственники его однополчан. Жду. Адрес на письмах был такой – полевая почта 826, 5 стрелковый полк, 2 батальон, 2 пулеметная рота.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Комментарии