На войне – артиллерист, в душе - поэт


Из поколения юношей, родившихся в 1923 году, после Великой Отечественной войны в живых остались не более трех процентов. Алексею Родионову, перенесшему вместе со страной все тяготы военного времени и сражавшемуся на фронте до окончательной победы над врагом, посчастливилось оказаться в их числе.

«В июне 1941 года, за несколько дней до нападения гитлеровцев на нашу страну, Алексей по решению своего отца стал курсантом ленинградского артиллерийского училища – ЛУИРЗА. Это и спасло ему жизнь. В начале сентября, перед тем как город был отрезан от Большой земли, училище эвакуировали в Томск. Весной 1942 года состоялся ускоренный выпуск – фронт нуждался в подготовленных офицерах-артиллеристах. А к этому времени в Ленинграде умерли от голода все родственники Алексея – в живых осталась только мама Евгения Ивановна», – пишет в редакцию участница нашего проекта внучка Родионова Анна Валерьевна Акимова.

Боевой путь артиллериста Алексея Родионова начался в Сталинграде, а закончился в освобожденной нашими войсками Румынии. После Победы Родионов не расстался с армией – стал кадровым военным, хотя было у него еще с детства любимое дело – Алексей писал стихи. Когда учился в школе, занимался в поэтической студии Ленинградского дома детского творчества, которой руководил Самуил Яковлевич Маршак. Он отмечал стихи Алексея. Они публиковались в предвоенных газетах города.

«Заботы о семье, в которой росли трое дочерей, не позволяли моему деду заниматься литературой профессионально. Однако поэзию он не оставил – писал для себя. По духу, лиризму, искренности его стихи сопоставимы с лучшими образцами поэзии военных лет, – считает Анна Акимова. – Лирика Алексея Николаевича Родионова притягивает потому, что читатель сразу же идентифицирует себя с ее героем. Так история страны пересекается с историей обыкновенного человека – той историей, которую Лев Толстой ставил выше истории великих людей».

Вот лишь несколько строчек из стихотворения Алексея Родионова «Пискаревское кладбище»:

Метет метель и ветер гнет сурово
До долу молодые деревца...
В какой же из могил сорок второго
Прах моего погибшего отца?

Да стоит ли живущим дознаваться,
Кто здесь лежит, родной или чужой?
Здесь все свои, родные, ленинградцы,
Сюда одной сведенные судьбой.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Комментарии