Учиться надо всю жизнь

Учиться надо всю жизнь | ФОТО Александра ДРОЗДОВА

ФОТО Александра ДРОЗДОВА

То, что дала тебе школа, порой понимаешь лет через двадцать

Физико-математический лицей № 239 называли «знаменитым» задолго до того, как он получил статус Президентского. И до того, как в официальном рейтинге российских школ занял первое место.

К слову: в этом году ФМЛ № 239 - абсолютный рекордсмен по количеству победителей и призеров заключительного этапа Всероссийской олимпиады школьников.

Здесь учились, с одной стороны, Григорий Перельман и Станислав Смирнов (лауреаты премии Филдса, которую называют математической Нобелевской премией), с другой - артистические люди: Алиса Фрейндлих, Андрей Толубеев, Борис Гребенщиков...

Как у всех российских школ, у «два-три-девять» - очередной выпуск, а мы беседуем с директором лицея Максимом Яковлевичем ПРАТУСЕВИЧЕМ (между прочим, победителем конкурса «Лучший директор школы» 2012 года) о том, каким запомнится нынешнее поколение выпускников.

- Максим Яковлевич, что делать, если школа окончена, а человек не решил, куда идти дальше?

- Не вижу в этом вселенской катастрофы. Вообще надо исходить не из того, по каким предметам ты отличник, а из того, к чему лежит душа. Если к окончанию школы вы это понимаете - очень хорошо. Но если не понимаете - можно взять передышку. Я понимаю, что появляется масса дополнительных сложностей, служба в армии и прочее - но ведь мы говорим об определении себя в жизни, да?

В мире, как известно, выпускники школ довольно часто берут тайм-аут перед университетом: некоторое время после школы молодой человек тыркается и туда и сюда, чтобы в итоге понять, что его в жизни интересует и чему он хотел бы учиться. У нас такие случаи тоже бывают. Причем даже призеры всероссийской олимпиады, которые могут без экзаменов поступить в вуз, иногда решали для себя: поступать не буду, хочется немного осмотреться.

Школа ведь, к сожалению, не дает представление о том, что в мире бывает, какие есть возможности, какие профессии. А будущий путь требует осмысления, и нет ничего плохого в том, что человек остановится, переведет дух и год-другой подумает.

- Подумает, сидя на шее у родителей?

- Нет, не сидя на шее. Если берешь паузу «на подумать», на жизнь все-таки надо зарабатывать. И при этом вести активный поиск.

Один молодой человек после нашего лицея, не поступая в вуз, в трех конторах по два месяца поработал, походил, посмотрел - и определился, чего хочет и в какой вуз ему нужно поступать.

- Как можно устроиться на работу без диплома?

- Работу стажера всегда можно найти. Главное - куда именно вы устроитесь стажером. К примеру, если вы подумываете стать программистом, имеет смысл устроиться даже, условно говоря, «младшим подметальщиком» - если речь о перспективной, очень хорошей программистской конторе. Вы ознакомитесь с ее работой, а сотрудники приметят вас.

- Неожиданно от директора школы слышать, что школа не готовит к жизни...

- Имеете ли вы представление о том, чем занимается специалист по машинному обучению? То есть в чем конкретно состоит его работа? Вот я, например, понятия не имею. А побеседовал тут со школьником, который прослушал курсы специалистов по машинному обучению и уже что-то для себя понял.

И я подозреваю, что среди выпускников немало тех, кто тоже мог бы стать специалистом по машинному обучению - только вот они об этом и не подозревают. Да и знает ли среднестатистический школьник, кто такой логистик?

- Ну это довольно распространенная профессия.

- Правильно. Но может ли человек в школе «гарантированно» ознакомиться с тем, что такое логистика и чем логистики занимаются? А многие ли школьники знают о сути профессии финансового аналитика?

...И ведь я называю профессии, о которых мы хотя бы слышали. Но есть бесконечное множество тех, которые не на слуху. То есть существует множество траекторий, возможно, подходящих именно вам, но вы о них и не знаете.

Вот мы сейчас в лицее затеяли программу профориентационных экскурсий. В центры нанотехнологий, спецматериалов и бог знает куда еще.

И выясняется, что школьников охотно везде принимают: «Конечно-конечно, мы будем счастливы вас видеть!». Потому что им нужны люди, скажем так, с математическими мозгами. Для меня было огромным потрясением узнать, что, оказывается, ребята после матмеха, с этим своим гигантским математическим багажом, могут прийти в научно-технический центр «Газпрома» и дистанционно руководить в режиме онлайн бурением скважин. Для этого, оказывается, нужна в первую очередь математика, а как там с нефтью разбираться - научат за довольно короткое время.

У нас специально после 10-го класса проводится практика, но если раньше она проходила в вузах, то сейчас мы ее специально смещаем на производства к реальным работодателям. Приходим и говорим: если вы хотите получить умных сотрудников - придумайте для нынешних школьников задачу, которая позволит им ознакомиться с вашим производственным процессом. И, бывает, школьник за что-то «зацепляется».

- Что делать толковому старшекласснику, если его школа не водит его на профориентационные экскурсии?

- Есть районные центры профориентации. И там осведомлены о новых возможностях и новых профессиях. Но до центра профориентации надо дойти, а для этого следует приподнять пятую точку.

- В Интернете выложен «Атлас новых профессий», в котором описаны как раз специальности будущего.

- Наши ребята знают об этих новых профессиях, но, по-моему, это больше грибоедовское «Шумим, братец, шумим». Кто через 20 лет вспомнит, какие профессии предрекал «атлас»?

Другое дело, что реальность действительно меняется очень быстро, и я не исключаю, что через двадцать лет среди профессий будет какой-нибудь «оператор погоды».

Главное, что сейчас важно понимать: уже не удастся получить некое образование раз и навсегда. Учиться теперь надо будет всю жизнь. Это точно.

- Школьники, старшеклассники - какие они сейчас?

- Ничего плохого про них сказать не могу. Я каждое родительское собрание начинаю со слов: «Ваши дети - зайчики и умницы».

- А есть зайчики и умницы, которые лично вас восхитили своей целеустремленностью?

- Конечно. Например, одна наша выпускница всегда мечтала стать космонавтом, увлекалась авиацией, космонавтикой, постоянно участвовала в разных конкурсах. А кроме того, следила за здоровьем, чтобы всегда быть в состоянии пройти медкомиссию.

Сейчас она доучивается в вузе и вроде бы - тьфу-тьфу-тьфу - имеет все шансы претендовать на поступление в отряд космонавтов.

- А в чем нынешнему поколению надо бы поработать над собой? Это будет полезная критика...

- Я не замечаю особенных различий между поколениями школьников. Ну да, нынешние постоянно смотрят в свои смартфоны (и мы их за это «гоняем»), а я использую смартфон только для вызова такси с приложения. Но ведь действительно произошла серьезная революция в предоставлении информации: им такой способ общения просто удобен.

Что бы я отметил как «слабые места»... Наверное, надо тренировать способность отвечать за свой выбор. Не плыть по течению, следуя выбору кого угодно (родителей, учителей), но не своему.

Дело в том, что сейчас законодательство настолько заворачивает детей «в вату», так опекает их, что дает им возможность сделать вид, будто виноват кто угодно, только не они. Если мы где-то не сказали, что нельзя, условно говоря, плевать на улице, то человек не виноват, что плюет, - ему же не сказали.

Это такой юридический подход, который довольно широко распространился на многие сферы жизни.

- Многие говорят, что, наоборот, сегодняшняя молодежь очень прагматична.

- Прагматична - а почему по специальности работают меньше половины? Какой же это прагматизм? Это, скорее, отсутствие стратегического видения.

Многие рассуждают так: «Пойду поступлю в вуз». А зачем ты туда поступишь? Если вдуматься, сейчас все исходят из того, что закон разрешает подавать документы в пять вузов, на три направления подготовки в каждом. И все «танцуют» от того, на какие направления и в какие вузы хватит баллов. Вместо того чтобы «танцевать» от того, кем ты хочешь стать.

Настоящий прагматизм - это когда человек понимает: у меня есть мечта, я хочу стать тем-то. А дальше начинает выяснять, после какого вуза у него велики шансы стать таким-то специалистом.

Исходить из принципа «этот вуз престижнее того» - бессмысленно: что толку от престижности, если там тебе не дадут того, о чем ты мечтаешь?

- Вы говорите: неготовность брать ответственность за свою жизнь. При этом столько возможностей: в Интернете - огромное количество курсов школьных, университетских...

- Да, и наш лицей сделал свои виртуальные курсы для школьников.

Но это общемировая тенденция. Есть огромное количество возможностей бесплатно получить знания от самых лучших преподавателей, специалистов - и только 5% тех, кто на эти курсы записался, доходят до финиша. И это считается очень хорошим процентом. Остальные 95%, может, и полны благих намерений, но не в силах себя заставить выполнить раз в неделю какое-то задание.

То есть мировая статистика такова: учиться добровольно и для себя, без того чтобы тебя «пинали», способно пока только 5% населения. Бескорыстно даваемое знание всегда не очень ценилось.

- А почему так?

- Потому что если дело добровольное, мы можем для себя же придумать тысячу и одну причину, по которой у нас сегодня ну нет возможности что-то учить. Никто не мог предположить, что появится такая штука, где сосредоточатся все знания мира (я имею в виду Интернет), а люди будут использовать эту штуку, чтобы постить котиков.

Но мне кажется, что рано или поздно большинство поймут, для чего эта штука. Что она в том числе и для того, чтобы у тебя всегда была возможность получить лучшее. И не зависеть от того, что у тебя какая-то не такая школа или институт.

- У вас очередной выпуск, но, судя по прошлым годам, многие бывшие лицеисты потом возвращаются.

- Да - и учителями, и кружки ведут, и олимпиады. Я сам эту школу заканчивал, а потом в 1992 году сюда пришел работать - так и остался. Заканчивал педагогический вуз, то есть хотел быть именно учителем математики. К этому меня подвиг мой же учитель математики.

- Как российская школа будет развиваться дальше?

- Ох не знаю. Пожалуй, она должна быть по-хорошему консервативной. У школы ведь отсроченный результат. То, что она вам дала, вы по-настоящему поймете и оцените лет через двадцать: «Ого, мой математик так меня доставал - а теперь эти знания пригодились!». И приведете к тому доставучему учителю уже своего ребенка.

Или приходит человек и рассказывает: «Помните, Максим Яковлевич, вы мне как-то сказали...». Да я когда-то вскользь что-то бросил, а для него это было чем-то таким, над чем он крепко задумался, куда-то в соответствии с этими мыслями поступил - и те слова оказались судьбоносными.

Это и есть отсроченный результат. Поэтому когда мы бросаемся из инновации в инновацию, трудно сразу оценить, хороши они или плохи, потому что откликнутся они нам далеко не сразу.

- Максим Яковлевич, в вашем лицее, говорят, нагрузки ого-го. Можете дать совет всем, кто продолжит учебу на другом уровне: как справляться с нагрузками?

- Есть несколько определений понятия «воля». Одно из них такое: «это умение получать удовольствие от преодоления трудностей».

Работа на пределе возможностей (не за пределами, но на пределе) развивает. Никакого другого способа преодолеть трудности, кроме как их преодолевать, я не знаю.

- Свой выпускной помните?

- Наши-то на «Алые паруса» пойдут, а когда я школу заканчивал, «Алых парусов» не было. Но кораблик был: мы на нем всю ночь катались.

Конечно, была некоторая «грусть прощания», но... Вот в нашей школе до сих пор работает мой классный руководитель, ему 80 лет исполнилось - из нашего класса 14 человек пришли его поздравить. И даже из первого его выпуска, 1968 года, больше 10 человек. Представляете себе - ученикам сейчас уже самим ближе к семидесяти! Школу закончили - но ведь всегда есть возможность ее навестить.

Комментарии