Первый парад победителей

Первый парад победителей | Торжественный ввод в Неву взятой в плен в битве при Гангуте шведской эскадры, 1714 г. Хендрик Девитт по рисунку П. Пикарта. Из фондов Музея истории Санкт-Петербурга

Торжественный ввод в Неву взятой в плен в битве при Гангуте шведской эскадры, 1714 г. Хендрик Девитт по рисунку П. Пикарта. Из фондов Музея истории Санкт-Петербурга

Петр Великий устроил на Неве демонстрацию взятых в плен шведских кораблей

Церемониальная сторона жизни русского общества имеладля Петра I особое значение. Он сам сочинял церемониалы, активно принимал участие в крестинах, свадьбах, похоронах и прочих значимых событиях жизни своих подданных как из ближнего окружения, так и совсем простых людей. Однако особое внимание он уделял, говоря современным языком, официальным мероприятиям, способным подчеркнуть значимость управляемой им страны. Царь прекрасно понимал значение так называемого театра власти - того, как надо представить достижения своей политики и уклониться от обсуждения ее недостатков.

Триумф молодого флота

Безусловно, главным событием всего правления Петра Великого явилась многолетняя Северная война. В ходе нее Россия отвоевала себе выход в Балтийское море, родилась новая столица государства, а Россия стала империей. Естественно, празднование побед русского оружия имело особое значение в период военных действий. Торжественно отмечались победы под Нарвой, Выборгом, Лесной и Полтавой. Но это были победы в сражениях на суше, а царь хотел видеть Россию великой морской державой, поэтому виктории в морских сражениях праздновались с необыкновенной пышностью. Так в русскую традицию стали входить морские парады.

Одним из самых крупных успехов России в морских схватках Северной войны была победа в Гангутском сражении в 1714 году. Правда, по мнению военных историков, это была странная победа. Как писал один из них, генерал А. З. Мышлаевский, «маневрирование исполнялось неумело, суда теряли дистанцию и равнение... флот в этот период своего развития представлял собою то же, чем была сухопутная армия в 1701 - 1704 гг.: была отчасти дисциплинированная масса, но не было выучки, спайки частей, внутреннего духа».

Петр и Апраксин сделали то, что и следовало в этот момент: прятались в шхерах от более сильного неприятеля, в штиль прорвались на веслах мимо парусного флота и, обладая более чем десятикратным превосходством в людях и судах, напали на запертого в бухте противника. Одна за другой были захвачены шведские галеры, последним был взят прам «Элефант». Это было плоскодонное судно, вооруженное пушками большого калибра. Его во время боя буквально облепили одиннадцать русских галер, казалось, что «от тесноты многие солдаты падали... в воду».

В походном журнале Петра I записано: «Абордирование так жестоко чинено, что от неприятельских пушек несколько солдат не ядрами и картечами, но духом пороховым от пушек разорваны».

Как слон стал фрегатом

Потери шведского флота были невелики, да и ситуация на Балтике после Гангутского сражения не изменилась. Шведы по-прежнему обладали абсолютным превосходством в открытом море, а русские - в шхерах. Но... это была первая большая русская победа в морском сражении! А значит, и весь мир должен был узнать о военном триумфе молодого российского флота.

Петр I блестяще использовал достаточно скромный успех при Гангуте для пропаганды в мире своих достижений. Он позаботился о том, чтобы информация попала в голландские и германские газеты, лично правил реляцию о победе и рисунки к ней. В частности, прам «Элефант» стал называться фрегатом, что было, с одной стороны, понятнее, с другой - эффектнее. Мало того, на изображениях «Элефант» превратился в парусник.

Утром 9 сентября 1714 года «Элефант» и остальные пленные суда со склоненными шведскими флагами на корме и высоко поднятыми рядом русскими андреевскими флагами были торжественно введены в Неву, предваряемые тремя русскими галерами. За «Элефантом» шла галера, на борту которой, как и во время боя, был сам царь. Замыкали шествие судов несколько галер с русскими солдатами. Кавалькада судов причалила у первой городской площади - Троицкой.

Двести пленных шведских солдат и матросов, а также 14 офицеров вышли на берег и, построившись, прошествовали через город в сопровождении двух рот преображенцев. Четыре русских унтер-офицера несли опущенный флаг шведского контр-адмирала, за которым шел сам контр-адмирал Эреншельд, за ним Петр I в качестве контр-адмирала корабельного флота и полковника Преображенского полка. Это было воистину театральное действо.

Когда по Неве под звон колоколов и артиллерийские залпы проходила русская эскадра, ведя взятые в плен шведские корабли, ликующий народ с восторгом приветствовал победителей. Повсюду реяли флаги. Торжества сопровождались строительством даже не одной, а двух триумфальных арок. Одна из них по проекту Доменико Трезини украсила Троицкую площадь «против Аустерии подле Петровского мосту», через нее торжественным маршем проходила пехота.

Орел мух не ловит

Над каналом, который вел к дворцу А. Д. Меншикова на Васильевском острове, были построены триумфальные морские ворота. Над аркой поместили барельефы летящих гениев славы, несущих в картуше изображение Петра I. Ворота украшала картина с изображением орла, «с великою силою на слона» нападающего, и объясняющей сюжет надписью: «Орел мух не ловит».

Смысл надписи объясняется тем, что головной корабль шведской эскадры носил название «Элефант», что в переводе означает «слон». А орел являлся намеком на российский государственный герб. Мимо этой арки и проходили пленные шведские суда.

С обеих крепостей - Адмиралтейской и Санкт-Петербургской (Петропавловской) - трижды стреляли из всех пушек, в ответ на это три раза стреляли пушки с командирской галеры. Долго небо русской столицы озарялось россыпями фейерверков, победно гремели салюты...

Трофейные шведские корабли и прам «Элефант» больше не участвовали в боевых действиях, но оказались в Кронверкской протоке, отделяющей Заячий остров от соседнего Городового. Царь трепетно относился к реликвии и в 1719 году приказал отремонтировать «Элефант», а в 1724-м - вытащить на берег у Кронверкской гавани и хранить вечно как боевой трофей, но на следующий год император умер. К 1737 году, когда на престоле восседала его племянница императрица Анна Иоанновна, корабль просто сгнил, и его разобрали на дрова. Впрочем, это, как говорится - другая история.

Самая важная задача парада на Неве была решена: мир узнал о том, что российский флот может побеждать могущественного соперника. Русский царь продемонстрировал населению и правительству Швеции, что отныне их страна оказалась в пределах досягаемости русского оружия и на море. Так Петр I заложил еще одну традицию, существующую и в наше время, - морских парадов.

КСТАТИ

В 1995 году в честь первой в российской истории морской победы отечественного флота под командованием Петра над шведами у мыса Гангут был установлен праздник - День воинской славы, который отмечается 9 августа.

Марина ОЛЕГОВА


Материалы рубрики

Комментарии