Два насоса за одну команду. Борис Маркаров – о матче «Кровь в бассейне»

«Кровь в бассейне» – так в спортивных кругах по сей день неофициально называют матч по водному поло между сборными СССР и Венгрии на Олимпийских играх в Мельбурне 1956 года. Среди участников той встречи был Борис МАРКАРОВ (на снимке), но нашему корреспонденту Александру ИВАНОВУ бронзовый призер той Олимпиады 85-летний петербуржец рассказал не только о перипетиях той игры.

Два насоса за одну команду. Борис Маркаров – о матче «Кровь в бассейне» | ФОТО АВТОРА

ФОТО АВТОРА

– Как водное поло появилось в вашей жизни, Борис Ваганович?

– В послевоенные годы у нас ведь как было – собралась компания, человек пять: «Пошли заниматься авиамодельным спортом!» – «А пошли!». И мы отправились записываться в кружок во Дворец пионеров. Всех приняли, занимались с интересом, вдруг кто-то: «А айда в бокс!». Ну и я со всеми. Тем более что тренер хороший – Иван Осипов. Он тогда тренировал Гену Шаткова – будущий чемпион Олимпийских игр был чуть постарше нас. Начали заниматься, и у меня «пошло», пока как-то не увидел на спарринге: один боксер другому разбил нос – кровь струями растекалась по рингу. И... мне стало не по себе. В общем, бросил. А в это время следующий «призыв»: «Пошли в бассейн!». Шел 1948 год, я только-только научился немного плавать. По-собачьи. На просмотре еле-еле проплыл 25 метров, но меня почему-то взяли. К концу года выполнил юношеский разряд, даже побил рекорд Ленинграда в моем возрасте. По нынешним временам смешной такой результат – 1,12 на 100 метров. Может, и дальше бы прогрессировал, но меня позвали к себе ватерполисты.

– Удивительный выбор, если большинство сверстников наверняка футболом увлекались...

– Еще более интересно, что, когда я начинал заниматься, в Ленинграде было только два нормальных бассейна: один – на Геслеровском (сейчас это Чкаловский) проспекте, другой – на улице Правды! Еще один 17-метровый – в училище имени Фрунзе только для курсантов. Тренировались мы два раза в неделю. Становились чемпионами Ленинграда среди юношей, в 17 лет пригласили в команду ВМС и платить стали 800 рублей! Столько в начале 1950-х инженеры получали. Пришел домой радостный, но отец не одобрил: «Что? Какое водное поло? Ты должен быть инженером!». И несколько позже я действительно поступил в Политехнический институт.

– Но и водное поло не бросили?

– Нет, конечно, и занятия спортом помогли попасть в институт. Ректору написали письмо, мол, подающий огромные надежды ватерполист, просим принять без вступительных экзаменов! Так я стал учиться. А уже в 1955 году меня пригласили в сборную.

– Мельбурн 1956 года. Тот самый матч с Венгрией проходил менее чем через месяц после подавления советскими войсками восстания в этой стране...

– С венграми до того года у нас были очень хорошие отношения. Они приезжали к нам в Союз, мы у них тренировались. А тут встречаешь знакомого венгра, здороваешься, а он отворачивается. У них была очень сильная команда, самая лучшая в мире. Только начали, 0:3 уступаем, и тут Деже Дьярмати бьет Петю Мшвениерадзе в нос, кровь потекла. Наш вратарь Борис Гойхман стал кричать судье, чтобы тот обратил внимание, а венгры тем временем нам в пустые ворота забивают. Валька Прокопов не сдержался и врезал Эрвину Задору так, что рассек надбровье – кровь ручьем. Венгра подняли на бортик, обе команды собрались вокруг.

– Стенка на стенку пошли?

– Нет, все успокоились уже, кроме меня. Просто Антал Больвари врезал мне по плечу и отплыл на спине, я за ним, чтобы за ноги схватить. Капитан венгерской сборной Кальман Маркович стал кричать: «МАркаров! МАркаров!». Я повернул голову и вижу, что все теле- и фотокамеры направлены на нас. Только это меня и остановило.

– Как начальство отреагировало на случившееся?

– Председатель всесоюзного спорткомитета Николай Романов нас собрал. Для начала поддал нам хорошенько словесно, а закончил словами: «Вы – молодцы!». Но на следующую игру меня и Вальку не поставили. Решили главных драчунов не показывать публике. Немцы были слабенькие, их обыграли и без нас.

– Но ведь в водном поло всякие тычки под водой – дело обыденное?

– И не только тычки. И не только под водой. Мне трижды нос ломали. А месяца за полтора до римской Олимпиады на сборе вывернули левую руку. И на этом моя большая карьера практически закончилась. Сделали операцию, смог дальше играть, но уровень уже был не тот.

– В олимпийской делегации 1956 года ватерполистов, хотя в итоге вы и заняли только третье место, после той истории, наверное, считали героями?

– Да нет, там же было огромное количество настоящих героев, тех, что стали чемпионами. Но все-таки приятно, что впервые команда по водному поло из СССР стала призером Олимпийских игр.

– А чем еще Мельбурн запомнился?

– В то время был совсем другим. Не так давно я снова там оказался. От того Мельбурна не осталось практически ничего. Цивилизованный город с высотными домами. Бассейн, в котором мы соревновались, снесли. Построили много других серьезных спортивных сооружений. А тогда особенно поразил зоопарк. С большими загонами, а не с клетками, как у нас. Животные гуляли свободно, разумеется, хищники отдельно от остальных. Побродили и по магазинам, конечно. И обувь, и одежда, и продукты – все было в новинку. У нас, правда, всего-то по сто долларов командировочных было, но и на них можно было очень много чего купить.

– Как домой из Австралии возвращались?

– Путь домой был очень долгим. Сначала во Владивосток на теплоходе «Грузия» шли около трех недель. Пришли в бухту Находка. Там обход таможенников. Все перепугались. У меня с собой было несколько австралийских газет с репортажами об Олимпиаде. И не только у меня – все стали в панике их за борт выбрасывать. Вроде как нельзя было провозить. В общем, после обхода таможни вся вода вокруг теплохода была устлана газетами.

Во Владивостоке сформировали два поезда. Один – чемпионско-призерский, другой – для всех остальных. А нескольких чемпионов вместе с руководством делегации отправили в Москву на самолете. У нас в команде Юра Шляпин, простой такой парень, говорит: «Я тоже хочу на самолете!». А мы в команде часто друг друга разыгрывали, говорим ему: «Так иди, запишись у зампреда комитета!». Тот пошел, возвращается и говорит: «Ребята, довезите мои чемоданы, пожалуйста! Без багажа обещали взять». И ведь в итоге полетел! А мы на поезде, через всю страну. Разыграли, называется...

– Но олимпийцы Мельбурна рассказывают, что это было удивительное и незабываемое путешествие...

– Действительно, на крупных станциях останавливались, проходили митинги, нас приветствовали местные жители. Дарили подарки, борцам, помню, достался огромный бронзовый медведь, просто неподъемный. Ларисе Латыниной вручили огромную хрустальную вазу, полную конфет. В Москве всех разместили в гостинице, ребята гуляли будь здоров. Хрущев, Микоян, Каганович нас принимали в Кремле...

– На следующую Олимпиаду уже не поехали?

– До 1960 года я еще играл. А месяца за полтора до Игр в Риме – та самая травма руки. Решил, что с водным поло пора заканчивать! Исключение пришлось сделать только для сборной Армении.

– Это каким же образом?

– По окончании института устроился в ЦНИИ имени Крылова. Там были две серьезные лаборатории, в одной из них я добросовестно и трудился. Но однажды случился казус: забыли заказать насосы для системы судовой автоматики на подводную лодку, а их выпускал только один завод – ереванский. Запросили, нам отвечают в том духе, что очередь – три года ждать надо. И руководство стало уговаривать меня использовать свои связи – время от времени меня приглашали в Ереван сыграть за сборную Армении, когда приезжали команды из других стран на товарищеские матчи. Поехал в Ереван, вместе с товарищем пошли к зампреду республиканского спорткомитета, тот позвонил в Арммашснабсбыт, мне устроили встречу с директором завода. В общем, решили вопрос, но с одним условием: хочешь насосы получить – переезжай в Ереван и готовь нашу команду к Спартакиаде народов СССР! Еще и квартиру пообещали: подвели к строящемуся дому в самом центре около театра и показали окна на третьем этаже.

– И вы согласились?

– Год там проработал. Играющим тренером. Собрал команду. Игроки с животиками все. Довольные и сытые. Перед тем как тренироваться, говорю: «Давайте похудеем!». Привез команду на базу, на которой еще сборная СССР когда-то готовилась. Заняли в итоге третье место на первенстве ЦС «Буревестник», что дало право на получение званий кандидатов в мастера спорта. Ребята пиджаки надели, значки на лацкан и давай разгуливать по центру Еревана. А я пошел свою квартиру смотреть – там свет горит. Стали объяснять, мол, надо было срочно кому-то ее отдать, а тебе потом будет. Я развернулся и уехал в Ленинград.

НАША СПРАВКА

Борис МАРКАРОВ. Родился в г. Волховстрой Ленинградской обл. 16 июня 1935 года в семье директора Волховской ГЭС Вагана Маркарова. В 1941 году вместе с семьей переехал в Ленинград, где пережил блокаду.

Заслуженный мастер спорта по водному поло, бронзовый призер Олимпийских игр 1956 года. Выступал за ленинградские команды «Буревестник» (1954 – 1961) и «Спартак» (1961 – 1963), сборную СССР. Завершил спортивную карьеру в 1963 году.

С 1976-го по 1991 год – генеральный директор Леноблэнерго, с 2005 года – заместитель генерального директора ФКП «Дирекция КЗС Росстроя». Награжден орденом Дружбы народов.

#водное поло #история #спорт

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 59 (6897) от 06.04.2021 под заголовком «Два насоса за одну команду».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
«Ленинградка» повзрослела. Женскую волейбольную команду из Петербурга не узнают в новом сезоне
23 Августа 2019

«Ленинградка» повзрослела. Женскую волейбольную команду из Петербурга не узнают в новом сезоне

Настолько опытной по составу представляющая город в женской суперлиге команда не была никогда.

Дзюба под вопросом. Нападающий может уйти из «Зенита» в следующем году
13 Августа 2019

Дзюба под вопросом. Нападающий может уйти из «Зенита» в следующем году

Соглашение форварда сборной России с «Зенитом» завершится летом 2020-го.

Смертельный бой. Максим Дадашев не должен был выходить на ринг в тот день
31 Июля 2019

Смертельный бой. Максим Дадашев не должен был выходить на ринг в тот день

Спортсмену нельзя было драться из-за перенесенного ранее менингита.

Уйти по-зенитовски. 5 футболистов, дольше всех игравших за «сине-бело-голубых»
18 Июля 2019

Уйти по-зенитовски. 5 футболистов, дольше всех игравших за «сине-бело-голубых»

Как и когда завершали карьеру футболисты, проведшие максимальное количество игр за «Зенит»?

Дуглас Сантос объяснил, почему не разговаривает с Дзюбой
15 Июля 2019

Дуглас Сантос объяснил, почему не разговаривает с Дзюбой

У двух футболистов пока не получается выстроить диалог.

Оставили без звезд. Матч лучших игроков КХЛ перенесли в Москву
09 Июля 2019

Оставили без звезд. Матч лучших игроков КХЛ перенесли в Москву

Звезды лиги соберутся предстоящей зимой в столице на «ВТБ-арене».

Лиза прокатится по-канадски. Чем Туктамышева удивит в новом сезоне?
05 Июля 2019

Лиза прокатится по-канадски. Чем Туктамышева удивит в новом сезоне?

Блиставшая в прошлом сезоне фигуристка начнет «Гран-при»-2019 в Лас-Вегасе в очень звездной компании.

От «Тамбова» до «Сочи». Новички вернутся в ФНЛ?
25 Июня 2019

От «Тамбова» до «Сочи». Новички вернутся в ФНЛ?

Обе команды проводят межсезонье, мягко говоря, не амбициозно.

Перекресток пяти дорог. Как сложится карьера Ильи Ковальчука после неудачного сезона?
25 Июня 2019

Перекресток пяти дорог. Как сложится карьера Ильи Ковальчука после неудачного сезона?

Предположим пять вариантов дальнейших взаимоотношений хоккеиста с «Лос-Анджелес Кингз».

Не все то золото, что блестит. 5 самых неудачных трансферов «Зенита»
14 Июня 2019

Не все то золото, что блестит. 5 самых неудачных трансферов «Зенита»

Какие приобретения клуба оказались бесполезными?

Хоккейные «бывшие». Чем сейчас занимаются экс-тренеры СКА?
11 Июня 2019

Хоккейные «бывшие». Чем сейчас занимаются экс-тренеры СКА?

Всего за годы выступлений в КХЛ клуб сменил девять тренерских штабов.

СКА без приставки «супер». Почему лучшие хоккеисты покидают команду?
07 Июня 2019

СКА без приставки «супер». Почему лучшие хоккеисты покидают команду?

Отток игроков продолжается. Уезжает даже молодежь из дочерних команд.