Главная городская газета

Архитектор идет к горе

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Недвижимость

Про МЖК, кентавра и про дуб

«Санкт-Петербургские ведомости» продолжают серию публикаций, посвященных жилым домам, построенным в 1970 - 1980-е годы по индивидуальным проектам, и их современной жизни.... Читать полностью

На «Баррикаде»: как живется новоселам по соседству с фабриками?

О чем думают люди, когда покупают квартиры в «сером поясе»? Читать полностью

Деловые улицы Лахты

Вскоре должна начаться пробивка новых улиц вокруг небоскреба «Лахта-центр», который достраивается на берегу Лахтинской гавани. На днях город выбрал на эти работы подрядчика. Читать полностью

Дом на Короленко, 5: дважды герой неорусского стиля

На улице Короленко, 5, завершается строительство большого элитного жилого комплекса по проекту архитектурного бюро Евгения Герасимова. Время обсудить, что приобрел и что потерял облик исторического центра с этой новостройкой. Читать полностью

Новый «дачный» закон. Что внутри?

Садоводческая общественность заранее волнуется, ожидая, что их ждут не лучшие перемены. Читать полностью

«Лоскуты» и фасады. Что происходит с программой ремонта в Петербурге?

Стоит лишь раз глянуть на программу капитального ремонта жилых домов, и сразу ясно: это не городская программа, а сумма программ районных. Читать полностью
Архитектор идет к горе | ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

30 лет назад в Ленинграде на проспекте Науки, 44, был сдан экспериментальный звукозащитный жилой дом, получивший позже название «Дом-гора». Одним из авторов его проекта был Святослав ГАЙКОВИЧ, ныне известный петербургский архитектор, который рассказал корреспонденту «Санкт-Петербургских ведомостей» Льву БЕРЕЗКИНУ об истории проектирования и строительства этого необычного здания.

- Как все это начиналось?

- В начале 1980-х годов я работал в мастерской № 4 «Ленпроекта», которой руководил Георгий Александрович Васильев. Тогда существовало территориальное и типологическое деление проектирования по мастерским, мы занимались комплексной застройкой Калининского района и Ржевкой.

Время от времени на фоне привязок типовых жилых домов нам поручали создание индивидуальных проектов. Для молодых, как, впрочем, и для всех архитекторов, это было любимое занятие.

- Интересно узнать, каким образом происходила «раздача слонов и материализация духов»?

- «Ленпроект» получал из ГлавАПУ план работ, в который входили задания на индивидуальные проекты. Мастерской № 4 отдали заказ на четыре корпуса на проспекте Науки, 44. Васильев поручил проектирование Любови Ченцовой и мне.

- Общая площадь жилья вам задавалась?

- Задавалась не строго, в широких пределах. Это сейчас она важнее всего, а тогда цифрами не душили. Экономика социализма была гуманнее, плотность застройки - заметно ниже. Задача была другой: сделать лучше, чем серийные дома. Нам разрешили проектировать кирпичные дома высотой до 15 этажей. В то время вошла в моду облицовка фасадов кирпичом разных цветов. Мы разнообразили им протяженные фасады.

- Высота 15 этажей без бетонного каркаса была возможна?

- Два дома на площади Мужества, фланкирующие 2-й Муринский проспект, имеют 18 этажей. Сейчас это было бы очень дорого: нужен очень хороший кирпич и высокое кладочное мастерство.

- В чем суть вашего проекта?

- Вместо четырех отдельных корпусов мы придумали единый комплекс со «звуковым барьером». На проспект выходит длинный четырехэтажный корпус, в который встроены три высоких разноэтажных корпуса, их этажи идут террасно, поэтому они выглядят сбоку (например, от железнодорожной станции Ручьи) горой.

Шум от проспекта экранируется четырехэтажной «стеной». За ней в остальных корпусах тихо.

- Но в самой «стене» разве не шумно?

- В ней были спроектированы только трехкомнатые квартиры, с таким расчетом, что кухни и гостиные обращены к проспекту, а спальни - во дворы. В остальных корпусах размещены 1 - 2-комнатные квартиры.

Еще мы придумали, как загружать магазины на первом этаже: был спроектирован «канал» для машин, а вход в подъезды предполагалось сделать через мостики.

Проект был согласован на градсовете, но потом мы сами стали опасаться, что мостик снесет какой-нибудь грузовик.

- И что же вы сделали?

- Мы придумали другой вариант: парадные расположили на втором этаже. Жители входят в подъезды с галереи, а все загрузки магазинов ведутся под ней. Мы согласовали и новый вариант.

- Стройка шла быстро?

- Не все было просто. Экономические кризисы были и в те времена. В 1985 году, когда вовсю шло рабочее проектирование, дом изъяли из планов строительства и перенесли на год. Для нас, молодых архитекторов, это казалось катастрофой. Я сочинил письмо главному архитектору Ленинграда Геннадию Никаноровичу Булдакову. Смысл его был таким: дом надо быстрее построить, поскольку строительная площадка хорошо видна... из поезда Москва - Хельсинки, портит вид. Поэтому в целях улучшения международного имиджа Ленинграда прошу вмешаться и вернуть дом в планы строительства.

- Похоже на анекдот, тем более что этот поезд проходит мимо станции Ручьи глубокой ночью...

- Тем не менее через два или три месяца в «Ленпроект» пришла корректировка плана - дом в него был возвращен.

- Авторский надзор за стройкой вы вели?

- Была одна смешная история. Каждую среду мы с Ченцовой ездили туда и тщательно все, как полагается, осматривали. Это сейчас архитекторы, увидев отклонения от проекта, пишут письма начальству, ругаются и т. д.

Тогда можно было действовать проще: приезжаем и видим, что неправильно, некрасиво уложена бетонная перемычка над ответственным проемом. И сверху уже уложена кирпичная кладка в четыре ряда. Я бегу в магазин за бутылкой. Метр кладки убран, вызван крановщик, поставивший перемычку как надо...

- Вашу работу как-то отметили?

- Архитектурных премий мы не получили, хотя на служебных совещаниях ее оценивали как успешную, а также наградили нас творческой командировкой во Львов.

- Как дом выглядит сейчас?

- К счастью, градостроительная ситуация вокруг не изменилась, он не обстроен высотками. В деталях произошли изменения, например, остеклены, как водится, лоджии, заделаны мелкие проемы...

- Возможно ли сейчас использовать вашу идею звукоизоляции?

- Теоретически - да. Однако в комплексе слишком много трехкомнатных квартир, длина этой части здания - около трехсот метров.

- А если спроектировать в ней нежилые помещения - офисы, торговлю, общепит? Жилье, работа и отдых окажутся рядом...

- Адресуйте, пожалуйста, эту идею девелоперам.

Читайте также по теме ранее: 

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook