Главная городская газета

Сковородка из Смутного времени

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Пятый канал стал победителем «Национальной Премии бизнес-коммуникаций 2018»

В номинации «Лучшая маркетинговая кампания» и «Лучший директор по маркетингу» Читать полностью

Телепроект «День Добрых Дел» отмечает свой день рождения

В феврале знаковому проекту Пятого канала «День Добрых Дел» исполняется три года. Уже 158 недель журналисты программы рассказывают истории детей, остро нуждающихся в лечении. Читать полностью

С доставкой до «Туутари-парка»

Для любителей зимних видов спорта Северо-Западная пригородная компания (СЗППК) разработала новый мультимодальный маршрут на 24 и 25 февраля. Читать полностью

Вопрос - Ответ

У нас на крыше дома сосульки растут как грибы. Их уже один раз сбивали, но они появились вновь. Что делать? Читать полностью

В Петербурге появится новый праздник

Соответствующий законопроект представил в Законодательном собрании депутат Денис Четырбок в среду Читать полностью

Пилюля в супермаркете

Разрешат ли продовольственным магазинам приторговывать еще и лекарствами? Читать полностью
Реклама
Реклама
Сковородка из Смутного времени | ФОТО АВТОРА

ФОТО АВТОРА

— Поедете со мной в Старую Ладогу — посмотреть, что там сейчас происходит? — предложил мне археолог Анатолий Николаевич Кирпичников. Конечно же, от подобного предложения староладожского «патриарха», более сорока лет, с 1972 года, возглавлявшего здешнюю археологическую экспедицию, отказаться было невозможно.

В немалой степени именно благодаря его усилиям Старая Ладога превратилась из богом забытого уголка в Мекку археологов, известную специалистам далеко за пределами России. Признаюсь, и мне очень близка Старая Ладога. Четверть века назад, будучи студентом, я принимал там участие в раскопках и, конечно же, под началом Анатолия Николаевича. Тогда он был для меня недосягаемым мэтром. Я даже представить себе не мог тогда, что пройдет время и мы будем с ним беседовать по-дружески.

— Когда на мысу образовалось поселение — вот ключевой вопрос, на который должны ответить раскопки внутри крепости, — рассказывает по пути Кирпичников. — Надо докопаться в буквальном смысле до сути — понять, когда начали осваивать мыс, на котором стоит Ладожская крепость. Прежняя дата, полученная методами дендрохронологии — 753-й год, — устарела, поскольку последние исследования почвоведов показали, что уже в V — VI веках в Ладоге занимались земледелием.

...И вот мы на месте. Будний день, людей в крепости совсем немного. Конечно, первым делом идем на раскопки — они внутри крепости возле древней каменной лестницы, ведущей к Волхову.

— Мы очень слабо представляем, какие постройки располагались в самой крепости, и нынешние раскопки приближают нас к этому пониманию, — говорит научный сотрудник музея-заповедника Павел Миляев.

Нынешним летом археологи нашли тут остатки деревянного жилища XVI — XVII веков с достаточно хорошо сохранившимся полом и лагами. Возможно, оно входило в комплекс построек воеводского двора. Находок много. Прямо на полу обнаружили, например, сковородку того времени. Монеты — шведские и русские.

Среди других артефактов — фрагменты мушкетерского кубка, стрелецких фляг псковского войска, ножей, подковки для обуви. Пулелейка — специальное устройство для отливки пуль. Все предметы — XVII века. Наконечник пояса с изображением дракона — явно изделие из Европы, более раннее. Как и русская подвеска в виде уточки, датированная XII — XIII веками... Но вот до ответа на вопрос, поставленный Кирпичниковым, когда же зародилась жизнь на мысу, пока еще далеко.

Вообще же крепость поражает тишиной и величавостью. Впрочем, не будем обманываться: стены, башни, шатры, которые мы видим сейчас, — плод трудов реставраторов последних десятилетий.

Только в этом году завершили восстановление Стрелочной башни. Ее современные конструкции стали своего рода саркофагом, укрывшим в себе подлинные стены конца XV — начала XVI века. В башне в следующем году разместится новая экспозиция музея археологии. Там можно будет увидеть, например, макет города Ладоги времен Рюрика, сделанный по данным раскопок.

Кстати, в отличие от остальных сооружений крепости Стрелочная башня — «теплая», в ней устроена современная система обогрева. В Воротной башне, где сегодня развернута экспозиция, осенью и зимой так же холодно, как на улице.

Посетители непременно отмечают, что шатер восстановленной Стрелочной башни выше двух других — Воротной и Климентовской. Причина проста: когда в 1970-х годах их отстраивали, у реставраторов были одни представления о прошлом, теперь — другие. Нынешний главный архитектор проекта реставрации Сергей Лалазаров утверждает: шатер Стрелочной башни выполнен в соответствии с самыми последними находками в архивах.

— Да не могло здесь быть такого высокого шатра! — восклицает Кирпичников. — В XVII веке они были низкими, посмотрите хотя бы на гравюры путешественника Адама Олеария. Никогда высота шатра не равнялась высоте каменной башни. Попади в него горящая стрела — он превратился бы в гигантский огненный факел...

Мнения расходятся, и, кто прав, однозначно сказать сложно.

Между тем на другом конце крепости, возле церкви Святого Георгия, идут активные строительные работы: реставраторы восстанавливают (а точнее, отстраивают заново) Раскатную башню. До недавнего времени от нее оставались лишь руины первого «боя» (так в фортификации называют этаж). Теперь башню поднимают до третьего «боя». Сверху не будет шатра, как на остальных башнях: сделают смотровую площадку, с которой откроется вид на крепость и волховские берега.

— Для облицовки стен используем известняк из Сельцо-Бабина и Путилова — примерно тот же, который использовался и много веков назад при строительстве крепостных стен. Он сейчас немного сыроватый, очень светлый, но со временем потемнеет и приобретет «древний вид», — говорит начальник реставрационного участка Иван Турута, работающий на объектах Старой Ладоги уже семь лет.

Работы будут завершены нынешней осенью. В двух этажах Раскатной башни (она будет холодная, без обогрева) разместится музейная экспозиция, рассказывающая о реставрации и исследованиях крепости.

Заглянули мы, конечно же, и в жемчужину Старой Ладоги — церковь Георгия Победоносца, возведенную в середине XII века. Храм знаменит подлинными фресками того времени. Правда, сохранилась только их третья часть — около 150 квадратных метров. Остальное сбили еще в XVII и XVIII веках: тогда почему-то считалось, что подобные росписи «мешают» иконам, уродуют храм.

— В этом году запланирована реставрация фресок (последний раз этим занимались лет двадцать назад) — они запылились, их надо почистить, — говорит директор музея-заповедника Людмила Губчевская. — Лишний раз не помешает... Храм не отапливается, но в холодное время года не промерзает. Здесь уже давно сложился уникальный микроклимат. Зимой мы сюда вообще не заходим, чтобы не нарушать его. Весной проветриваем храм, чтобы выровнять температуру внутри и снаружи.

Церковь открывают для посещения только в сухую погоду летом. Если на улице сыро, дождь — вход категорически воспрещен. А чтобы посетители все-таки имели возможность в любое время увидеть росписи, в соседней деревянной церкви Дмитрия Солунского открыта экспозиция, посвященная фрескам, и готовится фильм в 3D-технологии. Надев специальные очки, можно будет рассмотреть все фрески, особенно те, что находятся под куполом и так просто не видны...

Из крепости мы отправились в Никольский мужской монастырь по соседству, возле которого расширяют причал: в будущем году он будет принимать большие теплоходы.

— Хорошо было бы еще восстановить и старинную гранитную набережную с лестницей, которая когда-то вела к Волхову от ворот монастыря. Ступени там сохранились до сих пор, — добавляет Губчевская.

Кстати, в будущем году туристов ждет новый маршрут — вокруг стен Староладожской крепости. Там прокладывают променад, и крепость можно будет обойти с воды, со стороны рек Ладожки и Волхова. Вообще же разработан проект «большого волховского променада» — от храма Рождества Иоанна Предтечи на Малышевой горе, через Успенский девичий монастырь до Никольского мужского, длиной несколько километров. Сейчас нет возможности пройти этот путь вдоль реки — можно только по улицам поселка. Если такой маршрут появится, он станет изюминкой. Но главное — не навредить.

— Сохранение исторических ландшафтов для Старой Ладоги — проблема номер один, — считает Губчевская. — Очень беспокоит страсть местных властей к украшательству. Лестницу от памятника Рюрику к реке Ладожке, которая, на наш взгляд, искажает сложившийся пейзаж, они не согласовали ни с нами, ни с комитетом по охране памятников...

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook