Букву — в цифру

Старинные книги и рукописи из коллекции Восточного факультета СПбГУ переводят на новый язык, язык информационных технологий. Подсчитано: если сканировать раритеты пять дней в неделю по восемь часов, не отвлекаясь на обед, — в четверть века можно уложиться.

Букву — в цифру | ФОТО Дмитрия Соколова

ФОТО Дмитрия Соколова

Сканер изобрели не вчера, но для копирования книжных раритетов он был бесполезен и даже хуже — вреден. Ценные книги нельзя раскрывать полностью— максимум под углом в 120 градусов; свитки недопустимо разворачивать и тем более прижимать сверху грузом. О том, как вредны старине свет и тепло (потрогайте обычный сканер в процессе работы), говорить излишне.

Это с одной стороны. С другой — если студент или аспирант просил в библиотеке Восточного факультета оригинал, раритет, то мог и недопроситься. Сотрудник, имеющий дело с такими ценностями, — в большей степени хранитель и страж.

— Мы устраивали такие организационные сложности не из жадности, — объясняет директор Научной библиотеки им. М. Горького (то есть книгохранилища всего Санкт- Петербургского университета, включающего в себя и библиотеку Восточного факультета) Марина КАРПОВА. — К старине нужно прикасаться как можно реже. И тем более к рукописи, которая уже по своей сути единственный экземпляр. Рукопись — это особая бумага, особые чернила, краски. Лучше над ней «не дышать». И понимать, что она намного старше любого из нас и должна нас пережить.

Хранение было главным; широкий доступ к информации откладывался на будущее, когда появятся новые технологии (хотя таких слов тогда не употребляли). Будущее пришло, технологии появились. Санкт-Петербургский госуниверситет за 20 тысяч долларов купил цветной сканер — специальный, для работы со старинными книгами и рукописями, не вредящий ни светом, ни теплом. Книгу кладут на сканер и не спеша перелистывают, а устройство, расположенное сверху, «считывает» текст, то есть переводит буквы «в цифру». И в течение нескольких секунд на экране компьютера появляется копия текста.

Это настоящая революция (нет, эволюция): какой-нибудь древний свиток или китайский ксилограф, скрытый из- за своей ценности от многих любопытных глаз, станет доступен на сайте. Впрочем, «доступен» в известных пределах: библиотека научная — стало быть, и фонды свои (и тем более рукописи) открывает не всем любопытствующим, а тем, кто занимается научной деятельностью.

Одна проблема: только рукописей в библиотеке Восточного факультета 50 тысяч. И мало их сканировать, каждую нужно описать — название, автор, краткое содержание. Труд огромный: только китайский фонд библиотеки составляет 35 тысяч единиц и он хоть описан, но почти не изучен. Или попробуйте отыскать для изучения японского фонда специалиста, скажем, по японской скорописи. Такого специалиста, который из чистого интереса погрузился бы в работу с раритетами, — деньгами не заинтересуешь, не такие они большие.

— Сначала мы хотели сканировать и описывать книги в соответствии с их предметной классификацией, — рассказывает заведующая библиотекой Восточного факультета Милана АЗАРКИНА. — Но пришлось работать совсем по-другому: в первую очередь оцифровываются рукописи, необходимые для учебной и научной работы.

Так, один специалист заинтересовался коллекцией ориенталиста Антона Осиповича Мухлинского, и было с чего: собранные Мухлинским «Коран», Комментарий к «Корану» и два сочинения по фикху на арабском языке имеют подстрочный перевод на польский, выполненный... в арабской графике. Дело в том, что этнические татары, оседая в Польше и уже говоря на польском, подчас продолжали писать арабской вязью. Как если бы вы, переехав в Англию, упорно выписывали кириллицей «ду ю спик инглиш?».

...Сотрудники библиотеки — в предвкушении чудесных находок. Возможно, не менее ярких, чем сокровище фонда — рукопись 1523 — 1524 годов, гороскоп персидского шаха Тахмаспа, приобретенная еще первым деканом факультета Казем-Беком. Сейчас этот гороскоп — предмет сильнейшего и постоянного интереса зарубежных специалистов.

— Может быть, в нашем тибетском фонде найдутся старинные рецепты долголетия, —предполагает Марина Азаркина. — Никто ведь не знает, когда придет срок той или иной рукописи.

Материал был опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости»
№ 176 (3768) от 20 сентября 2007 года.

#СПбГУ #библиотека #оцифровка

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Июнь — на лето плюнь? Каким будет первый месяц лета в Петербурге
01 Июня 2018

Июнь — на лето плюнь? Каким будет первый месяц лета в Петербурге

Если говорить о прошедшей весне в целом, то - грех жаловаться - впечатление от нее осталось замечательное. Правда, холодный март отсрочил приход весны и заставил горожан немало побурчать по этому пово...

Антарктида, Антарктика
09 Августа 2017

Антарктида, Антарктика

О том, что не расскажут фотографии, рассказали люди, которые работают непосредственно на Шестом континенте: сотрудники Полярной морской геологоразведочной экспедиции.

Мне, пожалуйста, немножко хуцпы
20 Июня 2017

Мне, пожалуйста, немножко хуцпы

В Тель-Авиве прошла крупная конференция стартапов. Было чему поучиться

Вам не в музей, а в Минобороны
06 Июня 2017

Вам не в музей, а в Минобороны

Во II конкурсе «Start-up СПбГУ» победили самоочищающиеся стены

Ты записался в кластер?
24 Мая 2017

Ты записался в кластер?

Более 550 предприятий Петербурга вошли в новые объединения

Умный Горный
05 Мая 2017

Умный Горный

Апрель, начавшийся Днем дурака, петербургские студенты завершили «Интеллектуадой вузов Санкт-Петербурга».

«Научных школ в России много»
27 Апреля 2017

«Научных школ в России много»

Большинство российских ученых, как я заметил, люди оседлые. Держат родные, друзья, жилье, а если ты руководитель — то и команда.