«Смелых пуля не берет». Воспоминания фельдшера о войне

Мне часто снится война, и полевая сумка, набитая индивидуальными пакетами, ватой, шприцами, кажется, по-прежнему оттягивает усталое плечо. Отправляясь в 19 лет на фронт после окончания фельдшерско-акушерского техникума, я совсем не представляла, что такое война. Наивно думала, что в медиков во время боев не стреляют – мы защищены особым гуманным общечеловеческим законом. Как далеки были мои представления от реальности!

«Смелых пуля не берет». Воспоминания фельдшера о войне | ФОТО ТАСС

ФОТО ТАСС

314-й артиллерийский полк, куда я –  лейтенант медицинской службы –  была зачислена фельдшером, участвовал в боях под Курском. Поначалу солдаты и офицеры были еще неопытными, не умели окапываться, рыть траншеи, да и просто не успевали это делать: нам приходилось то наступать, то отступать. Рвались снаряды, свистели пули. На место раненых и убитых приходило новое пополнение, порой столь же не знающее, как защитить свои жизни.

Мне довелось участвовать в битве на Курско-Орловской дуге. Она началась в четыре часа утра с артиллерийской атаки. Творилось что-то невероятное: одновременно стреляли пушки, «катюши», зенитные батареи, минометы, фаустпатроны, автоматы, винтовки, сверху падали бомбы. Стоял такой гул, что находящегося рядом человека было невозможно расслышать. Земля содрогалась, и возникало ощущение, будто стоишь на вязкой трясине. В этом сражении мы потеряли много солдат и офицеров, боевой техники. Но сколько было примеров отваги и бесстрашия!

У нас в полку воевали два брата-близнеца –  Сергей и Николай Овинниковы. Их орудийный расчет 11 августа 1943 года совершил подвиг. Было это на Курской дуге на Дмитровск-Орловском направлении. Прорвались немецкие танки, нам пришлось отступить. А братья не покинули позицию и дрались до последнего снаряда.

Они отразили несколько контратак танков и пехоты противника. Уничтожили два танка и с десяток огневых точек, наблюдательный пункт врага на колокольне, два пулеметных расчета и более ста немцев. Но и сами не уцелели. 

Наводчик Николай Овинников был смертельно ранен, а командир орудия Сергей –  убит. Ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза, а Николая наградили орденом Отечественной войны I степени. (Кстати, орудие, из которого стреляли братья, сейчас находится в Москве в Музее Вооруженных сил. –  Ред.)

Тяжело солдату в бою, но нам, женщинам, было тяжелее во много раз. Оказывая первую помощь раненому, чтобы скорее вернуть его в строй, мы тоже подвергали себя смертельной опасности, особенно когда выносили бойцов с поля боя. Когда погибла работавшая рядом со мной фельдшер Дуся Кукина, я тоже стала ожидать такого конца... 

Но, видно, пожелали мне долгой жизни те, кого удавалось спасти.

Наша Краснознаменная 149-я стрелковая дивизия орденов Суворова и Кутузова крепла в боях, изгоняя врага с русской земли. Мы форсировали реки. Днепр –  на плотах под массированным огнем противника. Даже вода в реке во время форсирования какое-то время была красной от крови. В нашем полку звание Героя за эту операцию получил сержант Олимин. Он вплавь перебрался на другой берег Днепра и уничтожил немецкого автоматчика, который обстреливал переправу.

В 1943 году я была ранена, бомбовый осколок зацепил правое предплечье. Испугалась, что останусь без руки. 

Меня отправили в эвакогоспиталь. Лечилась полтора месяца и почти не спала –  боялась, что не смогу попасть в свой полк. Когда это все же удалось, увидела, что моему возвращению были рады.

Сначала комполка у нас был Серов, требовательный к себе и товарищам. Когда он ругался (а в ход шли и нецензурные слова), то говорил: «Лейтенант Уварова, вы ничего не слышите». Если ругались солдаты, то он делал им замечание: «Как вам не стыдно ругаться при женщине, нужно соблюдать приличия, представьте себе, что вы не на фронте, а в театре».

В то время мне не раз приходилось бывать на наблюдательном пункте.

Он располагался в погребе, где было тесно, душно и неуютно. Из погреба тянулось много проводов, и благодаря им связь с дивизиями и батареями была у нас хорошо налажена. Помню, пробирались мы к нему как-то ночью зимой с начальником штаба майором Пучковым. 

В этот момент начался обстрел. Пучков закричал: «Не бойся! Страшнее смерти ничего нет. Привыкай!».

В погребе просидели целый день. 

А когда наступили сумерки, постепенно, по одному начали выходить наверх. Когда дошла очередь до меня, один солдат шепнул мне на ухо: «Товарищ лейтенант, будете выходить –  не бойтесь, там много немцев, но они все дохлые». Зрелище оказалось ужасным, и я подумала: вот как хрупка человеческая жизнь...

В 1944 году я наконец-то получила письма из дома, где мне сообщили, что отец погиб на фронте. Теперь после боя я присматривалась к каждому погибшему. Мне казалось, что среди них я узнаю своего отца. Поверьте, но до моего сознания тогда не доходило, что папа воевал на другом фронте и его уже нет в живых.

Когда комполка Серова повысили в звании, он сдал полк подполковнику Филицину, а после него командиром стал Федор Семенович Удовенко, с которым мы и дошли до конца войны. 

О нем тоже хочется сказать несколько слов. Он каждого солдата щадил, заранее предусматривал, где и как расположить полк, беспокоился за санитарную часть, чтобы во время боев раненым удобно было до нас добраться. Если у нас выходил из строя санитар или другой персонал, он тут же давал пополнение, и мы обучали новичка оказывать первую помощь.

Командир полка шутя говорил медсестрам: «Вы, черти курносые, не попадайте под пули! Что я без вас тогда буду делать с ранеными? Будьте смелее, смелых пуля не берет». И в гибели солдат Удовенко всегда обвинял только себя, говорил: «Плохой командир, который не сберег людей».

Война подходила к концу. Когда объявили о капитуляции Германии, сразу никто не поверил. День был солнечный и теплый, птицы пели так, словно понимали –  война закончилась. А мы продолжали нести потери. Нас неожиданно обстреляла вышедшая из леса группа немцев. Повар Медведев, заметив, что один из них нацелился в командира полка, мгновенно заслонил его собой. Был ранен в голову. Я оказала ему первую помощь и повезла в госпиталь. По дороге он, к сожалению, умер... Немцы вышли с белым флагом и сдались в плен.

Не могу не сказать. Была на фронте и любовь, но не такая, как думают многие, а чистая, скрепленная всей тяжестью войны.

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

#Великая Отечественная война #история #воспоминания

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 143 (6981) от 05.08.2021 под заголовком «Курносые, не попадайте под пули!».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».