Поле боя осталось нетронутым. Борьба за создание мемориальной зоны на блокадных рубежах заняла не одно десятилетие

Места сражений еще дымились, когда возникла идея сохранить их в неприкосновенности для потомков — чтобы они видели и помнили, какой ценой была прорвана блокада Ленинграда. Федор Румянцев, замполит 61‑й отдельной легкой танковой бригады, особенно отличившейся в операции «Искра», в своей книге «Огнем и тараном» вспоминал, как командир бригады генерал Владислав Хрустицкий объезжал поле боя, останавливал машину у крупных дзотов, блиндажей, эскарпов, ходил вокруг них, внимательно вглядывался.

Поле боя осталось нетронутым. Борьба за создание мемориальной зоны на блокадных рубежах заняла не одно десятилетие | ФОТО Pixabay

ФОТО Pixabay

«Запоминаешь?» — поинтересовался Румянцев. «Если хочешь, да, — ответил Хрустицкий. — Это поле боя надо бы оставить нетронутым. Иначе как поймут будущие поколения, почему мы какой‑нибудь десяток километров шли семь дней. А посмотрят — узнают, какая это была сложная операция, сколько мужества, душевных сил потребовала она от бойца, от командира…»

Понятно, что после войны государству было не до создания мемориальных заповедников, надо было восстанавливать страну. Заботу о памяти павших взяли на себя их бывшие однополчане и их дети.

Одним из тех, кто стоял у истоков создания мемориальной зоны на рубежах прорыва блокады, был научный сотрудник Ленинградского университета Борис Нериновский — сын бойца Волховского фронта.

— Мой отец прошел финскую войну, был политруком тяжелой артиллерийской батареи. В 1941‑м стал комиссаром минометного батальона, потом — противотанкового. На Невском пятачке он выжил, а под Тортоловом погиб — в авгус­те 1942 года во время Синявинской операции, — рассказывал Борис Владимирович.

По его словам, впервые в тех мес­тах он оказался в 1965 году. С мамой поехал искать могилу отца. В письме с фронта было указано, что он захоронен у станции Назия, севернее деревни Килози. Могилу найти не удалось. Стали узнавать, оказалось: к тому времени произошло укрупнение воинских кладбищ…

— Тогда, в 1960‑х годах, те места еще хранили зримую память о вой­не, — рассказывал Нериновский. — Руины железобетонного моста через Черную речку, разбитая военная техника в районе рощи Круг­лой, остатки укреплений… Парадоксальная ситуация: южные и северные рубежи битвы за Ленинград увековечил «Зеленый пояс Славы», а места, где прорывали блокаду, где сражался Волховский фронт, оказались в тени. А фактически — в забвении.

Наиболее важное значение для прорыва блокады Ленинграда имел 16‑километровый участок Волховского фронта, проходивший с севера на юг от Бугровского мыса на Ладожском озере — вблизи бывших населенных пунктов Липка, Рабочий поселок № 8, Гонтовая Липка, Гайтолово, Тортолово, Мишкино, Поречье, Вороново. Ныне все эти названия — только на карте. Во время войны они исчезли, и жизнь в них потом не возродилась.

На этом участке войска Волховского фронта трижды пытались прорвать блокаду — в сентябре и октябре 1941 года, а потом в августе 1942 года во время Синявинской операции. Волховчанам помогал Ленинградский фронт, наносивший встречные вспомогательные удары со стороны реки Тосны и Невского пятачка. И, наконец, именно в тех местах блокаду удалось прорвать в январе 1943 года!

Нериновский и его единомышленники еще в начале 1970‑х годов собирали подписи ветеранов Волховского фронта — от бывших командиров дивизий до рядовых. Все они настаивали на том, что от рощи Круглой до озера Барского необходимо создать мемориальную зону. Поддержать идею чиновники не спешили, поэтому заявители начали ставить временные, самодельные памятники, что называется, явочным порядком. Большую помощь оказывал Мгинский совет ветеранов. Вместе с ленинградцами работали казахстанцы во главе с Майданом Кусаиновым, отец которого сражался на Синявинских высотах.

— Чиновники возражали: мол, концепция неправильная, нельзя воздвигать памятные знаки на местах, удаленных от путей сообщения. Но для нас это было принципиально: устанавливать их непосредственно на местах событий, даже если в данный момент они труднодоступны. Кто считает должным почтить память павших за Ленинград, найдет возможность добраться, — говорил Нериновский.

В конце концов власти пошли навстречу: по поручению Министерства культуры РСФСР институт «Ленгипрогор» в 1977 – 1978 годах разработал проект будущей мемориальной зоны. Спустя еще два года Леноблисполком принял решение о создании мемориального комплекса в зоне прорыва блокады, в который должны были войти и передовые рубежи Волховского фронта — от Гонтовой Липки до Воронова. Но оно, увы, так и осталось на бумаге. Из всего задуманного в 1985 году появилась только диорама «Прорыв блокады Ленинграда» в Марьине.

И общественники продолжили свою работу: в начале 1990‑х годов установили памятные знаки в Гайтолове и Поречье. Затем, при помощи военных — в Тортолове. Дороги туда не было, так что обелиск доставили вертолетом. В 2000 году появился мемориальный знак в роще Круглой — ключевом месте прорыва блокады.

От фронтовиков эстафету уже в нынешнем веке приняли поисковики.

— Мы подключились в 2005 году, — говорит руководитель поискового отряда «Ингрия» Евгений Ильин, — когда пришло четкое понимание: поиск незахороненных бойцов — это, безусловно, важнейшее дело, но нам надо взять на себя и шефство над мемориальной зоной, ставшей поистине народной. Мы видим в этом, если хотите, свою миссию. Со многим пришлось столк­нуться: бороться и против свалки, которую хотели устроить на бывших местах боев, и против организации здесь песчаных карьеров…

Вот уже почти двадцать лет участники «Ингрии» на общественных началах опекают мемориальную зону от Тортолова до рощи Круглой. Три раза в год — весной, летом и осенью — приводят в порядок все мемориалы и воинские могилы. Поисковики из Челябинска взяли обязательство содержать в порядке мемориал «Скорбящий матрос». В общем деле участвуют ученики и педагоги Кировской гимназии имени Героя Советского Союза Султана Баймагамбетова. В июле 1943 года в районе поселка Синявино он закрыл грудью ­амбразуру вражеского дзота.

Год назад после многих лет бюрократической волокиты мемориальная зона наконец‑то обрела юридический статус. 21 января 2022 года был подписан, опубликован и вступил в действие приказ областного комитета по сохранению культурного наследия. Он установил границы территории объекта культурного наследия регионального значения — достопримечательного места «Военно-мемориальная зона «Прорыв блокады Ленинграда, 1941 – 1944 гг.», закрепил требования к осуществлению здесь хозяйственной деятельности и градостроительным регламентам.

Согласно документу, предметом охраны являются элементы историко-культурного ландшафта, представляющие интерес с точки зрения истории, в том числе мес­та захоронений советских воинов и неучтенные утерянные захоронения воинов Красной армии, выявленные в ходе поисковой работы.

Территория поделена на два участка. Первый — зона охраняемого ландшафта, на которой запрещена добыча полезных ископаемых, бурение скважин, устройство мусорных свалок и полигонов, а также лесозаготовительные работы. Вторая зона включает в себя территории населенных пунктов и дачных поселков, а также земли, предназначенные под застройку. В ней предусмотрено ограничение высотности сооружений.

Де-юре мемориальная зона уже существует. Значит, теперь не только поисковики на общест­венных началах будут заниматься уходом за памятниками и воинскими могилами, но и государство. По сути дела, так оно должно было быть с самого начала.

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Дзен».


#память #история #блокада Ленинграда

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 8 (7337) от 18.01.2023 под заголовком «Поле боя осталось нетронутым ».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».