Погреб на взморье. Тайны мрачного дома в Лисьем Носу

Погреб на взморье. Тайны мрачного дома в Лисьем Носу | Развеять мрачность «запретки» можно, лишь приведя в порядок здание порохового погреба и окружающую его территорию, до сих пор принадлежащую Министерству обороны, а уж вариантов его использования множество. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Развеять мрачность «запретки» можно, лишь приведя в порядок здание порохового погреба и окружающую его территорию, до сих пор принадлежащую Министерству обороны, а уж вариантов его использования множество. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Это мрачноватое старинное кирпичное здание на берегу Финского залива когда-то тщательно охранялось, было обнесено забором с колючей проволокой. Местные жители именовали территорию «запретной зоной», или «запреткой». Теперь проволока кое-где оборвана, двери в постройку заколочены, а само оно пустует...

Местные краеведы считают, что здание построено на месте захоронения казненных на мысе Лисий Нос политических преступников-террористов. Было такое печальное дело в начале XX века в этих местах. И бродят здесь якобы неупокоенные души несчастных революционеров и уголовников. Некоторые вообще считают эти места прoклятыми и не советуют появляться тут в темное время суток. Мол, можно нарваться на привидение с обрывками веревки на шее...

На деле же все гораздо прозаичнее. Это здание - бывший пороховой погреб, принадлежавший Кронштадтской крепости. Как известно, перед Крымской (Восточной) войной на мысе Лисий Нос был построен редут с небольшими погребами для хранения боеприпасов. В 1865 году было принято решение построить здесь большой пороховой погреб, так как в Кронштадте с хранением взрывчатых веществ всегда были трудности, а безлюдный тогда Лисий Нос вполне подходил для этой цели. Но какой именно погреб построили - документы умалчивают.

Да и точная дата его возведения до последнего времени оставалась неизвестной. Попытки найти сведения в фондах РГАВМФ долгое время результата не приносили. Ни в фондах Кронштадтской крепости, ни в фондах Кронштадтского порта нет ни проекта, ни чертежей, ни договоров на возведение этого погреба. Отсутствуют сведения и в ЦГИА СПб.

И вот, наконец, находка, позволившая более-менее расставить все точки над i. В РГАВМФ в одном из дел Кронштадтского порта мне удалось обнаружить акт комиссии, датированный 19 июля 1899 года. В тот день она осматривала погреб на Лисьем Носу и засвидетельствовала, что его кровля требует ремонта, водосточные трубы совершенно ветхие, надо сделать новые. Кроме того, из-за прохудившейся крыши сырость проникает внутрь погреба и портит штукатурку, которая уже «местами и сплошь оскоблена и перетерта». И так далее в таком же духе.

Начались поиски подрядчика, но прежде была составлена смета на ремонт погреба. Ее характеристики позволяют судить о размерах сооружения. Среди прочего указано: «Настлать чистые полы из 3-дм сосновых чистых досок кв. саж 105,7; окон рам оконных 26, четыре дверных, дефлекторов - 70, кровельного железа на крышу 144,51 кв. саж нового и от разборки 60,56 саж».

Сопоставление позволяет определить, что ремонтировали именно ныне стоящее на мысу здание. Значит, построено оно было значительно раньше, раз успело к тому времени изрядно прохудиться. Поэтому, вероятнее всего, датой постройки погреба следует считать конец 1860-х годов. Тем более что в документах второй половины XIX века есть короткие упоминания об этом сооружении. То есть оно здесь уже находилось и его использовали по назначению

Совершенно очевидно, что после капитального ремонта старого погреба строить новый не было никакого смысла, хотя еще в 1901 году рассматривался вопрос о размещении на Лисьем Носу целой группы небольших «магазинов» для хранения различных взрывчатых веществ. Существовал даже проект строительства порохового погреба на искусственном острове около Лахты. Но дальше рассмотрения дело не пошло.

Таким образом, легенды о том, что погреб построен на костях террористов, несостоятельны. Хотя место казни революционеров и уголовников находилось действительно неподалеку отсюда, поскольку и в те времена территория относилась к военному ведомству и была закрыта от посторонних глаз.

Есть также сведения, что в марте 1921 года здесь же, на взморье, похоронили в двух братских могилах жертв кронштадтского восстания: в одной - красных, в другой - белых. Но была и могила, в которой погребли 120 погибших, у которых не было документов, то есть определить принадлежность к той или другой стороне было невозможно. Со временем эти могилы просто исчезли...

Что же касается погреба, то окружающая его атмосфера действительно отдает чем-то пугающим. Да и как может быть иначе, если здание давно уже брошено: пустые окна, ржавые карнизы, осыпающиеся кирпичи...

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

#исторические здания #Лисий Нос #легенда

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 055 (6653) от 27.03.2020 под заголовком «Погреб на взморье».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 Августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 Августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 Августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 Августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 Августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 Июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 Июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 Июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 Июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 Июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 Июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 Июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».