Главная городская газета

Одолжим деньги государству?

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Образцовые дома» града Петрова

Со времен Петра I в Северной столице сохранилось не мало домов, возведенных для «именитых», «зажиточных» и «подлых» горожан. В статусах «образцовых» строений разбирались «СПб ведомости». Читать полностью

Харьковское товарищество барона Бергенгейма

Историческое клеймо качества «ХТБЭБ» довольно часто можно встретить на петербургской плитке. Кому принадлежит этот символ и что он означает? Мы изучили знак и раскрыли его тайну. Читать полностью

Последние поэты: 100 лет назад был закрыт Императорский лицей

Ни одно учебное заведение царской России, закрытое после революции, в наши дни не вспоминают столь часто, как бывший Царскосельский лицей. Мы разобрались, что случилось с Императорским лицеем после его закрытия. Читать полностью

Зубы дракона на Мокрушах

«СПб ведомости» обнаружили в исторической хронике необычный случай появления «зубов» на Петроградской стороне. Разберемся в ситуации и рассмотрим, причем здесь «Никола-Мокрый». Читать полностью

Истории: как камердинер Пушкина воспитывал и шутливые стихи Суворова

Из рубрики «Просто анекдот» наши читатели узнают, как дядька-камердинер Никиты Всеволожского заставлял Пушкина писать стихи. А также прочтут нетленные короткие стихи Суворова, написанные после победы в Туртукае. Читать полностью

Первопоходники. За что боролась Добровольческая армия

Сто лет назад в России разгоралось пламя Гражданской войны. Об этапах становления Красной армии мы уже писали. А за что воевали белые? За «веру, царя и Отечество»? Или за помещиков и капиталистов? Читать полностью
Одолжим деньги государству? | Николай Дождиков (в центре) во время Первой мировой. Он еще не догадывается, что станет «радистом революции».<br>РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

Николай Дождиков (в центре) во время Первой мировой. Он еще не догадывается, что станет «радистом революции».
РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

В коллекции собирателя предметов старины Ивана Александровича Фоминых, который младше революции всего на десять лет, - немало материалов, относящихся непосредственно к 1917 году. Фотографии, газеты, плакаты, письма и открытки самых простых людей, которые словно бы доносят до нас голоса того времени.

- Интересны ведь не сухие факты, а человек в истории. Хочется понять, как всеобщее настроение восторженной любви к царю и Отечеству, проявившееся в начале Первой мировой, переросло в страшную нетерпимость, - говорит коллекционер.

Когда мы смотрим документы, перед нами проходит галерея «типов». Офицеры, студенты, гимназисты... Простые обыватели, далекие от политики, особенно в провинции. Хорошо нам сегодня смотреть на них издалека и размышлять о том, кто был прав, кто виноват... А они просто существовали в своем времени, сетовали на неурядицы, мечтали о том, что они рано или поздно кончатся и наступят светлые времена.

В моих руках - газета «Биржевые ведомости» от 16 апреля 1917 года. В одной из заметок видный деятель партии социалистов-революционеров Виктор Чернов дает такую оценку Ленину: «Он шагает к своей главной цели; для него было бы правильно основное направление, а все остальное неважно... Ни излишеством моральной чуткости, ни чрезмерным тактом Ленин никогда, как известно, не отличался. У Ленина есть большой боевой темперамент и огромный запас энергии...».

Как бы то ни было, историческая правда осталась за «оппонентом» Чернова. А он в итоге оказался в эмиграции, но до конца дней сохранял верность идеалам: активно

участвовал в деятельности нью-йоркской группы партии социалистов-революционеров. Был одним из редакторов партийного журнала «За свободу»...

Кстати, революция революцией, но ведь продолжалась и Первая мировая война. Только едва ли у многих она вызывала такие же чувства, как в 1914 году. В коллекции Ивана Фоминых - крошечная, карманного формата, брошюра «Когда можно кончить войну», изданная в Казани в 1917 году. Вот лишь одна цитата из нее: «Война выгодна кому-то, но только не крестьянам и рабочим. Продолжение войны для них - равносильно самоубийству».

Автор тоненькой книжицы - Иларий Шадрин, популярный в то время журналист, публицист, прозаик и драматург. По возрасту - ровесник Николая II. Сын псаломщика из Вологодской губернии, окончил тамошнюю духовную семинарию, сам служил псаломщиком в местных приходах. С 1915 года работал в сфере кооперации, редактировал журнал «Вятский кооператор». Опубликовал два десятка книг.

А вот в моих руках - пятипроцентная сторублевая облигация «Заема свободы». Его первую серию Временное правительство выпустило через месяц после Февральской революции. Читаем: «Не жертвы требует от нас Родина, а исполнения долга. Одолжим деньги Государству, поместив их в новый заем, и спасем этим от гибели нашу свободу и достояние». Примечателен оптимизм Временного правительства: облигации выпущенного им займа должны были действовать в течение 49 лет, то есть до... 1966 года!

И снова - голос из прошлого. Письмо некоей Стефании от 15 октября 1917 года, за две недели до Октябрьской революции в Петрограде: «Шлю Вам привет из Великого Новгорода, где меня, неготовой к трудной борьбе, захватило трудное время. В самом деле, я приехала сюда только на неделю в гости, но так как здесь нашлась временная работа на 180 рублей в месяц, то я решила не пренебрегать этим заработком и потрудиться на пользу Отечества, так как работаю в Полевом Строительном управлении по постройке дорог Северного фронта... В данное время только серые шинели переполняют все улицы и закоулки, а когда их не будет, то наступит тишь и гладь, и Божья благодать...».

А вот - фотография бравого солдата Николая Дождикова. Между прочим - непосредственного участника событий Октября 1917-го. Он работал радиотехником на радиостанции в Царском Селе, устроенной по заказу военного ведомства во время Первой мировой войны. 23 октября вечером она передавала в эфир воззвание Керенского с призывом о поддержке Временного правительства. Однако Дождиков совершил диверсию: отвлек дежурного офицера и сделал приписку, которая пошла в эфир: «Товарищи трудящиеся! Керенский вас обманывает, не верьте ему! Берите власть в свои руки! Вся власть Советам!».

Когда утром 26 октября на радиостанции узнали о свержении Временного правительства, на экстренном совещании стали решать, куда отправлять получаемые из-за границы сообщения. Раньше их передавали в Генштаб. Дождиков вызвался отвезти радиограммы в Смольный. Пробился к Ленину. Вождь попросил ежедневно доставлять ему иностранные корреспонденции, а также немедленно передать в эфир воззвание «К гражданам России». Дождикову выписали пропуск, и в следующий раз он привез из Смольного для передачи стране и миру два первых советских декрета - о мире и земле.

Обо всем этом Николай Романович Дождиков, более сорока лет проработавший на радиостанциях на Севере, поведал Ивану Фоминых, который был тогда рабкором «Ленинградской правды». Познакомились они в Музее Арктики и Антарктики. Фоминых привел Дождикова в газету, и там 6 ноября 1959 года появился очерк «Радист революции». А фотокарточки Николая Дождикова времен Первой мировой сохранились в архиве коллекционера...

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook