Главная городская газета

Независимость по-фински

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Как прошли «самые странные похороны XX века»

17 июля исполнится 100 лет со дня расстрела семьи последнего российского императора Николая II и его приближенных. И 20 лет с того дня, как их останки были погребены в Петропавловском соборе. Наш автор вспомнила, как это было. Читать полностью

История четвероногих строителей Северной столицы

Строительство Петербурга стало огромным испытанием не только для людей, но и для лошадей и волов. Документы Российского государственного исторического архива позволяют узнать связанные с ними любопытные подробности. Читать полностью

Как накануне Первой мировой на Неве появились пираты

Мы обнаружили в исторической хронике новости об ограблениях настоящих «пиратов XX века», не дававших покоя петербуржцам. Чем промышляли разбойники и удалось ли от них избавиться? Узнаем подробнее. Читать полностью

Казусы истории: как царь Петр на солдатском пайке сидел

Как известно, армейская продовольственная служба была создана лично Петром Великим. Император проверял, будут ли сыты солдаты, на собственном примере. Поговорим об этом и другом интересном историческом случае. Читать полностью

Российская литература запуталась в альтернативной истории

Альтернативное прошлое находит все больше поклонников. Если бы Ленин ночью 1917 года не дошел до Смольного, а Гитлер погиб в результате покушения, устроенного на него летом 1944-го...Истории порой приобретают пугающий облик. Читать полностью

Последняя воля капитана Щастного: неизвестная история

Мы рассказывали о трагической судьбе героя «Ледового похода» Балтийского флота капитана 1-го ранга Алексея Щастного. Он был обвинен в контрреволюционном заговоре, приговорен Ревтрибуналом при ВЦИК к расстрелу и казнен в ночь с 21 на 22 июня 1918 года. Читать полностью
Реклама
Реклама
Независимость по-фински | Плакат художника Эрика Васстрёма, опубликованный 20 октября 1917 года в издававшемся в Выборге сатирическом журнале Ampiainen («Оса»). Главный смысл - в море вышел корабль под названием «Республика Финляндия»...

Плакат художника Эрика Васстрёма, опубликованный 20 октября 1917 года в издававшемся в Выборге сатирическом журнале Ampiainen («Оса»). Главный смысл - в море вышел корабль под названием «Республика Финляндия»...

Сто лет назад, в декабре 1917 года, о своей государственной независимости объявила Финляндия. Она стала первой из бывших окраин Российской империи, юридически оформившей свое стремление быть суверенным государством. И новое, советское, правительство России, провозгласившее принцип права наций на самоопределение, не стало чинить препятствий. Казалось бы, обе стороны были довольны друг другом... Однако в тех событиях немало недостаточно известных деталей, нюансов и обстоятельств. Наш собеседник - знаток российско-финляндских отношений XIX - XX веков, профессор Санкт-Петербургского госуниверситета, доктор исторических наук Владимир БАРЫШНИКОВ.

- Владимир Николаевич, справедливости ради надо сказать, что Великое княжество Финляндское пользовалось весьма широкой автономией и будучи частью Российской империи...

- Да, это так. Напомню, Финляндия вошла в состав страны после Русско-шведской войны 1808 - 1809 годов, и ее статус в империи был весьма своеобразным. В условиях абсолютной монархии она имела собственные законодательный и исполнительный органы местного управления. Более того, она экономически оставалась весьма самостоятельной территорией, напоминающей, как сейчас говорят, свободную экономическую зону, - вплоть до введения в 1860 году собственной валюты (финской марки) и существования внутренней таможенной границы, отделяющей Великое княжество Финляндское от России. Здесь функционировала своя полиция, независимая от России.

Кроме того, действовали собственные законы, доставшиеся Финляндии «по наследству» от шведского периода. И свои войска, которые лишь подчинялись русскому генерал-губернатору. Все это говорило о том, что в Петербурге к Финляндии относились весьма безразлично, считая эти земли «диким краем», который России особенно и не нужен. Ситуация изменилась на рубеже XIX - ХХ веков.

Интерес к финской территории стала проявлять нарождавшаяся российская буржуазия. Кроме того, на передний план выходили соображения, связанные с усилением обороны в местностях, примыкающих к Петербургу. Наконец, изменение политики в отношении Финляндии было связано и с нараставшим в период Александра III консерватизмом.

- В чем это выражалось?

- Еще в 1890 году почта Финляндии была подчинена российскому Министерству внутренних дел, а в следующем году последовал указ о введении русского языка в делопроизводство местных органов власти. До этого использовался либо шведский, либо в несколько меньших объемах финский язык.

Русификаторская политика Николая II была направлена на ликвидацию автономного статуса Финляндии «законным» способом. 3 февраля 1899 года был опубликован царский манифест о введении в действие новых «Основных положений» для Финляндии. Согласно ему, финляндский парламент (сейм) лишался права принимать законы, касавшиеся общегосударственных интересов. Манифест вызвал бурю протестов в финском обществе вплоть до петиции к царю, которую подписали 525 тысяч человек! Правда, делегатов, прибывших в Петербург для ее вручения, государь не принял, а лишь передал им, что «не сердится на них» и пожелал им «с миром возвращаться домой».

После этого финскому сенату (правительству) и другим административным учреждениям Финляндии было предписано в течение пяти лет принять русский язык в качестве официального языка переписки. Также в принудительном порядке было введено обучение русскому языку во всех средних школах Финляндии, а в 1901 году был принят закон об упразднении самостоятельных финских войск. С этого момента на Финляндию распространилась общерусская воинская повинность.

Это опять вызвало массовые протесты, новую петицию царю и снова - полное ее игнорирование в Петербурге. Тогда началось сопротивление. Оно выразилось в том числе и в терактах против российских чиновников. Так, в 1904 году в Гельсингфорсе был застрелен русский генерал-губернатор Бобриков.

Но полного подчинения края Петербург так и не добился. Этому вначале помешала начавшаяся в России в 1905 году первая русская революция. Население княжества ее поддержало, и царь вынужден был отменить все «русификаторские» решения. В результате в Финляндии осталась собственная валюта, а в 1906 году была даже проведена реформа, заложившая основы современного парламентаризма в этой стране. Был создан собственный внесословный парламент, который формировался на основе всеобщих выборов депутатов. И в голосовании впервые в Европе стали принимать участие женщины.

Тем не менее, после того как революция была разгромлена, Николай II стремился продолжить прежнюю линию в отношении Финляндии, но теперь осуществлению задуманного уже помешала Первая мировая война. В отличие от остальной территории Российской империи здесь, опасаясь протестов, не проводилась всеобщая мобилизация в армию и власти Российской империи вообще стремились «не беспокоить» финское население.

Однако именно тогда в Финляндии возникло «егерское движение», к которому примкнули прежде всего те, кто ранее активно сопротивлялся «антифинской» политике властей Российской империи. Причем любопытно, что это в основном были представители шведоязычной части населения края. Часть радикально настроенных молодых людей начали перебираться в Германию. Там из них сформировали 27-й королевский прусский егерский батальон, воевавший на восточном фронте против русской армии.

- То есть на стороне врага.

- Да. В ту же пору начала набирать силу финская социал-демократическая партия - кстати, полностью обособленная от российских социал-демократов. На парламентских выборах 1916 года (уникальное событие - выборы в условиях войны!) она одержала уверенную победу, получив больше половины мест в высшем финском законодательном органе - 103 из 200.

Когда началась Февральская революция, финский парламент видел свою главную задачу в том, чтобы добиться от России максимальной независимости. Поначалу речь шла о расширении автономных прав. В апреле 1917 года в Петроград был представлен проект, согласно которому все полномочия верховной власти в Финляндии, за исключением внешнеполитических и военных, предоставлялись местным органам власти. Временное правительство не согласилось и в ответ на принятый 18 июля финляндским парламентом «Закон о власти» досрочно распустило его и назначило на осень новые парламентские выборы.

Финские социал-демократы не подчинились этому решению и продолжали до середины сентября в Гельсингфорсе проводить заседания парламента. Однако 30 сентября 1917 года выборы все же состоялись, финские социал-демократы получили в нем 93 места из 200. Новый состав парламента опять одобрил уже принятый ранее «Закон о власти». Более того - обратился к Временному правительству с предложением его одобрить. С этим поручением генерал-губернатор Финляндии Николай Некрасов (деятель левого крыла партии кадетов, назначенный на эту должность в сентябре 1917 года Временным правительством) прибыл в Петроград. По стечению обстоятельств - как раз 25 октября. Вот с этого момента и начинается самое интересное...

События в Петрограде застали Финляндию врасплох. Там совершенно не ожидали падения Временного правительства. При этом социал-демократы, ранее призывавшие к отделению от России, начали теперь проявлять «солидарность» с революционной Россией. А умеренные политики и буржуазные деятели, наоборот, стремились в новых условиях изолироваться от нее.

- Почему произошло такое изменение взглядов?

- Из-за страха перед большевистской революцией. Изоляционистские настроения, естественно, поддерживали и антирусски настроенные активисты, которые были на стороне Германии.

Политическую ситуацию обострило еще и то, что Совет народных комиссаров одним из первых своих декретов объявил Декларацию прав народов России, которая заявляла о праве наций на самоопределение вплоть до отделения и образования суверенных государств. Этим, естественно, в Финляндии сразу же постарались воспользоваться.

15 ноября (по новому стилю) парламент принял закон о том, что временно принимает на себя верховную власть, а 27 ноября было образовано новое правительство (сенат), которое возглавил антирусски настроенный Пер Эвинд Свинхувуд. В финской истории оно получило название «Сенат независимости», поскольку четко взяло курс на отделение от России.

4 декабря сенат выступил с заявлением о необходимости такого отделения, а спустя два дня, 6 декабря, этот вопрос был вынесен на обсуждение парламента. Результаты голосования, однако, оказались ошеломляющими: только 100 депутатов парламента из 200 отдали свои голоса «за». Тем не менее Финляндия была объявлена независимой. Таким образом, заявление правительства было «переформатировано» в официальную декларацию, которая давала правительству право приступить к практическому решению вопроса.

Тем не менее многие полагали, что делать это без официального обращения к российскому правительству не стоит и необходимо достичь компромисса на основе соглашения между двумя странами. Действительно, по существующему тогда порядку международного права, независимость тех или иных территорий, входящих в состав единого государства, должна была обсуждаться с правительством единой страны. Это положение в практике международных отношений являлось незыблемым - оно было нарушено только в конце XX века.

Правительство Свинхувуда, игнорируя власти Советской России, стало обращаться с просьбой о признании независимости к зарубежным государствам, в том числе к таким экзотическим для Северной Европы, как Иран, Венесуэла, Уругвай. Однако никто не спешил признавать финскую самостоятельность. Оставался лишь один путь, который лежал через Петроград...

- Принято считать, что независимость Финляндии дал Ленин, поэтому финны его любят и ценят. Или он только подтвердил то, что уже было свершившимся фактом?

- Хотя в России и был принят декрет о праве наций на самоопределение, которым финское правительство фактически воспользовалось, обращаться к Ленину оно явно не стремилось. Советскую власть в руководстве Финляндии рассматривали как «незаконную», «временную», «непрочную».

Поэтому, понимая, что с Россией нужно как-то договориться и официально объявить ей о своем отделении, в Гельсингфорсе решили прибегнуть к весьма оригинальному шагу. 25 декабря в Петроград была направлена депутация финского правительства, которая разыскала экс-генерал-губернатора Некрасова и торжественно объявила ему о независимости. Однако это совершенно ничего не решало.

В Смольном же, наоборот, четко демонстрировали, что готовы следовать провозглашенному принципу. Еще в конце ноября 1917 года Сталин, в ту пору нарком по делам национальностей в Совнаркоме, будучи участником чрезвычайного съезда финских социал-демократов, прямо указал, что советское правительство не только признает за Финляндией право на самоопределение, но и готово осуществлять его на практике.

В Смольном надеялись, что и в Финляндии тоже начнется революция, но и отступать от принципа «права наций на самоопределение» не могли. Как бы то ни было, но финляндскому руководству ничего не оставалось, как обращаться к Ленину, что и было сделано. И 31 декабря 1917 года Совет народных комиссаров преподнес Финляндии новогодний подарок - подписал декрет о признании ее независимости.

В определенном смысле это была и некая благодарность за то, что Финляндия долгое время являлась определенным плацдармом для русских революционеров, боровшихся сначала против царского, а затем Временного правительств.

Под декретом поставили подписи не только Ленин, но и ключевые народные комиссары: по иностранным делам - Лев Троцкий, внутренним делам - Григорий Петровский, юстиции - Исаак Штейнберг, по делам национальностей - Иосиф Сталин, продовольствия - Александр Шлихтер, государственных имуществ - Владимир Карелин. Хочу это особо подчеркнуть, поскольку в советское время, когда в СССР публиковали этот декрет, обычно сохраняли только подпись Ленина.

Действительно, было принято считать, что только Ленин дал Финляндии независимость. Это, естественно, неверно. Что же касается его отношения к данному декрету, то, выступая на VIII съезде РКП(б) в 1919 году, он прямо говорил: «Если мы скажем, что не признаем никакой финляндской нации... это будет пустяковой вещью. Не признать того, что есть, - нельзя».

При этом надо понимать, что официальное обращение финляндской правительственной делегации в Смольный в декабре 1917 года было очень важно и для большевиков. Фактически это означало официальное признание их правительства.

Кстати, декрет Совнаркома о независимости Финляндии спустя четыре дня был утвержден на заседании Всероссийского центрального исполнительного комитета советов. Причем в постановление советского правительства тогда была внесена соответствующая правка, где после необходимой фразы «по соглашению с Финляндским правительством» было еще добавлено «и представителями финляндского рабочего класса». Этим явно давалось понять, что дело еще не закончено и в Петрограде не очень-то хотят видеть по соседству буржуазное государство.

«Мы сейчас - я употребляю нехорошее слово - «завоевываем» Финляндию, но не так, как это делают международные хищники-капиталисты, - отмечал Ленин 5 декабря. - Мы завоевываем тем, что, предоставляя Финляндии полную свободу жить в союзе с нами или с другими, гарантируем полную поддержку трудящимися всех национальностей против буржуазии всех стран». Вероятно, именно это являлось главным принципом, которым тогда руководствовались в отношении Финляндии. Большевики рассчитывали, конечно, что там также начнется революция.

- И она произошла?

- В ноябре 1917-го финские социал-демократы не решились встать на путь революции. Откликаясь на события в Петрограде, они организовали всеобщую забастовку, начавшуюся 13 ноября, под лозунгом «Мы требуем». Появились даже вооруженные отряды Красной гвардии. Однако уже спустя шесть дней забастовка окончилась - после того как власти Финляндии приняли решение о восьмичасовом рабочем дне, проведении коммунальных выборов, а также о расширении демократических свобод.

Тем не менее процесс, очевидно, трудно было остановить. 28 января 1918 года в Гельсингфорсе началось восстание, было образовано революционное правительство. Причем эта революция оказалась первой после октября 1917 года, она стала в один ряд с революциями в Австро-Венгрии (октябрь 1918-го) и Германии (ноябрь 1918-го).

Однако революция захлебнулась кровью. А затем уже началась Гражданская война, которая со стороны финских белых носила и ярко выраженный антироссийский характер. Штыки белых были повернуты не только против собственных красных, но и против русских, которые воспринимались как потенциальные враги независимости, «пятая колонна» Советской России. Ведь в «наследие» от Российской империи Финляндии остались русские войска, настроения которых не могло не влиять на внутриполитическую ситуацию. Впрочем, драматическая ожесточенная Гражданская война в Финляндии, завершившаяся в мае 1918 года победой белых, - тема, требующая отдельного разговора.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook