Гость редакции - Ярослав Жолобов

Гость редакции - Ярослав Жолобов | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Чтобы все
друг друга слышали

Это учебное заведение довольно молодо, оно появилось в Москве в 1998 году. Причины понятны: в те годы кардинально менялось законодательство (чего стоит развитие института частной собственности) и возник острый дефицит высококвалифицированных юристов. От множества других учреждений юридического образования оно отличалось уже своим статусом: его учредителем стал Верховный суд Российской Федерации.

Вскоре филиалы Российского государственного университета правосудия были образованы по всей стране, от Хабаровска до Краснодара. В 2003 году, 15 лет назад, такой филиал открылся в Петербурге. В сферу его ответственности входит подготовка судейских кадров на Северо-Западе России. С нашим сегодняшним собеседником мы говорим о том, как выучиться «на судью»; зачем юридическое образование, скажем, футболисту; и что мешает написать закон сразу так, чтобы в него не приходилось вносить поправки.


- Ярослав Борисович, как вы прокомментируете традиционное сетование: «У нас переизбыток юристов»?

- У меня на это встречный вопрос: «Переизбыток людей, получивших юридическое образование? Или квалифицированных юристов?». Вот, скажем, у вас есть персональный юрист?

- Нет, это в западных фильмах герои говорят: «Мне надо позвонить моему адвокату».

- На самом деле персональный юрист - это что-то вроде семейного врача, которому вы доверяете и при случае обращаетесь к нему. Это не обязательно адвокат - а, скажем, специалист, который может оптимизировать ваши налоги, разобраться со льготами, помочь в сфере ЖКХ, кадастра, недвижимости и т. д. Тут настоящих профессионалов не то что переизбыток - недостаток.

Вот наша выпускница по-соседски решила помочь пожилой супружеской паре оптимизировать семейный бюджет. Подсчитала их пенсии, траты, учла льготы и обнаружила, что по коммунальным тарифам они переплачивают. Написала претензию - и им вернули деньги. Заодно сориентировала, как экономить, чтобы обходиться без покупок в кредит. В результате в год выходила экономия от 30 тысяч рублей.

Это целый пласт во многом не освоенной специалистами юридической работы. Начинающему юристу всегда можно найти достойное применение своим знаниям и получить при этом бесценный практический опыт.

- Но все же основная задача и университета правосудия, и петербургского филиала - подготовка кадров для судебной системы.

- Изначально Российский государственный университет правосудия создавался для повышения квалификации судей. Смотрите: только в последнее время, с 2013-го по 2017 год, вносились десятки изменений и дополнений в законодательство. Только в Кодекс об административных правонарушениях - 319 раз! А ведь это законы, с которыми ежедневно работают судьи. У нас прошли повышение квалификации более пятисот мировых судей и около девяти тысяч служащих судов общей юрисдикции и управлений Судебного департамента.

Но наши учредители решили, что недостаточно только повышения квалификации - для судебной системы кадры нужно готовить со студенческой скамьи. В 2006 году мы набрали студентов, первый выпуск которых состоялся в 2011-м. Среди них уже есть судьи, многие служат в подразделениях Следственного комитета, прокуратуры, органах юстиции.

- Неужели и вчерашний школьник тоже может пойти учиться «на судью»?

- В нашем вузе этот путь для многих начинается несколько раньше, чем обычно. Уже после окончания 9-го класса есть возможность пройти обучение в нашем колледже по специальности «Право и судебное администрирование». Затем следует плавный переход на первый уровень высшего образования - бакалавриат, а для дальнейшего роста - магистратура со специализированными программами. Студенты даже шутят: «Мы учимся как на врача».

Наверное, вхождение в профессию именно таким и должно быть - постепенным, с обязательными элементами практики, с освоением всех ступеней работы в суде, начиная от секретаря судебных заседаний и помощника судьи. А мировым или федеральным судьей можно стать, только отработав после вуза пять лет по юридической специальности и сдав очень трудный экзамен.

Наши студенты трудолюбивы и талантливы, они активно участвуют в научных и творческих кружках, побеждают в спортивных соревнованиях как среди филиалов университета, так и вузов города. Команда КВН славится выступлениями и весомыми победами. Обладатели титулов конкурса «Мисс и Мистер РГУП», «Лучший студент года» также есть в наших рядах.

- На ваш взгляд, если брать вчерашних школьников: они идут в юриспруденцию целенаправленно - или потому что модно, родители настояли...

- Главная проблема наших первокурсников - мотивация при отсутствии опыта. Первокурсники слушают лекции, записывают - но не понимают, зачем им это нужно. Некоторые говорят: «Вот закончу вуз, тогда и буду работать».

Нет! С первого курса надо получать такой опыт. Помогать родным, друзьям, соседям. Вот сел приятель в маршрутку, она сломалась, всех высадили - пожалуйста, разбирай юридический вопрос: имеет ли пассажир в таком случае право на компенсацию? Иногда говорят: «Как я могу сейчас кому-то юридически помочь, я еще ничего не знаю». Но первый навык юриста - общение: выслушай, запиши. Наш преподаватель всегда придет на помощь.

Невозможно вызубрить все законы, но когда понимаешь структуру нормы права, безошибочно определяешь, где в ней гипотеза, диспозиция и санкция. Образно говоря, где ее «скелет», где, простите, «мясо», - тогда будешь понимать ее правовой смысл, грамотно толковать статью закона и правильно ее применять. Это очень важно! Одна из основных задач юриста - знание правовых принципов материального и процессуального права. Этому мы учим постоянно, от простого к сложному, объясняя на материалах судебной практики, участвуя в реальных судебных заседаниях.

И здесь ключевая фигура - преподаватель, наставник. В свое время один из моих учителей, уважаемый профессор, объяснял, что такое право: «Это общественные отношения. Если двое - уже появляются отношения, уже надо согласовывать: кто огонь поддерживает, кто за мамонтом бегает. А закон - это древнее предупреждение не ходить «за кон», за некий рубеж».

Среди наших педагогов очень много практиков, пришедших в преподавание из судебной системы, силовых ведомств. Они и сами по себе интересные личности. Например, Елена Валентиновна Топильская: по ее книгам сняты знаменитые «Тайны следствия», она автор монографии «Организованная преступность». Начинала со стажера районной прокуратуры, заканчивала следователем по особо важным делам.

Или Владимир Федорович Ружейников - заслуженный юрист России, уникальная личность: прошел все судейские должности и степени, был начальником управления судебного департамента по Ленобласти, и потом, в должности фактически генеральской, продолжил свою деятельность в преподавании. Он возглавил наше подразделение - юридическую клинику, куда обращаются люди, не имеющие возможности нанять адвокатов и юрисконсультов, и где получают первые навыки оказания юридической помощи старшекурсники.

Наши преподаватели, в том числе я, участвовали в оценке законов союзных государств - стран СНГ. Представители нашего филиала входят в научный совет пленума Верховного суда.

- В магистратуру поступают наверняка «прицельно». Понятно, зачем юридическое образование руководителю управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу и Ленобласти Вадиму Владимирову. Но у вас учились, к примеру, спортивные знаменитости - боксер Николай Валуев, футболист Александр Анюков...

- Век спортсмена недолог, после завершения карьеры многие идут в бизнес, кто-то - как Валуев - в политику: ему как человеку, принимающему законы, нужно понимать законотворческий процесс и уметь применять юридическую технику. Что касается Анюкова - возьмем простой пример: футболисты заключают контракты, а это Гражданский кодекс, и понимание договорных правоотношений лишним не будет.

К нам в магистратуру приходят бизнесмены, руководители, причем вовсе не обязательно с первым высшим образованием в юриспруденции. У них в организациях, в фирмах, конечно, есть юристы - но они хотят сами все понимать. Это въедливые ученики. Однако если мы говорим о том, чтобы стать судьей, адвокатом, прокурором, следователем - тут надо учиться с самых азов, переходить в магистратуру после юридического бакалавриата.

- Какие качества нужны судье? Оставим в стороне моральные - а чисто технические? Умение сосредоточиться, быстро читать документы...

- Первым навыком я назвал бы, как уже говорил, умение выслушать. В чем суть принципа состязательности? Выслушать все стороны, причем подразумевается, что и стороны слышат друг друга. Почему в свое время судьям запретили встречаться с участниками вне суда: чтобы, во-первых, не обвинили в коррупции, во-вторых, потому, что есть принцип непосредственности - нужно, чтобы участники процесса и друг друга слышали.

Юридический навык (знание законов, процедур) я ставлю по важности вторым. Третьим - аналитические способности: в законе могут быть лакуны, или, как еще говорят, пробелы, - тогда надо смотреть, как решались похожие дела в других отраслях. Если нет нормы в Трудовом кодексе, то надо искать ответ в Гражданском. Если аналогий нет вообще, надо подумать, какое решение будет правильным с позиции принципов права.

Что еще... Умение при высокой нагрузке расставлять приоритеты. Наши преподаватели проводили исследования в районных судах - замеряли медицинские параметры у судей в течение рабочего дня. У многих, к сожалению, происходит профессиональное выгорание.

- И что делать участникам процесса? Судья вынес несправедливое решение, потому что был «измотан»?..

- В судебной системе, как известно, есть процедура обжалования. Меня, когда я был судьей, иногда спрашивали: «А если ваше решение обжалуют - вас это не смущает, не пугает?». Нет! Наоборот. Как раз очень важна эта возможность убеждаться в законности и обоснованности вынесенного решения.

Правда, сейчас часто говорят о том, что надо наказывать судью, если он принял решение, которое потом в процедуре обжалования было изменено. Но я вам приведу такой пример. Опытный судья первое что делает, придя на работу, - открывает «Российскую газету», где публикуются официальные нормативные акты. И вот он видит новый закон с изменениями в статье - допустим, более легкое наказание за некое правонарушение. Но вступить в силу закон может и не в момент опубликования, а через определенный срок. И до тех пор судья руководствуется законодательством, действующим на сегодня. Потом его решение будет обжаловано, к тому моменту поправки уже вступят в силу - и, естественно, прежнее решение будет корректироваться. Вот так: судья действовал правильно - но его решение было изменено. И за что его наказывать?

Что касается «измотанности»... В советское время были нормы научной организации труда - сколько времени человек может эффективно выполнять свою работу. В судебной сфере и сейчас есть такие нормы, но они двадцатилетней давности и распространяются на судебных исполнителей: сколько времени на переписывание, на копии, на прием одного гражданина.

А у судей нагрузка безумно высокая. Чтобы ее снизить, уже вводятся в практику определенные законодательные инициативы. Например - не так давно созданный институт медиации: альтернативный способ урегулирования споров на досудебной стадии. Еще один пример: по малозначительным делам внедрено упрощенное производство рассмотрения.

- Вы говорили, что законодательство постоянно корректируется. А почему законы сразу не пишут «хорошо», чтобы потом ничего менять не приходилось?

- Законодательство постоянно корректируется уже хотя бы потому, что возникают абсолютно новые области. Скажем, пока непонятно, как будет регулироваться рынок криптовалют, неясно, как регулировать Интернет, выходящий за национальные границы, есть вопросы в сфере интеллектуальной собственности.

Но если говорить именно о «некачественных» законах... Как сформулировал министр иностранных дел Сергей Лавров (правда, речь шла о международном праве): проблема - в нарушении двух принципов, инклюзивности и договороспособности. Инклюзивность - это вовлеченность в процесс всех причастных сторон. Например, если разрабатываем юридическую норму, касающуюся несовершеннолетних, вовлекать надо не только органы опеки и попечительства, но и школьного психолога, инспектора по делам несовершеннолетних, соответствующего следователя, дознавателя, судью и т. д. Если вовлечены не все - вряд ли это будет выверенная норма.

А насчет договороспособности - опять же, по аналогии с дипломатией: перед переговорами медиаторы собираются на кокус-встречи, чтобы потом непосредственные участники переговоров были в состоянии услышать друг друга, договариваться. Так и все, кто пишет закон, должны быть готовы договариваться.

Но качество законодательства - задача не только суда, но и общества. Приведу очень конкретный пример. Институт присяжных. Сейчас он есть в судах субъектов Федерации, но с 1 июля вводится и в районных судах. И ведь большая сложность с набором суда присяжных. Да, количественный состав суда присяжных снижают - с 12 до 8 человек, а в районных судах - до 6, но и то иногда присяжных набирают в два-три захода.

С одной стороны, общество говорит: «Давайте суд присяжных!» С другой - а общество само-то к этому готово? Процесс может идти не один день, присяжный какое-то время находится практически в изоляции, чтобы ничто на него не влияло. Присяжный должен принимать решения, оценивать доказательства - не будучи профессионалом в этой сфере. И люди отказываются. Некоторые - в силу объективных причин: надо с детьми сидеть или бизнес не оставить, хотя сейчас введена оплата пропущенного рабочего дня. Но все понимают, что это ответственность совсем другого уровня. Человек выпадает из безмятежного привычного русла и должен принимать решение.

- Чаще отсеиваются или отказываются быть присяжным?

- Как правило, заранее оповещаются 400 потенциальных присяжных, из них приходят около 50, из которых уже отбирают присяжных.

- Ярослав Борисович, а вы как спасаетесь от «профессионального выгорания» - хоть в судейской должности, хоть в преподавательской?

- Во время отпуска стараюсь чаще бывать на природе, с сыновьями сплавляемся по реке Вуоксе. В Сибири, откуда я родом, многие места объездили. С собаками (их у нас две) гуляю...

А еще увлекаюсь историей, по возможности посещаю новые выставки во дворцах и музеях. Недавно, например, открыл для себя военно-историческую библиотеку Генерального штаба, куда пригласили коллеги из военного ведомства. Когда только начал здесь преподавать, заинтересовался историей здания, занимаемого филиалом.

- Удивительное здание! Масштабное - но можно, гуляя по Александровскому парку на «Горьковской», его не заметить. Или принять за церковь. Притом что это бывшая клиника.

- Архитектор здания Мельцер известен, к примеру, решетками ворот и пандусов Зимнего дворца, он оформлял русский отдел на Всемирной выставке в Париже 1900 года. Белый кирпич здания - берлинский, на тот момент очень модный и дорогой. В городе мало зданий из такого кирпича.

Действительно, раньше здесь располагался Ортопедический институт имени Вредена. В 1995 году институт получил новое здание, а в этом обосновался филиал академии правосудия.

Церковь Спаса Целителя была заложена и освящена еще при строительстве здания; сегодня на своем историческом месте, в алтарной части воссоздан храм-часовня в честь преподобного Сергия Радонежского. А купол мы восстановили совсем недавно. С внешней стороны на стене здания размещена огромная майолика - Богоматерь с младенцем: она была сделана в Англии по эскизу художника Петрова-Водкина. Обратите внимание, она чистейшая - притом что ее не моют.

- Возраст вуза, по петербургским меркам, скромный, но если помнить, что судебная система новой России не намного старше - дата весомая. С какими мыслями ее встречаете?

- С Петербурга во многом российская образовательная система в правосудии начиналась. Вспомните дом № 6 на набережной Фонтанки, где располагалось Императорское училище правоведения. Сейчас там, кстати, размещен Ленинградский областной суд.

Когда Царскосельский лицей переехал в Петербург и стал именоваться Александровским, образование в нем постепенно тоже стало юридическим. Посмотрите в музее Царскосельского лицея: в дипломах с оценками перечислены правовые предметы. Многие из выпускников этих лицеев посвятили жизнь служению государству: канцлер Горчаков, министры Головин и Толстой, сенатор князь Голицын, губернаторы князь Оболенский и Струве... Немало среди них было и судебных деятелей.

И сейчас Петербург становится своего рода судебной столицей. Здесь Конституционный суд, планируется переезд Верховного суда... У нашего филиала впереди очень много работы.

Подготовила Александра ШЕРОМОВА

#Ярослав Жолобов #правосудие #директор

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Гость редакции — Николай Вадимович АЛЕКСАНДРОВ
14 Июля 2017

Гость редакции — Николай Вадимович АЛЕКСАНДРОВ

Генеральный директор ОАО «Метрострой»

Гость редакции — Анатолий Владимирович Каган
30 Июня 2017

Гость редакции — Анатолий Владимирович Каган

Заслуженный врач РФ, главный врач детской городской больницы № 1

Гость редакции - Андрей Львович ПУНИН
23 Июня 2017

Гость редакции - Андрей Львович ПУНИН

Доктор искусствоведения

Алексей Витальевич КАВОКИН
21 Апреля 2017

Алексей Витальевич КАВОКИН

Физик

Петр СВИДЛЕР
29 Декабря 2016

Петр СВИДЛЕР

Международный гроссмейстер