Истец… с того света. Миллиардер отсудил квартиру у петербурженки

В январе 2013 года обычная петербурженка, работник индустрии кино Евгения Вадимовна Аронова, приобрела двухкомнатную квартиру на Приморском проспекте. Покупка серьезная, такую чаще всего делают раз в жизни. Сделку Аронова совершила с полным соблюдением норм закона и, по ее словам, предприняла при этом все необходимые меры предосторожности. Но… сегодня ее из этой квартиры выселяют. Пройдены все судебные инстанции вплоть до Верховного суда. В деле поставлена точка. Тем не менее кое‑какие вопросы все же остаются.

Истец… с того света. Миллиардер отсудил квартиру у петербурженки | ФОТО Pixabay

ФОТО Pixabay

Радость длилась семь лет

Продавцом квартиры была гражданка Абхазии Людмила Тория. Судя по предоставленным ею документам, жилплощадь она получила в наследство от умершего мужа, Андрея Оганджанянца. Брак их был зарегистрирован 30 декабря 2008 года ЗАГСом Очамчырского района указанной республики, а умер супруг Людмилы 5 апреля 2012‑го в селе Лаб­ра того же района в возрасте 38 лет. Как пояснила вдова, от печеночной недостаточности в связи с хроническим алкоголизмом. О чем она в неформальном разговоре поведала со всеми подробностями.

За умершим числилась квартира в Петербурге, доставшаяся ему в свое время от родителей. 21 декабря того же года по праву наследования она перешла Тория. А 23 января 2013‑го собственность уже была зарегистрирована на Аронову. Казалось бы, теперь ей надо жить и радоваться. Место прекрасное — близко от работы, рядом ЦПКиО, неподалеку станция метро, прямо под боком — знаменитый памятник архитектуры, буддийский храм. Правда, квартира была, что называется, «убитая». Евгения Вадимовна вложила немалые деньги в ремонт, аккуратно платила «коммуналку».

Радость ее длилась семь лет. В 2020 году выяснилось, что  ­Андрей Оганджанянц жив-здоров, с 2005‑го проживает в Лондоне. Более того — человек он очень известный, миллиардер, 42‑й из российского списка Forbes, создатель суперпопулярных ­компьютерных сервисов знакомств. О том, что утратил право собственности на питерскую недвижимость и на родине числится покойником, со слов его представителя (сам он на связь не выходит), узнал случайно, при обмене российского ­­паспорта. ­Естественно, возмутился, обратился в абхазский суд. И там ошибку исправили — внесли изменения в книгу регистрации актов о смерти.

Разумеется, Оганджанянц заявил, что никакую Тория он никогда в глаза не видел и ни в какой брак в Абхазии не вступал. Само собой никаких прав наследования у этой женщины быть не могло. Увы, уличить ее в мошенничестве было уже невозможно — 20 апреля 2019 года Людмила Тория умерла в Краснодаре от пневмонии. Однако истребовать «из чужого незаконного владения» свою жилплощадь кадастровой стоимостью 5 837 773 рубля миллиардер, видимо, счел делом ­чести. И подал соответствующий иск в Приморский районный суд.

Непосвященному, может быть, непонятно: как это так, человек купил квартиру за свои кровные, свято исполнил все формальности, прожил там несколько лет и вдруг его ни за что ни про что выгоняют на улицу, причем без всякой компенсации ущерба? Возможно ли такое? Отвечаю: возможно.

В Гражданском кодексе РФ есть ст. 302 — «истребование имущества от добросовестного приобретателя». Суть ее, простыми словами, сводится к следующему: если человек потерял принадлежащее ему имущество помимо своей воли (скажем, по вине мошенников), а другой человек добросовестно (то есть о мошенничестве ничего не зная) его приобрел, то преимущественное право владения у первого. Да, не виноваты оба, но «более не виноват» все‑таки первоначальный владелец. Восходит эта логика, кстати, еще к римскому праву: «Где свою вещь нахожу, там ее и беру».

Приморскому районному суду оставалось только применить эту статью на практике. Что он и сделал, удовлетворив иск ­Оганджанянца о возвращении квартиры в его собственность.

Скорее мертв, чем жив?

Разумеется, Аронова это решение обжаловала в Городском суде. И… апелляционная инстанция его отменила. При этом сославшись на другую статью ГК — 46‑ю, ­«последствия явки гражданина, объявленного умершим». В части 2-й ее говорится: «Лица, к которым имущество гражданина, объявленного умершим, перешло по возмездным сделкам, обязаны возвратить ему это имущество, если доказано, что, приобретая имущество, они знали, что гражданин, объявленный умершим, находится в живых». А поскольку Аронова, конечно, этого не знала и знать не могла, то ничего она возвращать и не обязана. Оганджанянцу же суд посоветовал обратиться за компенсацией к наследникам умершей Тория, которая получила деньги за его квартиру.

Надо ли говорить, что Оганджанянц с таким выводом не согласился и обжаловал его уже в следующей инстанции — Кассационном суде. И тот подправил своих нижестоящих коллег — ст. 46 ГК здесь неприменима, так как смерть была зафиксирована не судебным решением, а медицинским свидетельством. Что не одно и то же. То есть, строго говоря, миллиардер не умирал даже формально. А коли так, первая инстанция все решила правильно, и Ароновой все‑таки придется собирать вещи…

С этим выводом согласился и судья Верховного суда А. Киселев, отказавший Евгении Вадимовне в передаче ее кассационной жалобы для рассмотрения в высшую судебную инстанцию. Все, дальше обращаться некуда.

Однако за рамками судебных решений остается много любопытного. Возникает, например, вполне законный вопрос: как вообще могла возникнуть эта история с браком (запись о котором, кстати, аннулирована, но почему‑то решением не Очамчырского, а Галского районного суда Абхазии) и смертью?

Все эти абхазские документы — чистейшая липа, — категорически заявляет адвокат Оганджанянца Мария Новосад. — Неудивительно — ведь законы этой страны, например, допускают выдачу свидетельства о смерти без медицинского освидетельствования тела, просто по справке местной администрации. Фактически — со слов заявителя. Я специально выезжала в Абхазию, чтобы разобраться в этой ситуации, и убедилась: в данном случае все именно так и было.

Разумеется, возникает законный вопрос: а вообще имеют ли силу на территории России абхазские документы? Оказывается, полной ясности здесь нет. Передо мной — два ответа из Минюста, подписанные двумя разными замдиректора департамента международного права и сотрудничества. Оба они признают, что международный договор о правовой помощи, предусматривающий взаимное признание и исполнение решений по гражданским делам, между РФ и Республикой Абхазия отсутствует. Отношения регулирует договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 2008 года.

Но один из авторов писем признает, что этот документ «не содержит положений относительно процедуры признания иностранных судебных решений». Второй, ссылаясь на ст. 9 договора, заявляет, что «на территории каждой из договаривающихся сторон признаются документы, выданные государственными органами и органами местного самоуправления другой договаривающейся стороны».

Получается, что абхазские свидетельства о браке и смерти мы признаем, а судебное решение о том, что этой смерти не было, для нас не существует. То есть формально Оганджанянц скорее мертв, чем жив. А, соответственно, можно ставить под вопрос выводы трех из четырех российских судебных инстанций.

«Коммуналку» не платил…

Есть в этой истории и другие странные моменты.

Проживая с 2005 года за границей, Оганджанянц в течение многих лет не интересовался судьбой и состоянием своей квартиры и не вносил за нее никакие коммунальные платежи, — рассуждает адвокат Ароновой Александр Гавришок. — При этом, обратившись в Рос­реестр, он всегда мог получить информацию о том, что происходит с его недвижимостью. А то, что он узнал о появлении нового собственника лишь в феврале 2020‑го при смене общегражданского паспорта, выглядит неубедительно — внутренний российский паспорт можно получить только в РФ по месту регистрации. Оганджанянц, судя по его заявлениям, с 2008‑го в Россию не въезжал. В связи с этим возникает вопрос о пропуске трехлетнего срока исковой давности. Он, как известно, исчисляется с того момента, когда истец узнал или мог узнать о нарушении своих прав. Я полагаю, что такая возможность у Огаджанянца по­явилась еще в 2013 году. К сожалению, судами этот аргумент проигнорирован…

Увы, все эти разговоры сегодня, что называется, «в пользу бедных». Ароновой уже звонят адвокаты Оганджанянца и требуют освободить квартиру.

Да, скорее всего, придется это сделать, — с сожалением вздыхает она. — Но что обиднее всего — миллиардер, конечно, не приедет сюда жить. Эту жилплощадь, якобы «дорогую ему как память», он тут же продаст. Но для него же это копейки, а для меня — жизнь. Я не могу отделаться от мысли, что кто‑то просто использует его имя, чтобы банально нажиться…

Напоминаю ей о словах Оганджанянца, которые 9 апреля 2021 года опубликовало интернет-издание Forbes: «Я очень расстроен случившимся, и я понимаю, что для Евгении эта ситуация не менее неприятна и болезненна. Если Евгения так же, как и я, стала жертвой мошенников, то я готов помочь ей с приобретением новой недвижимости». Аронова смеется: за это время столько уже написано всякой чепухи… А это обещание его адвокаты сразу дезавуировали. Таким образом, есть ли совесть у миллиардера, одержавшего столь «яркую» победу над простым человеком, так и осталось неизвестным.


#суд #квартира #выселение

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 177 (7260) от 22.09.2022 под заголовком «Истец… с того света».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника
02 августа 2019

Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника

В первое воскресенье августа железнодорожники традиционно отмечают профессиональный праздник.

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке
26 июля 2019

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке

Восторг по поводу новой «элитки» в центре города разделяют не все.

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка
23 июля 2019

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка

Четверня появилась на свет в перинатальном центре Петербургского педиатрического университета.

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети
23 июля 2019

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети

Линии подземки на новой схеме изображены по-другому.

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге
22 июля 2019

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге

На встрече с жителями Калининского района глава города рассказал о секрете обретения квадратных метров.

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца
12 июля 2019

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца

Летный комбинезон выполнен по новым технологиям с использованием специальных материалов и пропитки.

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны
01 июля 2019

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны

В Красногвардейском районе создается новый музей блокады и битвы за Ленинград.

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества
01 июля 2019

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества

Отличить мошенника от настоящего сотрудника банка стало сложнее.

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка
21 июня 2019

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка

Ее цель - заставить водителей заранее оценивать загруженность перекрестка.

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок
19 июня 2019

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок

Здесь поселятся 5,5 тыс. человек, во дворе будут свои школа и детский сад.

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга
19 июня 2019

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга

Раньше в районе 18-й - 20-й линий Васильевского острова пройти посуху было невозможно.

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой
18 июня 2019

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой

Производители заменили сливочный жир в мороженом на растительный.