Главная городская газета

Есть у реновации начало

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Город

Четыре килограмма наркотиков пытались провезти в Петербург

Не только наркотики были изъяты у членов межрасовой преступной группы. Читать полностью

Смольный идет на перехват

Чиновники обещают, что дорожный коллапс на юге Петербурга в скором времени пойдет на спад. Что же для этого будет сделано? Читать полностью

Городская хроника: важное в Петербурге 22 июня 2018

Сегодня в выпуске:
Ледокол для Ямала...
За что Мариинку вызвали в суд...
Нехороши, несвежи были розы...
И другие новости. Читать полностью

«Ты просто космос, Стас»: как Станислав Черчесов стал граффити

На волне гордости за сборную России по футболу, в Петербурге появилась необычная стрит-арт работа, посвященная главному тренеру команды. «СПб ведомости» узнали, как вдохновитель объединения HoodGraff решился на такой замысел и при чем тут песня группы «Ленинград». Читать полностью

Фанзона ЧМ-2018: и Бразилия болела за Россию

Во время матча «Россия - Египет» каждый удачный гол российской сборной болельщики встречали с ликованием. Причем, радовались не только славяне. Читать полностью

В борьбе за сквер парламентарии вышли на передовую

Застройка на зеленого участка на Петроградской стороне возмущает местных жителей и градозащитников. Что же по этому поводу думает строительная компания? Читать полностью
Есть у реновации начало | ФОТО Петра КОВАЛЕВА/ТАСС

ФОТО Петра КОВАЛЕВА/ТАСС

Реновация кварталов первых массовых серий пятиэтажек стала одной из многообещающих инициатив властей двух столиц. Москва, уже накопившая опыт масштабного сноса «хрущевок», готовится ко второй волне замены старого на новое. Петербург идет своим путем, пытаясь точечно расселить кварталы пятиэтажек. За дело взялись два оператора — компания «СПб Реновация» и «Воин-В». Несмотря на их активность, судьба проекта остается под вопросом. Программа развития застроенных «хрущевками» территорий стартовала в северной столице в 2008 году, а в 2017-м стало ясно, что в первоначальные сроки реализовать ее не успеют.

Из узких мест

ООО «Воин-В» — компания, которая должна провести реновацию в квартале Ульянка 2А и 2Г. Это единственный закрепленный за ней участок, еще 22 квартала отданы ООО «СПб Реновация». По данным www.kartoteka.ru, ООО «Воин-В» основано в 1995 году, учредители Глущенко Олег Иванович (он же гендирекор) — 25% и «Комезестар Девелопментс ЛТД» (компания с острова Кипр) — 75%.

В конце августа «воины» пригласили профильных журналистов на место, чтобы показать сделанное в натуре. В квартале построены три дома с общим числом 350 квартир, которые частично использованы для расселения.

И вот мы стоим возле панельной пятиэтажки в Кировском районе. Обычный дом, 70 квартир, из тех, что по две квартиры на площадке. Такие называли «тонкими»: окна каждой квартиры выходят на обе стороны дома (а в крайних подъездах — еще и на торец, отчего в помещении всегда холодно), балконов нет, низкие потолки (2,55 м). Дом почти расселен, но, по договоренности с компанией-реноватором, жильцы пускают прессу к себе. Автор этих строк сам вырос и провел молодость в «хрущевке», только «толстой». В гостях у одноклассников из соседнего квартала бывал, так что все мне знакомо.

Местная жительница Лариса Константиновна говорит, что в ее квартире общая площадь 49,5 кв. м, но поделены они на четыре крошечные комнатки. Жилье приватизировано. «Я пенсионерка, живу вдвоем с мужем. Нам обещают двухкомнатную квартиру в новом доме площадью 52 квадратных метра. Мы пока подписали соглашение о бронировании. Моя семья здесь живет с 1960-х. Когда-то у нас была квартира в самом центре города, напротив Юсуповского садика, но тот дом пошел на капремонт. Теперь в нем роскошный отель», — говорит она.

Полвека назад у людей особо не спрашивали, куда они хотят переезжать, да и торговаться с государством было нельзя. Но за десятилетия семья прикипела к району. А тот оброс инфраструктурой.

Еще одна квартира, такая же, но на пятом этаже. «Почти где Луна», как пелось в популярной когда-то песенке. А между людьми и небом худая крыша. Постоянные протечки, и их неизбежное следствие — плесень, не до романтики. Жительница Марина Владимировна говорит, что жилье приватизировано, в семье четыре человека (она сама, ее мама и взрослая дочь, а также зять, который прописан отдельно, но живет тут).

«Мы на городской очереди не стоим, метров нам хватает, но хотим жить в хорошем жилье», — говорит хозяйка. Семья дочери молодая, если случится прибавление, то разве дело, чтобы маленький ребенок рос с плесенью, какое будет здоровье?

Мы заходим в пустую квартиру, ее жильцы уже переехали, отдав ключи «Воин-В». Грустное зрелище: мебельная стенка, гордость семей середины восьмидесятых годов, осталась в квартире. В новую жизнь ее не взяли. Как и пыльное полотенце в ванной комнате...

К доплате готовы!

Генеральный директор «Воин-В» Олег Глущенко охотно раскрывает технологию расселения: «Мы помогаем людям с переездом. В этой пятиэтажке остались не расселены четыре квартиры. Из них две занимают люди по договорам соцнайма, а две приватизированы». Расселением нанимателей занимается районная администрация, которой инвестор передает неприватизированные квартиры, а с собственниками переговоры ведет непосредственно инвестор.

Частные собственники — вменяемые, но обстоятельства данных семей изменились. Людям нужны квартиры побольше, они вроде и доплатить готовы. Поясним, что если новая квартира просторнее на 9 квадратных метров (или менее), то доплачивать не надо. А если больше, то придется докупать. Если приращение, допустим, составит 10 квадратных метров, то платить придется за все, а не за дополнительный квадратный метр. Хотя старожилам положены скидки, нетрудно догадаться, что переговоры с каждым из собственников идут непростые.

Олег Глущенко показывает соседнюю площадку, там хотели построить 25-этажный дом. Но затем оказалось, что он влезает в зону парка «Александрино» и его исторической усадьбы. Здесь решили строить дома, по нынешним меркам, низкие — лишь по девять этажей, по 325 квартир, из которых 100 отдать под расселение. Но сейчас краны вновь стоят: проблемы с документацией, суд заморозил стройку.

Гендиректор волнуется: в доме уже около ста дольщиков. Придется платить неустойку. «Воин-В» в теории должен закончить реновацию своего квартала через полгода. Это значит, что расселить 15 «хрущевок» (4 тысячи человек). На практике, хорошо если к этому сроку снесут хотя бы один дом первых массовых серий. А если четыре не расселенные квартиры завязнут в судах, то дату придется перенести. Сейчас «Воин-В» судится с городом за продление права заниматься кварталом. Ближайшее заседание назначено в арбитраже на первую неделю сентября.

Чемодан без ручки

Жилье в новых домах, что возводятся на месте «хрущевок», не такое уж дешевое: инвестор должен за счет дольщиков отбить весь проект. Глава муниципального образования Дачное Вадим Сагалаев тоже за реновацию. «Нужно сделать так, чтобы программа продвигалась. Для этого надо изыскать юридическую возможность продлить программу. Не инвестор виноват, что не укладывается в сроки: он большую часть времени в судах от нападок отбивается», — говорит Сагалаев.

Заметим, что муниципальная власть в Петербурге де-юре отсечена от жилищных дел. Но она как может помогает «Воину-В»: собирает людей, информирует их.

С позицией компании «Воин-В» солидарна и вторая фирма — «СПб Реновация». Руководитель отдела по коммуникациям этой компании Алина Красовицкая признает, что в программе обновления территорий много проблем создали юридические вопросы, часть их не решена до сих пор.

«С администрацией города была согласована процедура продления договоров через суд. Такой механизм представляется городским властям и нашей компании наиболее надежным в правовом аспекте. Обоснование иска: срок реализации программы не являлся предметом аукциона и его можно не рассматривать как существенное условие. Конечно, в иске указаны и объективные причины: изменения в законодательстве, которые инвестор, подписывая договор, предвидеть не мог.

Юридические вопросы важны, но все же вторичны. Важнее другое: инвесторы вовсе не толпятся в очереди, чтобы заняться обновлением ветшающих городских кварталов. А собственных средств в бюджете Петербурга нет. Будет использоваться московский опыт реновации или нет, в каком формате, пока что неизвестно. Но решить проблему последнего жильца, которая является одним из факторов, тормозящих реализацию программы реновации в Петербурге, без законодательных изменений невозможно», — считает Алина Красовицкая.

Наталья Баланюк — тоже жительница Ульянки 2А. Только девятиэтажного точечного дома. Она — активный участник процессов против расселения, ее не любят жители пятиэтажек и в фирме-реноваторе — за грамотность (дама — инженер-строитель).

«Стройка идет в десяти метрах от моего окна, наш дом сносить не будут, земли под ним мало, инвестору он не интересен. Фактически в квартале идет уплотнительная застройка. Новые дома не обеспечены парковочными местами. Муниципалитет сносит зеленые насаждения, чтобы было куда ставить машины новым жителям», — говорит Баланюк.

Еще один аргумент: все дома в квартале построены в одно время — 50 лет назад. Износ у всех около 30%. Это не аварийность (70% износ), дома могут стоять еще долго. Да, их надо чинить, утеплять, заделывать швы, латать крышу. Да, морально они устарели, но не у всех есть деньги на современное жилье.

В общем, город оказывается в непростой ситуации. Бросать программу нельзя, правила придется корректировать в процессе игры. И неясно, кто эту игру выиграет.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook