Петербургский прозаик Михаил Кураев отмечает 80-летие

18 июня исполняется 80 лет петербургскому (он бы, вероятно, предпочел определение - «ленинградскому») прозаику Михаилу Кураеву.

Петербургский прозаик Михаил Кураев отмечает 80-летие | ФОТО Александра ДРОЗДОВА

ФОТО Александра ДРОЗДОВА

Аккурат к юбилею в шестом номере журнала «Звезда» за этот год публикуется мемуарный очерк Кураева «Когда пускался на дебют...» - о работе автора над первым собственным киносценарием (для картины «Строгая мужская жизнь», поставленной на «Ленфильме», где Кураев до этого несколько лет работал редактором).

А несколькими месяцами ранее вышла книга воспоминаний «Отец и другие, плюс электрификация» - также исполненная в жанре «Невыдуманные рассказы о прошлом». Книга, как можно понять из заголовка, посвящена отцу писателя - инженеру, строителю электростанций. Сам автор определяет эти свои произведения как «исторические свидетельства», совмещая, впрочем, изрядную информированность рассказчика-свидетеля с напором обвинителя-прокурора, логикой адвоката и взвешенным подходом праведного судьи.

Прозаик Михаил Кураев дебютировал, когда ему было под пятьдесят, довольно поздно для писателя. В конце восьмидесятых опубликована его повесть «Капитан Дикштейн» о «маленьком человеке», оказавшемся «посередине истории», внутри Кронштадтского мятежа 1921 года. Повесть называли фантастической, говорили о влиянии на автора отечественных и немецких романтиков. Но справедливо было бы назвать ее прозой, исполненной в рамках того направления, которое Достоевский называл «реализм в высшем смысле», когда невероятные сюжетные навороты и психологические извивы для автора не самоцель, а приемы, с помощью которых он высказывает заветное о себе и о времени - в данном случае об истории России, прежде всего в ее советский период.

Сейчас, подводя некие итоги - разумеется, предварительные - литературной деятельности Михаила Николаевича, можно сказать, что все его творчество за эти тридцать лет, при всей разнице сюжетов, жанров, художественных приемов, - это художественная рефлексия о том, что же такое советская цивилизация. Как и почему она была так прекрасна и ужасна в одно и то же время, и отчего при всех своих несомненных достижениях стремительно обрушилась, «слиняла в три дня», как написал по схожему поводу отечественный классик.

Стало уже общим местом говорить, что, несмотря на все технические, организационные, информационные, финансовые и прочие ресурсы, несравнимые с тем, что было в распоряжении советских кинематографистов лет сорок - пятьдесят назад, ничего (ну хорошо, почти ничего) приближающегося к сделанному Григорием Козинцевым, Алексеем Германом, Виталием Мельниковым, Ильей Авербахом, Георгием Данелией и другими мастерами не случилось. Хотя, казалось бы, - цензуры нет, нетруден доступ к любому контенту, вышло огромное количество авторитетных учебников, разъясняющих, как сделать киношедевр. Так что если нашел финансирование (что нынче, в общем, не фокус) - ваяй эти самые шедевры, никто не помешает. А включаешь - не работает. Как? Почему? Что было в советском кино и вообще в советской жизни такого, чего нет сейчас? Не то чтобы Михаил Кураев однозначно и исчерпывающе отвечал на эти вопросы - непонятно, возможно ли это в принципе, но его рассказ о своем кинематографическом опыте многое объясняет.

Примерно так же и с промышленностью. В книге об отце, весьма эмоциональной и вместе с тем насыщенной железобетонными аргументами, всякий раз подкрепленными конкретными цифрами, Михаил Кураев вопрошает: как так, в условиях репрессий и несвободы, крайне неблагоприятной экономической конъюнктуры и фактически экономической блокады советская промышленность росла не то что в разы - на порядки, а при практически неограниченной свободе - стремительно деградирует?

«В стране, которую «мы потеряли», и без того скудно электрооснащенной, да еще и разоренной Гражданской войной, рассчитанный на 10 - 15 лет план ГОЭЛРО, казавшийся скептикам и остроумным врагам «электрофикцией», был к 1940 году, всего за 20 лет, превзойден в 7 раз!»

«В марте 1946 года первая послевоенная сессия Верховного Совета СССР приняла 4-й пятилетний план восстановления и развития народного хозяйства. За пять лет было пущено 6200 восстановленных и вновь построенных предприятий. Уже в 1947 году промышленность была восстановлена и вышла на уровень 1940 года. К концу четвертой пятилетки уровень промышленного производства превысил довоенный на 74% вместо плановых 48%».

При этом автор не делает вид, что никаких душегубств и прочих безобразий не было, а если и были, то и хорошо, - в отличие, скажем, от такого апологета всего советского, как Александр Проханов. Взгляд Кураева здрав и трезв, но он не скрывает своей печали от того, что громадный потенциал, накопленный Советским Союзом (пусть и запредельно высокой ценой) и в индустрии (в частности, в электроэнергетике), и в гуманитарной сфере (например, в столь дорогом автору кино), растрачен на пустяки. «Себялюбие и частные выгоды растерзали общее дело», - цитирует он слова Федора Глинки, сказанные, впрочем, больше двух столетий назад.

Может показаться, что эта формула - слишком простое объяснение очень сложных процессов, но, кто может, пусть объяснит лучше.

Незадолго до юбилея мне посчастливилось побеседовать с Михаилом Кураевым, и я спросил его, возможен ли в обозримом будущем общественный консенсус относительно советского прошлого, когда взрослые ответственные люди не впадают в крайности, но видят явление во всей его полноте. Подобно тому, как давным-давно договорились: Петр I - тиран, деспот и садист-убийца, что совершенно не отменяет его талантов реформатора и государственного деятеля. И вообще - как же нам относиться к советскому периоду нашей истории, где вдоволь было и самого отвратительного, и самого прекрасного?

По поводу общественного консенсуса Михаил Николаевич не сказал ничего, а что касается советского прошлого и отношения к нему, напомнил (будучи убежденным атеистом) формулу, определяющую Троицу, - нераздельность и неслиянность различных ипостасей Бога. Понятно, что воспринимать всякое явление неслиянно и нераздельно, во всей его полноте и неоднозначности не так уж просто. Стереотипы восприятия всегда довольно сильны, а наш мозг всегда стремится подсунуть нам непротиворечивую картину мира. Тут-то и помогает литература и вообще искусство, добавим мы.

Михаил Кураев. «Отец и другие, плюс электрификация». СПб.: ИД «Петрополис», 2018.

Михаил Кураев. «Когда пускался на дебют... Записки беглого кинематографиста». Журнал «Звезда» № 6, 2019.

#писатель #проза #литература

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 108 (6461) от 18.06.2019 под заголовком «Неслиянность и нераздельность».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?