Науке-скуке вопреки. О чем рассказывает книга «Убывающий мир: история «невероятного»?

Помните советскую телепередачу «Очевидное — невероятное» с профессором Сергеем Капицей в роли ведущего? А рубрику «Антология таинственных случаев» в журнале «Техника — молодежи»? Ну по крайней мере Алана Чумака и Анатолия Кашпировского точно помните, даже если не застали их в зените славы…

Науке-скуке вопреки. О чем рассказывает книга  «Убывающий мир: история «невероятного»? | ФОТО Pixabay

ФОТО Pixabay

Книга Алексея Конакова «Убывающий мир: история «невероятного» в позднем СССР» — попытка разобраться наконец со всем этим таинственно-невероятным как с явлением культуры СССР второй половины XX века. Не подтвердить или опровергнуть причастность маленьких зеленых человечков к взрыву Тунгусского метеорита, а выяснить, как менялось отношение к феноменам такого рода у советских людей. Попытка любопытная, в чем‑то успешная, но в чем‑то, на мой взгляд, спорная.

Конаков начинает с того, что обозначает три условных «меридиана советского невероятного». Первый связан с пространством — сюда входят теория об искусственном происхождении Тунгусского метеорита, поиск радиосигналов от инопланетного разума, охота на НЛО, астробиология и многое другое. Второй — с человеческим телом: йогой, траволечением, моржеванием и другими модными оздоровительными практиками 1960 – 1980‑х. Наконец, третий «меридиан» касается тайн человеческой психики: телепатии, телекинеза, экстрасенсорного восприятия и т. д.

Что получилось? Емкий, внятный и беспристрастный краткий обзор этих трех направлений — с именами, датами, основными публикациями. Остались, впрочем, и досадные лакуны.

Например, Конаков подробно рассказывает о теории искусственного происхождения Тунгусского метеорита и других завиральных идеях фантаста Александра Казанцева, но при этом не упоминает, что концепция «палеовизита» обязана своим появлением в СССР Ивану Ефремову. Еще в 1947 году будущий создатель «Туманности Андромеды», крупный советский палеонтолог, опубликовал в журнале «Знание — сила» фантастическую повесть «Звездные корабли», где рассказал о визите на Землю инопланетных пришельцев 70 млн лет назад. Повесть стала заметным событием и повлияла на читателей не меньше, чем пропагандирующий йогу роман «Лезвие бритвы» в 1963‑м.

Только мельком упоминает автор и такое направление «советского невероятного», как криптозоология. Между тем идея, что в болотах Пермской и Псковской областей до сих пор могут скрываться двоюродные братья лох-несского чудовища, будоражила воображение советских школьников не меньше, чем новость о странных небесных явлениях над Петрозаводском. Именно криптозоологии посвящен первый рассказ Игоря Можейко, опубликованный под псевдонимом Кир Булычев («Когда вымерли динозавры?», 1967 г.). О том же пел Михаил Боярский в 1986‑м: «Динозаврики, может, вы у нас, а не в Африке, может, сено вы жуете на завтраки всей науке-скуке вопреки».

Рост массовой популярности «невероятного» во второй ­половине XX века — явление интернациональное. Увлечение советских граждан паранормальными и псевдонаучными феноменами хронологически совпадает с подъемом ­англо-американского движения new age — ­совокупности мистических, эзотерических и ­оккультных ­течений. Конаков отдельно ­подчеркивает советскую ­специфику: «Дискурс о «невероятном» успешно функционировал и распространялся потому, что в его основе лежал ряд совершенно конкретных «эпистемических добродетелей» <…> — добродетелей, глубоко усвоенных населением СССР и связанных именно с наукой, с признанием ценности экспериментального исследования и научного метода в целом».

Проще говоря, охота на НЛО и поиски снежного человека не столько заменяли советскому человеку религиозную веру (или веру в скорое торжество коммунизма), сколько вытекали из глубокой внутренней уверенности во всесилии науки.

Но и это далеко не уникальная черта «советского невероятного». Послевоенные успехи в ядерной физике, а затем и в космической индустрии открыли шлюзы по всему миру — и почва была заранее щедро удобрена.

С конца 1920‑х годов обложки американских научно-фантастических журналов буквально кричали об «удивительной», «поразительной», «невероятной» науке. В 1940 – 1950‑х на страницах такой прессы публикуются статьи о парапсихологии, мемуары похищенных пришельцами, сочинения Рона Хаббарда и Эрика фон Дэникена, позже они перемещаются на более престижные площадки.

Но, пожалуй, самое спорное в работе Конакова — подход к эпохе «позднего СССР» как к обособленному периоду в истории страны. Между тем «невероятное» окружало советского человека начиная с 1920‑х и уже тогда воспринималось как нечто естественное, само собой разумеющееся. Тем более что как раз такие результаты обещала в раннем СССР вполне официальная, более того, магистральная линия науки.

Это во второй половине XX века псевдонаучные теории вытеснялись в область субкультуры, а в первой половине они находили горячую поддержку и пропагандировались на самом высоком государственном уровне.

Александр Богданов, основатель и глава Государственного научного института переливания крови, соратник и оппонент Ленина, горячо отстаивал теорию, согласно которой кровь молодых способна продлить жизнь старикам — и погиб во время неудачного эксперимента в 1928 году. Академик Ольга Лепешинская, лауреат Сталинской премии, доказывала самозарождение клеток из бесструктурного «живого вещества», призывала лечиться содовыми ваннами и бороться с алкоголизмом при помощи сухих вин и шампанского. Трехкратный лауреат Сталинской премии Трофим Лысенко отвергал принцип генетического наследования и настаивал на необходимости «воспитывать» необходимые для народного хозяйства свойства животных и растений.

Алексей Конаков связывает интерес к уфологии и «тунгусскому диву» с развитием военно-космической отрасли, а к самолечению — со скрытой буржуазностью эпохи застоя. Однако главная причина, пожалуй, все‑таки не в очевидных изменениях общественного климата. Содой и керосином лечились и при Сталине, и при Брежневе, о каналах на Марсе спорили и при Циолковском, и при Гагарине. Но, добившись реальных успехов, видимых невооруженным глазом (ядерная бомба, космические ракеты, «химизация всей страны»), советская наука наконец завоевала право на разборчивость.

Как справедливо указывает автор «Убывающего мира», в 1950 – 1980‑х Академия наук СССР охотно создавала комиссии и организовывала экспедиции для проверки самых безумных теорий, но сомнительные и недоказуемые идеи быстро отсеивались, становились достоянием эксцентричных энтузиастов и мелких аферистов. Построить научную карьеру всесоюзного масштаба, разыскивая снежного человека или продвигая концепцию «магнитной воды», уже не представлялось возможным.

Адресат сменился: чтобы заручиться поддержкой и повысить статус «науке-скуке вопреки», паранаучными теориями нужно было увлечь не высшее руководство страны, а широкую аудиторию телезрителей, читателей научно-популярной прессы и потребителей оккультного ­самиздата.

Интересно было бы почитать, как эта смена приоритетов в «позднем СССР» повлияла на риторику и систему аргументов создателей таких теорий. Но, очевидно, уже в какой‑нибудь другой книге.

Алексей Конаков. Убывающий мир: история «невероятного» в позднем СССР: Монография. — М.: Музей современного искусства «Гараж», 2022.


#книга #писатель #СССР

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 196 (7279) от 19.10.2022 под заголовком «Науке-скуке вопреки».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?