Главная городская газета

Меломанов ждал завод

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Запах «Счастья» в Летнем саду

Как связаны «Пирамида», «Коронный», «Прекрасное ожерелье» и картины из овощей - в нашем специальном материале. Читать полностью

Выставка буддийского искусства открылась в Петербурге

Вниманию посетителей готовы представить порядка ста уникальных произведений IX - XVIII веков. Читать полностью

Фестиваль «Михайловское» прошел в Пушкинских Горах

Студенты Пушкинского театрального центра представили пушкиноогорцам свои премьерные спектакли. Читать полностью

«Петербург» в Театре на Васильевском

С драматургом Юлией Тупикиной - автором популярной пьесы - встретился автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Первая балетная школа России отпраздновала юбилей

В течение трех дней на сцене Мариинского театра сдавали экзамен выпускники Академии русского балета имени А. Я. Вагановой.
Читать полностью

«Петербург-2103» как мост в будущее

На выставке, открывшейся в ЦВЗ «Манеж», представленные проекты отвечали на один вопрос: куда движутся архитектура и градостроительная практика Петербурга?

Читать полностью
Меломанов ждал завод | ФОТО предоставлено пресс-службой театра

ФОТО предоставлено пресс-службой театра

235-й сезон Мариинского театра открыли две симфонии Антона Брукнера, «Завод. Музыка машин» Александра Мосолова в Концертном зале и «Адриана Лекуврер» Чилеа на Новой сцене.

Имя Антона Брукнера — австрийского композитора-романтика, апологета Вагнера, старшего современника Густава Малера, автора развернутых симфонических полотен, продолжающих традиции симфоний Шуберта, возникло в первом концерте сезона неспроста. Валерий Гергиев объявил журналистам «маленькую сенсационную новость» о том, что в Концертном зале Мариинского театра он исполнит полный цикл из девяти симфоний Антона Брукнера.

К творчеству этого не слишком часто исполняемого композитора, таящего немало загадок, оркестр Валерия Гергиева подошел во всеоружии, имея за плечами все симфонии Густава Малера, несколько опер Рихарда Штрауса и большинство опер Рихарда Вагнера.

Гергиев напомнил о традиции исполнения сочинений Брукнера в Ленинграде, заложенной Евгением Мравинским, вспомнив и о гастролях знаменитых европейских дирижеров, в частности, Ойгена Йохума с оркестром Венской филармонии, иронично назвав себя «если не сыном, то внучком этой традиции».

Первой симфонии Брукнера не очень повезло быть исполненной сразу после шумного, натурально индустриального «Завода. Музыки машин» Мосолова. В этой симфонической 20-минутной картине полифония гигантского заводского цеха передана настолько искусно, что после нее и в самом деле кажется, будто только что побывал на заводе. Оглушенные лязгом и визгом заводских механизмов, слушатели не сразу смогли переключиться, и Первая («Линцская») симфония Брукнера прозвучала будто мимо ушей, «общим планом», несколько рассредоточенно. Хотя в ней был весь Брукнер с его планетарным масштабом.

Третья симфония, исполненная после антракта, посвящена Рихарду Вагнеру. Она и впрямь оказалась путеводителем по операм автора «Лоэнгрина» и «Золота Рейна». Начинаясь с мистической пульсации струнных, она напомнила не только «Неоконченную» Шуберта, но и парадоксальным образом знаменитое сочинение Tabula rasa Арво Пярта: Шуберту симфония наследовала, Пярта — предвосхищала.

Одними из «действующих лиц» Третьей симфонии Брукнера были паузы, которые маэстро Гергиев заставлял «звучать», наполняя эхом смыслов. В ней и в самом деле причудливо отразился мир Вагнера, где многие темы, словно призраки, напоминали то вступление к «Валькирии», то пилигримов из «Тангейзера», то сияние «Лоэнгрина».

Многократно повторяющиеся рисунки струнных словно плели с самого начала нити судьбы, не без помощи шубертовских прялок связывая их и с вагнеровскими норнами (норны в скандинавской мифологии — богини судьбы. — Прим. ред.), и с зудением прялок в «Летучем голландце», где они уже в ироничном ключе олицетворяют и затягивающий, как в паутину, быт, и кармическое земное притяжение.

В «Адриане Лекуврер» Чилеа после летней премьерной горячки почувствовалось большее внимание к деталям, оркестр задышал ровнее, появилось больше красок. К Анне Нетребко привыкать в титульной партии не стоит, поскольку появляться она будет здесь в лучшем случае раз, другой во время фестиваля. Но Валерий Гергиев на этот счет совершенно спокоен, ибо в его штате сейчас есть сопрано Татьяна Сержан.

В дебютном выступлении в этой партии она показала, как близко ей трагическое мировосприятие главной героини. Интерпретации образа Адрианы у Анны и Татьяны не стоит сравнивать: они слишком разные и в вокальном, и в драматическом планах. А эта партия мгновенно, как на рентгене, отражает внутренний мир исполнительницы. У Анны французская актриса получилась более эффектной внешне, у Татьяны — намного более сложной психологически.

Столько же раз, сколько выйдет в этой партии Анна Нетребко в Мариинском, выйдет в партии ее возлюбленного Морица Саксонского тенор Юсиф Эйвазов. Но и на этот случай в Мариинском есть варианты. Один из них — Нажмиддин Мавлянов, с завидной легкостью справившийся с этой партией.

Премьер в сезоне будет много. Уже известно о балете «Петрушка» Стравинского в хореографии Владимира Варнавы, маленькой опере «Директор театра» Моцарта в постановке Глеба Черепанова, возобновлении громадной оперы «Бенвенуто Челлини» Берлиоза в постановке Василия Бархатова в Концертном зале. Не исключено, что в ней примет участие Сергей Шнуров.

В конце октября на исторической сцене Мариинского театра пройдут долгожданные гастроли Национальной оперы Эстонии, в программе которых опера «Ринальдо» Генделя в постановке Уильяма Релтона и балет «Домовой» Эдуарда Тубина в хореографии Марины Кеслер.

Валерий Гергиев рассказал об успехе фестиваля «Мариинский» во Владивостоке и о предстоящем первом одноименном фестивале в родном ему Владикавказе, где маэстро учился. Одной из местных сенсаций в столице Северной Осетии станет выступление Дианы Вишневой.

— Второй фестиваль «Мариинский» во Владивостоке показал, насколько успешной оказалась «идея попробовать мощные ресурсы Мариинского театра там, где происходят громадные и непростые процессы. Мы размахнулись, попробовав приблизиться к формату «Звезд белых ночей». Но во Владивостоке нет своей консерватории, необходима база для подготовки кадров. Мы хотим сделать театр во Владивостоке одним из лучших в Азии. В Китае каждый год появляется четыре-пять новых театров. Но у нас есть одно важное преимущество перед китайскими театрами: история нашего театра не прерывалась на протяжении 235 лет, — говорит Валерий Гергиев.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook