Связист, который выполнял свой долг

Связист, который выполнял свой долг | Александр Александрович Капралов / Фото из семейного архива

Александр Александрович Капралов / Фото из семейного архива

Я хотела бы рассказать о своем прадеде, Капралове Александре Александровиче, который родился 18 января 1916 года, хотя во всех документах написано 4 января 1916 года. Связано это было с тем, что 18 января был праздник (бабушка говорит, скорей всего, крещенский сочельник), а потом ошибочно сделали запись на 4 января. До войны никто не замечал неточность, а после – было не до этого, да и подтвердить было нечем.

О себе прадедушка не любил рассказывать, поэтому известно о нем немногое. Помогал пасти коров и делать заготовки сена. Все детство прадедушка плел корзинки из березовых веток для ягод и грибов. Рано утром он ходил в лес за прутьями и потом весь день занимался обработкой и плетением. Затем на рынке продавал их.

Когда началась война, мой прадед вызвался добровольцем. В военном билете написано, что 13 июля 1941 года он был призван на войну Любытинским РВК (Ленинградская область). Сначала он был назначен в орудийный расчет (группа бойцов, обслуживающих артиллерийское орудие), далее был переведен в телефонисты, прошел всю войну телефонистом сначала 5 батареи 73 армейского артиллерийского полка в звании рядового, затем ефрейтора в составе 161 пушечной артиллерийской бригады и 47 пушечной артиллерийской бригады.

Из статьи военного историка В.С. Хохлова: «Бесперебойная связь серьезно влияла на исход всей боевой операции: отсутствие связи приводило к потере управления войсками, поэтому ее скорейшее восстановление являлось одной из важнейших задач. <…> От четкой работы связистов зависит быстрота и своевременность передачи донесений, распоряжений, приказов и команд, наибольшая потребность в которых возникает именно в условиях напряженного боя, особенно в критических ситуациях. Поэтому труд связиста на войне — самый необходимый, самый почетный и ответственный, от него часто зависит успех боя и всей операции».

Погибали связисты часто, потому что под обстрелом им приходилось выполнять свой долг. «В нашей части было много связистов, — вспоминал прадед. — Обычно я дежурил на телефоне прямо при входе. Однажды случился обрыв на линии. Восстановить линию отправили моего лучшего друга Петьку. Такой хороший парень был... Проходит час, а связи все нет. Командир кричит: «Срочно дайте связь! Отправляй следующего!» Мне дали приборы: «Вперед!». Иду-иду, вдруг – пуля. Только шаг сделаю, опять – совсем рядом. Ясно, снайпер стреляет. Еле-еле ползу, смотрю, Петька лежит у этой воронки… Он нашел этот обрыв, руки на проводе, а сам убит… У меня слезы наворачиваются… Я к нему подполз и лег рядом. Стреляют-то в него, а я им, считай, закрылся… Кое-как обрыв соединил, но провод ведь надо еще замотать и землей припорошить. Лежу, даже голову не могу поднять - снайпер на дереве сидит. Мне потом рассказали, что наши парни-снайперы его все же убрали. Но из-за него я там почти всю ночь пролежал рядом с другом... Ног уже совсем не чувствовал, и думал, все, конец моей жизни… В общем, линию я соединил, прикопал немножко и пополз обратно. Но только начинаю ползти, в меня стреляют… В общем, кое-как добрался до траншеи. Солдаты меня там схватили, и скорее в землянку. На этот раз удалось спастись, повезло…»

И таких ситуаций было много на протяжении пяти лет, он даже считать перестал, сколько раз ему удавалось избежать смерти. «Делай, что должен, и будет, что будет». По этому принципу тогда жили все. Когда видишь вокруг себя смерть, перестаешь ее пугаться. Он считал, что должен защищать Родину, он это и делал.

В составе полка мой прадед осуществлял оборону на северных подступах к Ленинграду (29.06-23.09.1941), оборону на западных и юго-западных подступах к Ленинграду (04.07 -23.09.1941). Принимал участие в оборонительной операции 8А в Эстонии (08.07-28.08.1941), в наступательной операции на Синявинском направлении (10.09-01.11.1941), Тихвинской наступательной операции (12.11-30.12.1941), Синявинской наступательной операции (27.08-01.10.1942). Синявинскую операцию мой прадед называл самой сложной: «непроходимые болота, постоянные обстрелы, связь прерывается постоянно, главное – не уснуть, пока ползешь, проверяя линию». Затем был прорыв блокады Ленинграда (12.01-30.01.1943). О прорыве блокады его воспоминания сохранились не только в устной форме, но и в письменной. Их можно прочесть в газете «Строительный рабочий» от 1983 года. «Ночь выдалась тихая, безветренная. Накануне выпал снег, заметно спал мороз. Хорошо в такую ночь помечтать, да некогда – служба»


Фото из семейного архива

Мой прадед, расположившийся на командном пункте, с минуты на минуту ожидал команды, вспоминая девушку, с которой дружил. Ведь он только отслужил срочную, вернулся в родной Ленинград, устроился на завод токарем, свадьба была не за горами, но… Раздумья дедушки прервал приказ командира дивизиона – «Немедленно открыть огонь по фашистам!». Команда дивизионного от моего дедушки молниеносно полетела на батарею в Шушары (недалеко отсюда пролегает Московское шоссе). В пылу боя прадед совсем забыл, что в ту самую ночь ему исполнилось 27 лет. Он едва успевал передавать команды ребятам на батарею. Бой нарастал. Вступили в действие крупные войсковые соединения. Прадед знал – начался прорыв блокады Ленинграда, и сознание этого безмерно радовало его. Но вот, когда он взял трубку, чтобы передать очередную команду, - батарея не ответила. - «Волга», «Волга», что случилось?... - Все ясно… - порвалась связь. Дед немедленно доложил дивизионному. Сразу последовал приказ – восстановить связь с батареей. И вот мой прадедушка ползет под огнем. Каждый метр обстреливается фашистами, но метр за метром дед продвигается все ближе к батарее. Почти в двух километрах от «КП» он обнаружил обрыв. И сразу отлегло от сердца, будто тяжелый груз сбросил с плеч. Полз обратно в землянку, зная: орудия батареи заговорили снова! Через несколько минут прадед услыхал взволнованный голос дивизионного: «Наши войска прорвали первую линию укреплений противника, перешли в наступление!».

Январская ночь 1943 года навсегда осталась в памяти деда. О ней напоминает солдатская медаль «За отвагу». Далее все бои слились в один большой длительный бой, где просто было необходимо выполнять свой долг, не обращая внимания на холод, «даже есть приходилось иногда на ходу, даже не есть, а перекусывать тем, что положил себе в карман перед выходом на проверку или ремонт линии»: Красноборско-Смердыньской операции (10.02-23.02.1943), Мгинской наступательной операции (22.07-04.08.1943), Красносельско-Ропшинской наступательной операции (14.01-01.03.1944), Псковской наступательной операции (09.03-15.04.1944), в разгроме Финских войск в Карелии (июнь-июль 1944), Выборгской наступательной операции (10.06-20.06.1944), Нарвской наступательной операции (24.07-30.07.1944), в разгроме немцев в Прибалтике (сентябрь-октябрь 1944), в Таллинской наступательной операции (19.09-28.09.1944), Моонзундской наступательной операции (30.09-21.11.1944).

Статья по теме:
20-летний герой

После того, как в сентябре 1944 года Финляндия вышла из войны, часть его бригады присоединили к 47 пушечной артиллерийской бригаде в составе 23 армии, которая после выхода Финляндии из войны, оставалась на Карельском перешейке на обороне советско-финской границы. Они принимали участие в военных действиях на стороне финских войск до апреля 1945 года. Как рассказывал мой прадед, часть финских солдат говорила по-русски, советские солдаты относились к ним по-разному: кто-то считал предателем и захватчиком, кто-то говорил, что эти люди просто мирное население, которое немцы и правительство заставило воевать против Советского Союза. Эту войну на территории Финляндии назвали Лапландской. Приходилось делать все тоже самое: устранять обрывы, обеспечивать бесперебойную связь, да еще и местное население иногда устраивало диверсии, не принимая советские войска на своей территории. Местное население открытого недовольства не высказывало, но, то и дело в городках появлялись надписи «Русские – захватчики». Советские солдаты получили приказ помочь дружественным финским солдатам и помочь уничтожить «гниду нацизма» окончательно. Все предчувствовали окончание войны, поэтому приказ выполнялся с энтузиазмом. Мне удалось найти мемуары одного из участников этих военных действий, который подтверждает слова моего прадеда, можно дополнить словами А.Маврина: «зачастую финские солдаты, проходя мимо своих поселений, просто оставались «дома», на утро, когда нужно было двигаться дальше, их не оказывалось рядом». Так мой прадед прошел всю войну - просто выполнял свой долг. Был демобилизован 4 мая 1946 года.

Мой прадед был награжден медалями «За отвагу» (1944) «за то, что в период наступательных боев с 13 по 18 января 1944 года, несмотря на сильные артиллерийские обстрелы района Пулковских высок, и угрожавшую опасность для жизни бессменно находился на линии и обеспечивал беспрерывную связь с батареями, устранял порывы телефонной линии, чем обеспечил выполнение боевой задачи батареи» (главная задача - своевременная передача сигналов об угрозе нападения противника и приведении войск в боевую готовность), «За оборону Ленинграда» (1943), «За победу над Германией» (1945), орденом Отечественной войны II степени (1985) «за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, и в ознаменование 40-летия победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», юбилейной медалью «Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1976), юбилейной медалью «60 лет Вооруженных сил СССР» (1978), юбилейной медалью «70 лет Вооруженных сил СССР» (1988).

Вопрос о послевоенной деятельности моего прадеда был более ясным. В архиве сохранился диплом прадеда, наградные документы, да и делился воспоминаниями о данном периоде с родными прадед более охотно. Он любил свою работу строителя. После разрушительных военных действий страна и жители катастрофически нуждались в новых домах, школах, садах и больницах. И мой прадед приступил незамедлительно к возведению жизненно необходимых объектов. Вместе со своими сослуживцами, в строительном тресте при Главленинградстрое, начал возведение города после бомбежек. Через некоторое время выросли дома на Балтийской и на Автовской улицах, на улице Васи Алексеева, на проспекте Стачек, в строительстве которых принимала участие и его бригада.

На карте города появились новые жилые районы Купчино, Сосновая Поляна, Ржевка – Пороховые, Дачное. Со временем были построены такие крупные сельскохозяйственные предприятия, как птицефабрика (имени 50-летия СССР, Синявинская). По рассказам моего прадеда, их бригаду перебрасывали с одного объекта на другой. Он потом вспоминал, что строил дома, там, где прокладывал связь: Пулковские высоты – Купчино – Воздухоплавательный парк.

Для кого-то строительство – это просто профессия, но для моего прадеда это действительно было смыслом жизни. Он засыпал и просыпался с мыслью, что в скором времени еще многие люди обретут жилье. Он работал плотником УНР-10 Стройтреста №20, подтверждение этому мы находим на сайте Архивы Санкт-Петербурга по описям личных дел. Был награжден почетной грамотой за успешное выполнение социалистических обязательств в 1972 году.

После продолжительных трудов прадед в 1975 году был удостоен звания Почетный Строитель.

В 1987 году был награжден медалью «Ветеран труда» за долголетний добросовестный труд.

Хотелось бы добавить, что мой прадед, Капралов А.А., оставил свой маленький след в истории, внеся вклад в победе над Германией, в восстановление города Ленинграда.

Рассказано Аленой Антоновой.


Материалы рубрики

23 Апреля, 16:45
20-летний герой

Комментарии