Свет православного храма

Дмитрий Борунов |  Епархиальный архитектор Санкт-Петербургской епархии Дмитрий БОРУНОВ ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Епархиальный архитектор Санкт-Петербургской епархии Дмитрий БОРУНОВ ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

В Петербурге ведется активное строительство храмов. Недавно освящена церковь Ксении Петербургской на Лахтинской улице, завершается воссоздание храма Рождества Христова на Песках... Всего строится сегодня 27 церковных зданий. Возможна ли современная церковная архитектура, где строить новые храмы и какие восстанавливать? Об этом мы беседуем с нашим гостем, который занимает должность епархиального архитектора с 2016 года, когда она была восстановлена после почти векового перерыва. А до этого он работал на аналогичном посту в Пензе, где получил архитектурное образование, проектировал храмы в России и за рубежом.

- Дмитрий Александрович, что входит в круг обязанностей епархиального архитектора?

- Во-первых, контроль за качеством архитектурных решений вновь возводимых храмов и за соответствием их внешнего вида и внутреннего убранства православной церковной традиции. Во-вторых, согласование проектов. Сейчас мы требуем, чтобы в составе документации обязательно был альбом АГО - архитектурно-градостроительный облик будущего храма. Это упрощает работу КГА, которому пакет документов направляется после одобрения проекта владыкой. В-третьих, профессиональная помощь древлехранителю епархии в наблюдении за сохранностью, ремонтом и реставрацией недвижимых объектов культурного наследия религиозного назначения.

- И как у нас с качеством строительства храмов?

- Я объездил почти все вновь построенные храмы Санкт-Петербургской епархии. И почти везде есть проблемы. Снаружи все хорошо - красивая кирпичная кладка стен, медная кровля. А внутри своды черные от копоти, а это значит, плохо выполнено утепление конструкций сводов, поэтому даже от небольшого перепада температуры «светится» металлический каркас. Видел протекающие стены подвалов, что говорит о плохо выполненной гидроизоляции.

Как в этом, так и в другом случае это либо ошибка проектировщиков, либо нарушение технологии строительно-монтажных работ.

Все эти проблемы начинаются с проекта, который очень часто заказывается вчерашним студентам, зачастую бесплатно, или тем, кто не имеет необходимого опыта. В таком проекте может не быть целых разделов - отопление, вентиляция и т. д. Конструктивные решения тоже не всегда оптимальны по возможностям реализации, бывают трудными и дорогостоящими в исполнении. В итоге при строительстве зачастую возникают непредвиденные расходы, а в процессе эксплуатации в дальнейшем требуются постоянные затраты на ремонтные работы. Хотя всего этого может почти не быть, если иметь возможность поручить работу грамотным специалистам, но для этого нужно достойно оплачивать их труд. Тогда можно многое сделать и проще и дешевле.

- Вы уверены, что можно дешевле?

- Да. Об этом говорит мой 35-летний опыт проектирования и строительства как в российской глубинке, так и за рубежом. Архитектура для меня - это потомственное занятие. Родители были инженерами-строителями. Мой дедушка, тоже Дмитрий Александрович, закончил МАРХИ в 1937 году. Рассказал анекдот про товарища Сталина - поехал по этапу. Но во время Великой Отечественной войны его перебросили на строительство мостов и аэродромов в системе НКВД. Проживание в крупных городах было запрещено, и наша семья оказалась в Пензе. Другой мой предок, Иван Дмитриевич, был «водоливом».

- Что это за профессия - «водолив»?

- Он был плотником, точнее - бригадиром, который следил за состоянием судов, шедших по Волге. Естественно, что зимой, когда навигация прекращалась, рубил и строил жилые дома.

Я всю жизнь занимаюсь только церковной архитектурой. В 1983 году в Пензе закончил архитектурный факультет и специализировался на реставрации храмов. Новых, понятно, в советские времена не строили. Дипломный проект был по реставрации Троице-Сканова монастыря в Пензенской области. Через 11 лет, когда я стал работать архитектором в Пензенской епархии, поехал его восстанавливать...

- Давайте вернемся в Петербург. Конкурсное проектирование храмов помогло бы избежать названных вами проблем?

- Сейчас пытаюсь преодолеть то, что я называю «местечковый подход»... Это когда настоятель приглашает архитекторов по своему усмотрению, не вникая в особенности данного места и времени. В итоге на согласование приносят, например, проект-копию церкви, которую уже построили в Подмосковье по не самому лучшему образцу сельского храма XIX века.

Чтобы не допустить такого в Петербурге и повысить качество проектов, создана межведомственная комиссия - Совет по церковной архитектуре. В нее входят: архимандрит Александр (Федоров), председатель Епархиальной комиссии по архитектурно-художественным вопросам, Михаил Мамошин, академик архитектуры, председатель Совета по церковной архитектуре Союза архитекторов Санкт-Петербурга, и я. В работе совета принимают участие епархиальные архитекторы из других епархий нашей митрополии, архитекторы, имеющие опыт проектирования храмов, и художники-иконописцы. Все вместе смотрим представленные проекты, требуем доработки, если это необходимо. Тот же «сельский храм» до уровня Петербурга дотянули. И настоятель с нами согласился.

- Сколько же времени на это потребовалось?

- Не так много - месяца два.

- И все-таки как с конкурсами?

- Конкурсы, конечно, нужны. Все особо значимые храмы Петербурга, такие как, например, Исаакиевский собор, Спас-на-Крови, были построены в результате конкурсного проектирования. До конца года мы тоже надеемся провести конкурс на проект храма, посвященного Победе и полному освобождению Ленинграда от вражеской блокады. По исторической традиции, это должен быть храм в память того святого, когда это произошло. 27 января - память равноапостольной Нины, вот такое должно быть посвящение у храма. Конкурсное проектирование - это правильная идея, но для значимых городских мест. А нам чаще всего отводят вторичные места. Не говорю уже про серьезные высотные ограничения, типа не выше 14 метров, и охранные зоны коллекторов... Там дай Бог притулиться. Для упрощения процедуры выделения мест епархия несколько раз обращалась с предложениями о внесении изменений в Правила землепользования и застройки, которые касаются отмены высотных и других ограничений для строительства храмов. Но они все были отклонены.

- Разве Святодуховский храм, который строится на углу Долгоозерной и Планерной улиц, - это задворки? Или церковь Дмитрия Солунского на Матисовом канале?.. Они же будут держать городскую среду.

- Слава Богу, можно сказать, повезло. Хотя и здесь не обошлось без определенных трудностей при проектировании, так как на этих территориях церковное строительство относится к условно разрешенному виду использования, что означает возможность застройки только 50% участка. Вот и пришлось все подсобные помещения и духовно-просветительский центр размещать под храмом.

- Вы упомянули про высотные ограничения...

- Жилая застройка подвижна, она достаточно быстро меняется с целью повышения комфортности, впрочем, не всегда удачно. Архитектура храмов и других общественных построек - театров, административных зданий и т. д. не подвержена таким скоротечным изменениям. Поэтому именно уникальные здания определяют облик города.

Новый город должен быть продолжением исторического города. Сейчас новые районы - это не Петербург. Церковное зодчество может эту преемственность поддержать. Но для этого надо снять высотные ограничения, особенно в границах зон охраны объектов культурного наследия, и условно разрешенный вид использования в жилых зонах. Все параметры должны определяться конкретным проектом для конкретного места.

- Сейчас часто слышишь, что храм построен в традициях новгородской, византийской, классицистической архитектуры. Возможна ли современная церковная архитектура?

- К сожалению, новая храмовая архитектура в большинстве реализованных проектов находится в стадии топтания на месте. Только-только в МАРХИ начали готовить церковных зодчих. На сегодня самый простой путь - взять исторический образец и работать в этом контексте.

Не говорю, что надо строить храмы в виде летающих тарелок. Полный уход от традиций грозит потерей сакральности, когда непонятно, что это - храм или завод. Чтобы двигаться дальше на основе традиций, я бы обратил внимание на опыт исламских архитекторов. Они изучают и развивают свою традицию.

- А если приложить это к архитектуре православного храма?

- Весь литургический строй определяет архитектуру православного храма. А не форма или размер окна и прочих декоративных деталей, которые всегда вторичны по отношению к внутреннему пространству.

- Возможен ли православный храм из стекла, стали и пластика?

- Монферран применил новые для его времени металлические конструкции при строительстве купола Исаакиевского собора. И не считал, что это нарушает церковные каноны.

Несколько лет назад я участвовал в конкурсе проектов российского Духовно-просветительского центра на набережной Бранли в Париже. Предложил выполнить каркас храма в клееной древесине, а все стены, с отметки выше человеческого роста, - стеклянные с изменяемой прозрачностью. Смысл такой: когда нет богослужения, снаружи видно все подсвеченное изнутри пространство храма с иконостасом и иконами, что как бы раскрывает слова Спасителя: «Я - свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни». Когда идет служба, стены «закрываются» с помощью изменения прозрачности газа, который помещен внутрь стеклопакетов....

- В том конкурсе, как мы знаем, победил другой проект, а ваш разве нельзя реализовать в Петербурге?

- Возможно. Хотя мой проект не опирался на традиционные аналоги архитектуры Санкт-Петербурга, и в этом может быть сложность его восприятия.

- Надо ли воссоздавать разрушенные храмы?

- Надо. Сенная площадь без Спаса-на-Сенной разваливается. То же касается Благовещенской церкви лейб-гвардии Конного полка на площади Труда. Именно в контексте исторического центра Петербурга как объекта всемирного наследия ЮНЕСКО, стоящего на охране не отдельными зданиями, а как город со всеми прилегающими ансамблями дворцов и парков. Утраченные храмы - это как выбитые зубы, их надо вставить. Пусть они будут неродными, но улыбка будет полноценной.

- Сегодня часто говорят, что утрачены навыки воссоздания, используются другие материалы и т. д. В итоге новоделы не похожи на оригиналы?

- Согласен. Надо требовать, где только возможно, использования аутентичных материалов и технологий. В этом есть и сакральный смысл. Люди должны благоговеть. Когда в Литве строили по моему проекту православный храм, строители, все католики, начинали рабочий день с молитвы. У них был пиетет, они матом на стройке не ругались и не курили.

- Как избежать конфликтов, подобных екатеринбургскому, когда столкнулись сторонники и противники строительства храма в центре города?

- Для этого должна быть четкая государственная градостроительная политика. Грубо говоря, сейчас строительство храма приравнено к сооружению бензоколонки. А это уникальное здание, которое формирует городские ансамбли и панорамы, о чем я уже говорил. Необходимо резервировать территории под строительство храмов в генеральных планах городов и проектах планировок территорий. Меньше жадности при строительстве жилья, и всем места хватит - и храмам, и скверам, и детским садам, и школам.

- Сколько, на ваш взгляд, должно быть храмов в Петербурге?

- Ровно столько, сколько сочтут необходимым горожане. Кому-то надо помянуть покойного родственника, другому - замолить грехи, третий считает важным просветительские цели, возрождение духовных традиций, за годы советской власти почти полностью утраченных.

- Из того, что сейчас строится, какие проекты, на ваш взгляд, удачны?

- Очень интересный и масштабный проект, о котором мы уже говорили, - это собор Сошествия Святого Духа на Долгоозерной улице архитектора Максима Атаянца и храм Преображения Господня на улице Добровольцев (Лигово) архитектурной мастерской Геннадия Фомичева.

- Почему вы их выбрали?

- Проекты интересны не имеющими прямых исторических аналогов объемными решениями, отличаются сложной структурой внутреннего пространства, функциональное наполнение которого соответствует всем современным требованиям, предъявляемым к приходской жизни. В то же время они сохраняют и продолжают традиции храмостроения Русской православной церкви.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 121 (6474) от 05.07.2019.


Материалы рубрики

12 Июля, 05:30
Мира Васюкова

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Фигуры принципов. Почему Елизавету Туктамышеву не взяли на ЧМ в Японию
05 Марта 2019

Фигуры принципов. Почему Елизавету Туктамышеву не взяли на ЧМ в Японию

Это стало поводом для бурных дебатов, ведь подопечная Алексея Мишина по ходу сезона выглядела явно предпочтительнее Евгении Медведевой.

Биатлону в Америке снова не повезло
12 Февраля 2019

Биатлону в Америке снова не повезло

Седьмой этап в канадском Кэнморе испортили морозы, а восьмой в американском Солт-Лейк-Сити под угрозой из-за сильной оттепели.

Петербургские кораблестроители получили заказ, не выполнявшийся с советских времен
28 Января 2019

Петербургские кораблестроители получили заказ, не выполнявшийся с советских времен

Они построят шесть крупных рыбопромысловых судов, способных работать во льдах.

Лариса Малеванная: «Купчинскую квартиру выстроили  в Румынии – это дешевле»
22 Января 2019

Лариса Малеванная: «Купчинскую квартиру выстроили в Румынии – это дешевле»

Народная артистка России празднует сегодня юбилей – 80 лет. Наш автор пообщался с актрисой.

Битва Петербурга и Ленобласти за выезд из Нового Мурино продолжается
21 Января 2019

Битва Петербурга и Ленобласти за выезд из Нового Мурино продолжается

Проект выезда из жилого комплекса уже готов, но план строительства утвердить пока не могут. Разбираемся, почему.

В Петербурге растет спрос на самостоятельные путешествия
15 Января 2019

В Петербурге растет спрос на самостоятельные путешествия

Гости Северной столицы не стремятся обращаться в турфирмы и экскурсионные бюро.

Индексация пенсий – с 1 января: примеры расчета
14 Января 2019

Индексация пенсий – с 1 января: примеры расчета

Если пенсионер хочет проверить, правильно ли ему увеличили сумму, не обсчитали ли, ему нужно размер своей пенсии умножить на 0,0705 (7,05%).

Кто прикрывал «черных лесорубов» в Ленобласти?
10 Января 2019

Кто прикрывал «черных лесорубов» в Ленобласти?

По версии следствия, на территории Ленобласти действовала преступная группа, специализировавшаяся на хищении и незаконном обороте древесины. Подробности расследования – в нашем материале.

Делатель судеб. К 100-летию Игоря Владимирова
10 Января 2019

Делатель судеб. К 100-летию Игоря Владимирова

Его учеников-актеров было так много, что из них в Ленинграде с нуля был создан новый театр – Молодежный, который жив и сегодня.

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину
26 Декабря 2018

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину

Огромное цветное панно «Поезд в пути», размером четыре на шесть метров, было преподнесено от работниц-активисток женсовета железнодорожного депо станции Шепетовка.

Дело табак. ЦБ РФ отозвал лицензии у двух банков
24 Декабря 2018

Дело табак. ЦБ РФ отозвал лицензии у двух банков

Организации не представляли невские берега, но их проблемы напрямую касаются Петербурга и Ленобласти.

Новгородцы взялись за ремесло. Экономические итоги года на Северо-Западе
21 Декабря 2018

Новгородцы взялись за ремесло. Экономические итоги года на Северо-Западе

Оценим информацию о социально-экономическом развитии 11 субъектов Северо-Западного федерального округа за минувший год.