Романтизм и реальность: что показали венесуэльские выборы

Как мы уже сообщали, 20 мая в Боливарианской Республике Венесуэла состоялись президентские выборы. Действующий глава государства Николас Мадуро добился убедительной победы. Но произошло это при высочайшем уровне абсентеизма (то есть фактически неучастия в голосовании) избирателей. Попробуем разобраться, почему.

Романтизм и реальность: что показали венесуэльские выборы | Иллюстрация Jiri-Flogel/shutterstock.com

Иллюстрация Jiri-Flogel/shutterstock.com

Голосование не для всех

Пожалуй, главной интригой только что прошедших выборов был не их результат, а уровень явки. Дело в том, что в период нахождения на посту президента Николаса Мадуро (он был избран на высокий пост в 2013 году после кончины ставшего уже легендой для латиноамериканских левых Уго Чавеса) в Венесуэле последовательно сокращалось пространство политической жизни для оппозиционных сил.

Разумеется, и разноликая оппозиция сама несет часть ответственности за эту ситуацию. Встав на путь дестабилизации положения в стране и сделав ставку на отстранение Мадуро и представляемой им Единой социалистической партии Венесуэлы (ЕСПВ) от власти, оппозиция получила жесткий отпор со стороны правоохранителей и полувоенизированных «коллективов» - сторонников режима. Только в 2017 году в ходе разгона антиправительственных мероприятий погибли свыше 160 человек, более 10 тысяч венесуэльцев были задержаны.

Власти и полностью поддерживающие их судебные инстанции - в условиях системного кризиса и реального снижения популярности правящих сил (независимые опросы показывали, что уровень доверия к Мадуро в прошлом году не превышал 30%) - пошли на выдавливание ведущих оппозиционных сил из представительной и местной власти. Несмотря на то что меньшинство венесуэльцев приняли участие в референдуме о созыве Национального учредительного собрания, именно этот орган, в котором господствующие позиции занимают единые социалисты, стал законодательным парламентом, а национальная ассамблея была попросту распущена. СЕПВ далеко не в честной борьбе обеспечила себе большинство на региональных выборах: в 18 штатах из 23 победу одержали представители «партии власти».

Наконец, благодаря судебным, но очень четко политически мотивированным решениям к данным выборам не были допущены наиболее яркие лидеры оппозиции - глава либеральной партии «Справедливость прежде всего» Энрике Каприлес Радонски, руководитель левоцентристской «Народной воли» Леопольдо Лопес, экс-мэр Большого Каракаса Антонио Ледзема. В итоге широкая коалиция оппозиции «Круглый стол - Демократическое единство» попросту решила бойкотировать президентские выборы.

Впрочем, Мадуро не был 20 мая безальтернативным кандидатом. Президентский пост оспаривали, в частности, представитель леводемократических диссидентских кругов экс-губернатор штата Лара из партии «Прогрессивный авангард» Энри Фалькон, а также евангелический пастор, филантроп и бизнесмен Хавьер Бертуччи.

Социализм с дефицитом

В год двухсотлетия со дня рождения Карла Маркса мы можем констатировать: классовая и политическая борьба в Боливарианской Республике в значительной степени переформатировала социально-экономические отношения. Национализация стратегических отраслей экономики, антилатифундистские аграрные преобразования, мощная государственная политика поддержки социально уязвимых слоев населения, борьба против нищеты и неграмотности, увеличение расходов на образование и медицину, строительство бесплатного социального жилья - все эти программы и проекты, запущенные еще при Уго Чавесе, не только отодвинули венесуэльское общество от капитализма. Эти поистине революционные преобразования стали возможны потому, что в период правления Чавеса в Венесуэле для них сформировалась прочная социальная база: малообеспеченные слои населения, значительная часть рабочего класса, госслужащие, часть сельхозпроизводителей, жители глубинки, получающие централизованную государственную поддержку, военнослужащие. И, несмотря на перипетии последних лет, ядро социальной опоры чавизма все-таки, похоже, сохранилось.

Но нет сомнений и в том, что на деле число сторонников боливарианской революции сокращается. Объясняется это просто. Как отмечает французский левый политик Бенуа Амон, «в период президентства Николаса Мадуро общая социальная и экономическая база в Венесуэле продолжала деградировать, а значит, положение большей части населения ухудшилось».

На фоне регулярных политических протестов, по существу, разрушена промышленность - с пугающей регулярностью закрываются или переходят на частичную рабочую неделю сотни предприятий, венесуэльцы постоянно испытывают перебои с электроэнергией, лекарствами и продуктами первой необходимости. Понятие дефицита стало сегодня имманентным для жителей страны, власти которой защищают стратегию «социализма XXI века».

Страдают венесуэльцы и от регулярной девальвации национальной валюты, достигшей четырехзначных цифр. Даже сама власть также признает, что серьезную угрозу для страны представляют сегодня коррупция и организованная преступность. Как отмечает ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки Эмиль Дабагян, венесуэльцы массово покидают родину: уже эмигрировали 1,2 млн человек, в том числе 15 тысяч медиков.

Отпор «по всем азимутам»

Итоги выборов 20 мая дают основание сказать, что фундаментально и внешняя политика Каракаса останется в силе. Начиная еще с периода нахождения у власти Чавеса она носит достаточно радикальный и идеологизированный характер.

Если посмотреть, как голосует по тем или иным вопросам на Генеральной Ассамблее ООН представитель Венесуэлы, можно сделать вывод о том, что эта страна относится к числу ведущих противников США на мировой арене. И это в самом деле так. У латиноамериканских левых антиимпериализм вообще, что называется, в крови. И Чавес, и его преемник не раз подчеркивали, что революция никогда не склонится перед Империей (в Латинской Америке все знают, что в данном случае речь идет о Соединенных Штатах). В 2017 году Венесуэла подтвердила это, заявив о разрыве с Организацией американских государств (ОАГ), тон в которой исторически задают именно США.

Но и Вашингтон отвечает Каракасу той же монетой. Еще при Обаме был введен целый арсенал санкций против Венесуэлы, которые в немалой степени усугубляют и без того плачевное состояние экономики страны. Дональд Трамп в 2017-м вновь продлил их на год, мотивировав свое решение тем, что «ситуация там продолжает представлять серьезную угрозу нашей безопасности и внешней политике».

Сегодня, в условиях продолжающегося правого поворота в Латинской Америке, а также системного кризиса, с которым сталкивается сама Венесуэла, геополитический вес Боливарианской Республики в Западном полушарии уже не кажется столь крепким, как в первом десятилетии XXI века. У Венесуэлы теперь нет прежней возможности финансировать социальные проекты в рамках созданного усилиями Каракаса и Гаваны Боливарианского альянса. Явно застопорились в последнее время интеграционные процессы в Южной Америке, за которые энергично ратовал Уго Чавес. Да и масштабы венесуэло-кубинского сотрудничества впечатляют уже не так, как раньше.

Твердая «левая» внешняя политика Мадуро в то же время предполагает не только жесткое оппонирование империализму «по всем азимутам», что подразумевает солидарность с палестинцами, поддержку Ирана или осуждение воинственных заявлений Белого дома в Северо-Восточной Азии. Эта политика также объективно направлена и на дифференциацию внешнеторговых связей страны. Для Венесуэлы очень важны такие отношения с КНР, арабским миром и Россией. Мадуро не раз подтверждал большую важность для его страны дальнейшей кооперации с РФ. В 2017 году, к слову, был создан Российско-венесуэльский банк.

Сработает ли «План Родины»?

Майские выборы принесли достаточно противоречивые результаты. С одной стороны, сторонники Николаса Мадуро устроили после оглашения результатов народные празднества. Ведь действующий глава республики получил 67,8% голосов, тогда как его основные оппоненты Фалькон и Бертуччи финишировали, соответственно, с 21,0% и 10,8% голосов. Выступая в ночь после выборов перед своими соратниками, Мадуро с пафосом заявил об очередной исторической победе боливарианской революции: «Никогда прежде кандидат-президент не выигрывал с 68% голосов». И в самом деле: Мадуро побил даже рекорды покойного Чавеса.

Набранные президентом свыше 5,8 млн голосов со всей определенностью говорят, что у социалистического проекта в Венесуэле сохраняется весьма серьезная социально-политическая опора в обществе. Однако лидеры СЕПВ предпочитают умолчать о другом: никогда еще с момента наступления в стране «демократической эры», то есть после 1958 года, в президентских выборах не участвовало столь мало граждан. Для сравнения: пять лет назад, когда Мадуро «на флажке» добился своей первой победы, в голосовании приняли участие почти 80% избирателей, тогда как 20 мая на участки пришли чуть менее 46% избирателей.

Таким образом, большая часть населения поддержала «демократическую» оппозицию, объявившую активный бойкот голосованию. Уже в первую послевыборную ночь в «оппозиционных» кварталах столицы возобновились «марши пустых кастрюль». Неприятностью для власти стало и то, что два основных оппозиционера, участвовавших в выборах, Фалькон и Бертуччи практически сразу же заявили о фальсификациях, нечестных выборах и потребовали нового голосования.

Многие и за рубежом (США, Евросоюз, ОАГ, влиятельные латиноамериканские страны) оспаривают демократичность венесуэльского голосования. Госсекретарь Соединенных Штатов Майкл Помпео уже успел заявить, что «сфальсифицированные выборы не изменят ничего». Очевидно, что внутриполитический кризис, который уже не первый год раздирает Венесуэлу, выборами 20 мая точно не завершится. Скорее всего, он просто вступит в новый этап.

Надо, правда, отдать власти республики должное: Мадуро и его сторонники занимаются не только сохранением своей команды у руля страны. В «Плане Родины 2019 - 2025», явившемся своего рода большой президентской программой на следующий срок, содержатся конкретные положения по оказанию эффективной помощи многодетным семьям, беременным женщинам, студентам, предлагается перечень мер по обузданию инфляции и спекуляции продовольственными товарами.

Но убедит ли такой план большинство населения? Когда на минимальную зарплату сегодня венесуэлец может купить на рынке лишь литр молока, а уровень инфляции, согласно данным международных экспертов, в текущем году может достичь рекордной отметки 13 800% (!), вряд ли уместно принимать, например, решения о введении униформы для преподавателей, работающих в системе образования. Что ж, не первый раз в мировой истории революционный романтизм входит в противоречие с реальностью.

Отметим, что «Санкт-Петербургские ведомости» внимательно следят за политической ситуацией в Венесуэле, о чем можно прочитать подробнее в наших предыдущих материалах

Материал был опубликован в газете под № 092 (6201) от 25.05.2018 под заголовком «Романтизм и реальность».

#Венесуэла #выборы #кризис

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 092 (6201) от 25.05.2018.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
73 вопроса о насущном
16 Июня 2017

73 вопроса о насущном

Президент РФ Владимир Путин в 15-й раз вышел на «Прямую линию» с россиянами.

Шелковый путь на невских берегах
02 Июня 2017

Шелковый путь на невских берегах

Китай становится лидером глобальных процессов в меняющемся мире, внося в них принципиально новое содержание.

Петербург - Петроград - Инноград
27 Апреля 2017

Петербург - Петроград - Инноград

Каждый год глава города предстает перед народными избранниками, чтобы рассказать о достижениях в деле развития северной столицы. В конце доклада представители каждой фракции Заксобрания могли задать п...