Главная городская газета

Цена договорная

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наука

«Глонасс-М» вышел на орбиту

Спутник заменит аппарат, в функционировании которого был зафиксирован сбой. Читать полностью

В Кисловодск с телескопом: еще раз о стройке под пулковскими звездами

Еще полгода назад защитники Пулковской обсерватории выигрывали: горсуд остановил стройку жилого комплекса «Планетоград». Сейчас впору приносить градозащитникам соболезнования... Читать полностью

Атомные станции российского дизайна появятся в Египте

Специалисты управления по атомным станциям Арабской Республики Египет приняли участие в двухдневном семинаре, состоявшемся на Ленинградской АЭС. Основными темами для обсуждения стали особенности российского проекта инновационных энергоблоков поколения 3+... Читать полностью

Дневники ЦИПР-2018. Отечественный Skype, умная УК и роботы - уже реальность

Корреспондент «СПб ведомостей» продолжает работу на форуме ЦИПР в казанском Иннополисе. В сегодняшнем обзоре с выставки - открытие центра робототехники, необычный звонок в Петербург и другие эпизоды. Читать полностью

С большой трубой в лабораторию

Независимая испытательная лаборатория СПбГБУ «Центр энергосбережения» подтвердила свой профессиональный уровень. Читать полностью

Дневники ЦИПР-2018: робот Алиса, FindFace в видео и Дмитрий Песков

В первом российском городе для IT-специалистов началась ежегодная конференция, посвященная цифровой экономике. Корреспондент «СПб ведомостей» работает на месте событий. Читать полностью
Цена договорная | РИСУНОК Игоря КОПЕЛЬНИЦКОГО

РИСУНОК Игоря КОПЕЛЬНИЦКОГО

Допустим, в вашем районе есть пруд с лебедями. Власти собираются построить рядом некую общественно полезную штуковину, с бесплатным вайфаем, но лебедей в пруду не станет. Вопрос: сколько вы готовы заплатить, чтобы проект свернуть, а лебедей оставить? Или так: пусть ту штуковину строят, но какую компенсацию вы потребовали бы за моральный ущерб от утраты лебедей? Этот и другие способы оценки стоимости «экосистемных услуг» (а лебеди в пруду - одна из «услуг», оказываемых нам природой) приводил гость петербургского Информационного центра атомной энергии - Егор ЗАДЕРЕЕВ, ведущий научный сотрудник Красноярского научного центра Сибирского отделения РАН.

Кеплер по стоимости однушки

Несколько лет назад американский астрофизик Грегори Лафлин в своем блоге (не в научной публикации) расписал формулу для расчета стоимости планеты - любой. Не с точки зрения ценности материала (да будь она хоть из платины), а исходя из пригодности для жизни. Мы ведь в таком разрезе и оцениваем экзопланеты.

По выкладкам Лафлина, экзопланета Кеплер-186f (это возле красного карлика в созвездии Лебедя) потянула бы всего на несколько десятков тысяч долларов. А вот Земля стоит 5 квадрильонов долларов - пять с пятнадцатью нулями. В формуле учитываются масса планеты, температура, возраст...

Между тем первыми стоимость планеты прикинули россияне. Еще в 1970-е в учреждении, где сейчас работает Задереев (прежнее название - Институт биофизики), затеяли проект «Биос-3». Соорудили бункер, имитирующий лунную или марсианскую базу, - 14 м на 9 м на 2,5 м. Три человека должны были прожить определенное время в условиях замкнутого цикла: растения поглощают выделяемый поселенцами углекислый газ и снабжают их кислородом и пищей, микроводоросли очищают воду и т. д. С собой, правда, был запас животных белков, но все же бункер можно назвать планетой в миниатюре.

«Поселенцы» продержались полгода! Стоил эксперимент миллион рублей (а доллар тогда официально - 65 коп.). Задереев пересчитал по реальному курсу и распространил эксперимент «Биос-3» на все население - получилось, что условная вторая планета стоила бы 1,5 квадрильона долларов. Сопоставимо с суммой, которая нарисовалась у Лафлина.

В начале 1990-х уже американцы решились на более мощный эксперимент. Назывался он «Биосфера-2», стоил 40 млн долларов: в замкнутой сети блоков с «тропиками», «пустыней», «саванной» и т. д. обитали восемь человек, у них были огороды, животноводческие фермы, водоемы с рыбой. Продержались около двух лет, но с перерывами: то истощился кислород, то страшно размножались насекомые, случались нешуточные конфликты.

«Биосфера-2» в масштабе планеты обошлась бы в 220 квадрильонов долларов, говорит Егор Задереев. А валовый продукт всех стран мира - 80 трлн долларов. То есть на создание планеты, которая могла бы худо-бедно обеспечить жизнь 7 млрд человек, понадобилось бы от 20 до почти 3 тысяч экономик Земли в зависимости от того, на какой проект мы опираемся - наш, американский или пользуемся формулой Лафлина. В любом случае не потянем.

Бюро добрых услуг

Смущают приведенные выше расчеты? Есть другие. Например, можно подсчитать (попытаться), сколько планета оказывает нам того, что называется «экосистемными услугами». Земля нас снабжает грибами-древесиной-рыбой и т. д. Поддерживает нужные условия: может, нам нет дела до какого-нибудь кораллового рифа, но он создает условия для морской живности, из которой ученый выделил ген, помогающий бороться с серьезной хворью. Регулирует: не будь возле речки леса, она вышла бы из берегов и затопила поселок. И т. д.

Вопрос: сколько это в деньгах?

Тест «с лебедями» - один из самых простых и часто применяемых. И, как правило, он показывает, что за сохранение условных лебедей мы готовы платить куда меньше, чем требовали бы в качестве компенсации за их исчезновение.

Можно просто опросить людей, по сколько они готовы скинуться за ту или иную экоуслугу. Например, американцы «взяли» 45-километровый отрезок реки Платт (это в штате Небраска; вся река - 510 км) и спросили людей, сколько они готовы были бы платить за поддержание тамошней природной инфраструктуры в порядке. По разным подсчетам, в сумме получилось 20 - 70 млн долларов в год. А само приведение участка реки в порядок стоило всего 14 млн. Эти расчеты были одним из стимулов для того, чтобы заняться рекультивацией.

Несколько лет назад в журнале «Сайенс» международный коллектив ученых опубликовал свои вычисления: из-за потери биоразнообразия лесов человечество потенциально теряет от 160 до 490 млрд долларов в год: гаснет биоразнообразие - ухудшается качество и количество, скажем, древесины.

Или возьмем два абсолютно одинаковых дома, только один рядом с парком, а другой недалеко от завода. Вот то, насколько квартира в зеленом районе дороже «призаводской», можно с оговорками считать стоимостью услуги, которую предоставляют «зеленые насаждения».

А некоторые применяют «производственный» метод оценки стоимости экоуслуг. Очистные сооружения работают быстрее естественных водоемов, но речка или озеро трудятся бесплатно. Ну и еще один способ оценки экоуслуги: по стоимости поездки туда, где природа эту услугу оказывает. Австралийцы оценили свой курортный остров Фрейзер с тамошними озерами в 115 - 267 млн долларов: такие суммы ежегодно тратят австралийцы и туристы, чтобы на остров приехать.

Ждать вторую зефирку

Еще в 1990-е годы коллектив ученых во главе с Робертом Констанцей собрал разные оценки стоимости, разные типы экосистем и вычислил, сколько стоят услуги биосферы целиком. Схемы учитывались сложные: допустим, повредили мы некую экосистему - и расплодились насекомые, они вызвали рост инфекционных заболеваний, а нам пришлось тратиться на строительство больниц... В общем, услуги биосферы оценили в 50 трлн долларов в год. Меньше, чем дает общемировая экономика. Правда, в обновленных расчетах трехлетней давности получилось уже 130 трлн долларов в год, так что мы сильно в долгу.

Кому-то эта оценка стоимости природных услуг (тем более спорная) святотатством покажется, но Егор Задереев считает, что расчеты нужны, дабы хотя бы на местах регламентировать экономическую деятельность и помнить, что нашему благосостоянию способствуют, скажем, лебеди в пруду. И чистый воздух, натурально, чего-то стоит.

Потребительские повадки человечества Задереев описывает известным «зефирным тестом». В 1960 году в Стэнфорде был проведен эксперимент, ставший потом классикой: ребенку дают зефирку, ее можно съесть сразу, но если потерпеть - получишь вторую. Большинство детей съедают. Поскольку эксперимент давний, ученые могли проследить, «что выросло» из детей, участвовавших в тесте. Из тех, кто мог воздержаться и подождать вторую зефирку, выросли более успешные.

Способность отложить удовольствие ради будущего двойного удовольствия - тренируется, но слишком долгий горизонт планирования все равно бессмыслен: в том, что касается природы, человечество в основном мыслит не дальше поколения внуков. А экосистемы живут гораздо большими временными категориями.

«На индивидуальном уровне мы поняли, что нужно зефирку не съедать, а ждать вторую, - констатирует Егор Задереев. - Но на уровне человечества мы не осознали, что планета - это зефирка, и мы ее съедаем сейчас».

 

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook