Главная городская газета

Репортер-вездеход

  • 01.09.2017
  • Александр Поздняков
  • Рубрика Наследие
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Образцовые дома» града Петрова

Со времен Петра I в Северной столице сохранилось не мало домов, возведенных для «именитых», «зажиточных» и «подлых» горожан. В статусах «образцовых» строений разбирались «СПб ведомости». Читать полностью

Харьковское товарищество барона Бергенгейма

Историческое клеймо качества «ХТБЭБ» довольно часто можно встретить на петербургской плитке. Кому принадлежит этот символ и что он означает? Мы изучили знак и раскрыли его тайну. Читать полностью

Последние поэты: 100 лет назад был закрыт Императорский лицей

Ни одно учебное заведение царской России, закрытое после революции, в наши дни не вспоминают столь часто, как бывший Царскосельский лицей. Мы разобрались, что случилось с Императорским лицеем после его закрытия. Читать полностью

Зубы дракона на Мокрушах

«СПб ведомости» обнаружили в исторической хронике необычный случай появления «зубов» на Петроградской стороне. Разберемся в ситуации и рассмотрим, причем здесь «Никола-Мокрый». Читать полностью

Истории: как камердинер Пушкина воспитывал и шутливые стихи Суворова

Из рубрики «Просто анекдот» наши читатели узнают, как дядька-камердинер Никиты Всеволожского заставлял Пушкина писать стихи. А также прочтут нетленные короткие стихи Суворова, написанные после победы в Туртукае. Читать полностью

Первопоходники. За что боролась Добровольческая армия

Сто лет назад в России разгоралось пламя Гражданской войны. Об этапах становления Красной армии мы уже писали. А за что воевали белые? За «веру, царя и Отечество»? Или за помещиков и капиталистов? Читать полностью
Репортер-вездеход | ФОТО из архива автора

ФОТО из архива автора

Британского фотографа Джорджа Эркола, известного в России как Георг Эрколь, по праву можно считать одним из пионеров отечественной кинодокументалистики. Он был наполовину ирландец, наполовину француз. Фамилия ему досталась итальянская и в переводе означала «Геркулес». Подобно тысячам иностранцев, Эрколь оказался в России на рубеже XIX — XX веков, привлеченный новыми возможностями кинематографа.

Здесь, в Петербурге, и началась творческая судьба британца. Эрколь стал одним из первых операторов Скобелевского комитета для помощи увечным воинам и их семьям, созданного в 1904 году с одобрения Николая II при Николаевской академии Генерального штаба.

Импозантный джентльмен с неизменной сигарой во рту, внешне похожий на Черчилля, в мягкой шляпе, твидовом френче с накладными карманами, при бабочке, в кожаных сапогах-чулках, Эрколь словно сошел с плакатов «Окон РОСТА». Такими любили рисовать «буржуинов» пролетарские художники 1920-х годов. Чем-то этот экспансивный англичанин напоминал другого пионера российского кино — Александра Осиповича Дранкова. Однако в самоотверженности и преданности своему делу у Эрколя не было равных.

Он обладал репутацией «репортера-вездехода», а о его бесстрашии ходили легенды. О многих событиях Первой мировой войны мы можем судить по хронике, снятой именно Эрколем. Вместе с другими операторами Скобелевского комитета он всегда оказывался в самых горячих точках с неудобным штативом наперевес и кофром, в котором помещалась камера.

По свидетельству киноведа Дениса Федорина, опыт съемок в военных условиях Георг Эрколь приобрел в 1913 году на Второй балканской войне. Она длилась всего месяц за раздел Македонии между Болгарией и рядом стран региона, включая Черногорию, Сербию и Грецию.

Когда разразилась Первая мировая война, его, известного к тому времени профессионала, работавшего на компанию кинохроники «Братья Патэ», российское военное ведомство пригласило в только что созданный военно-кинематографический отдел Скобелевского комитета. (Кстати, от него ведет свою историю «Ленфильм».) В Петрограде Эрколя встретили со всем респектом и предоставили спецвагон и пропуск, дающий право свободного передвижения. Последний раз такая привилегия была предоставлена императором Сергею Прокудину-Горскому, который исколесил по железным дорогам всю Россию, фотографируя ее достопримечательности.

Вскоре Эрколя направили в Бельгию, где «презренные старики», как называли себя во время Первой мировой войны ветераны британских экспедиционных сил, стояли насмерть против германцев в битве при Монсе. Один британский майор предупредил тогда Эрколя, что, если он будет торчать на передовой, его непременно подстрелят.

Для киножурнала «Русская военная хроника» в 1914 году репортер снимал «Бой под Варшавой» и «Взятие города Немирова» — эта хроникальная съемка позднее была включена в документальный фильм «Отступление австрийцев в Галиции». Тогда же для «Братьев Патэ» Эрколь снял «Переправу русской армии через реку Сан». Год спустя на экранах демонстрировались съемки Эрколя «Пехотный бой на австрийском фронте» и «Рождество на нашем фронте».

Камера Эрколя запечатлела бои русской армии с австрийскими войсками под Перемышлем в конце 1914 года. Затем поезд, на котором передвигался наш герой, прибыл в Тарнув близ германской границы. Здесь во время обстрела станции 1 января 1915 года отважный оператор был ранен в плечо осколком огромного снаряда (калибр 420 мм), выпущенного знаменитой мортирой «Большая Берта», и контужен. За храбрость царь Николай II наградил Эрколя Георгиевским крестом.

Возле польского города Влодав во время отступления британский репортер был ранен во второй раз. По словам киноведа Галины Малышевой, это случилось, когда он осуществлял рискованные съемки с аэроплана, за что был удостоен второго Георгия.

В 1916 году во время съемок артобстрела русским флотом турецких береговых укреплений на Босфоре Эрколь был арестован и с трудом вызволен из заточения. Как отмечала газета «Мувинг пикчер уорлд», турки с изумлением разглядывали в стереотрубу подвижного коренастого крепыша с камерой, слонявшегося по стальной палубе дредноута, — единственную живую душу на, казалось бы, пустынном военном корабле.

Тогда же Георг Эрколь вместе с И. Доредом, П. Ермоловым и другими операторами снимал «Взятие и падение Трапезунда», ленту «Герои и трофеи турецкой твердыни — крепости Эрзерум» и другие сюжеты на кавказском театре военных действий и Черном море. Снимал Эрколь и командующего Кавказской армией генерала от инфантерии Юденича, и посещение фронтовых позиций главковерхом великим князем Николаем Николаевичем, и события на румынском фронте в 1917 году.

Пока не удалось узнать, как сложилась судьба репортера после революции. Известно, что в 1918 году он снимал высадку войск Антанты во Владивостоке, а в 1921-м — трагические картины голода в Поволжье.

Эрколь не раз рисковал жизнью на фронте и в мирное время, но даже в самые ее драматические моменты оставался неукротимым энтузиастом нового вида журналистики — кинорепортажа. В 1924 году он вел съемки в Швейцарских Альпах на высоте около пяти тысяч метров с борта биплана, пилотируемого легендарным асом Вальтером Миттельхольцером. О дальнейшей судьбе Эрколя ничего не известно: она еще ждет своих исследователей…

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook