Главная городская газета

Пропавшие коллекции

Свежие материалы Наследие

Революция в песочнице

На открытках 1917 года политические персонажи представлены в виде детей.

Читать полностью

Пьяная драма

Эпохи меняются, а нравы — не всегда.

Читать полностью

«Демон революции» вернулся в ее бывший штаб

В стенах Смольного никогда раньше не выставляли столько изображений Льва Троцкого. Читать полностью

Русский стиль на острове Октября

Память об Октябрьской революции живет в самых, казалось бы, неожиданных названиях.

Читать полностью

Сороковая высота

В карельских лесах у деревни Сяндеба в августе 1941-го погибли, защищая Ленинград, испанские добровольцы.

Читать полностью
Реклама
Пропавшие коллекции | Иллюстрация BluOltreMare/shutterstock.com

Иллюстрация BluOltreMare/shutterstock.com

Исследователям, занимавшимся краеведческим движением 1920-х и 1930-х годов, непременно приходилось встречать упоминания о Музее северных окрестностей, существовавшем в Лесном - предместье нашего города, находившемся в районе нынешней площади Мужества. Это был первый в нашем городе районный краеведческий музей. Проследить его судьбу помогли архивные материалы Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга и Центрального государственного архива литературы и искусства.

Все начиналось с кружка изучения Лесного, возникшего в феврале 1916 года в местном коммерческом училище на Институтском проспекте. Ребятами руководили талантливые педагоги. Марк Азадовский впоследствии стал выдающимся фольклористом, этнографом, искусствоведом, библиографом и историком литературы. Михаил Рудинский - одним из основоположников и руководителей советской археологии на Украине. Владимир Трофимов - доцентом Ленинградского университета, почетным членом кафедры русского языка.

Коллекции музея находились в бывшем коммерческом училище, ставшем после революции школой № 168. Однако там становилось тесно, а после того как осенью 1922 года еще и случился пожар, вопрос о помещении встал очень остро.

Спустя почти год кружок изменил свой статус. Он был преобразован в Общество изучения Лесного и на правах отделения вошел в солидное и всеми уважаемое объединение «Старый Петербург». Плюс был в том, что появился хоть и скромный, но все же источник финансирования - членские взносы. Движущей силой и отделения, и самого музея стал краевед Сергей Безбах - один из тех, кто, еще будучи школьником, стоял у истоков кружка. Теперь он был преподавателем родиноведения (так в то время называли краеведение) в 168-й и 170-й школах. А также хранителем музея.

Краеведы боролись за то, чтобы под музей передали помещение «усадьбы» Князь-Владимирской церкви на Выборгском шоссе (речь идет о комплексе Новосильцевской богадельни). Безбах несколько лет направлял письма в инстанции, обивал пороги учреждений, но все безрезультатно. Экспонаты на время нашли пристанище в помещении Лесной экскурсионной станции (ее руководителем был известный фенолог и педагог Д. Н. Кайгородов) на 2-м Муринском пр., 26. Там же развернули и музейную выставку. Однако опять беда: в марте 1924 года, через месяц после смерти ученого, станция прекратила свое существование.

Тогда коллекцию перевезли в один из домов неподалеку - в помещение бывшего благотворительного общества «Лепта» на Малой Объездной ул., 14. До революции там был дом-приют для детей рабочих, после - начальные классы 168-й школы. Казалось бы, музей вернулся туда, где и родился...

В 1926 году он уже насчитывал четыре тысячи предметов. Увы, их опись до сих пор обнаружить не удалось, так что об экспонатах можно сделать вывод лишь на основании косвенных свидетельств. Там были, например, архивные материалы Лесного института, земской школы, гимназии Ольденбургского; архитектурные детали, садовые скульптуры и мебель снесенных дач, фрагменты домашних архивов дарителей; открытки, картины, рисунки старого Лесного, портреты его обитателей; личные дневники, воспоминания, документы времен Первой мировой войны; коллекции газет, листовок, плакатов первых революционных лет и многое другое.

При музее действовала педагогическая комиссия, созданная для привлечения школьников к делу охраны памятников старины и научной разработки вопросов школьного экскурсионного дела - «в особой постановке, соответствующей социальным целям охраны».

Четыре года, с 1924-го по 1928-й, школа и музей существовали под одной крышей. Однако в декабре 1927 года заведующий школой Геннадий Боч настоятельно попросил освободить помещение. Официальный предлог - нехватка места для учебных занятий. Однако, по всей видимости, Боч, в свое время также стоявший у истоков музея, был вынужден просто транслировать политику государства.

Краеведение в ту пору уже изменило вектор своего развития: оно должно было пропагандировать исключительно успехи социализма. Старых краеведов обвиняли в «гробокопательстве», начались их первые аресты (лишились свободы, в частности, Н. П. Анциферов и Б. Е Райков). «Чисткам» подвергся штат городского Музея старого Петербурга. Его директор П. П. Вейнер был арестован, многих служащих уволили. Официальный предлог - мол, под видом «необходимых экспонатов» хранят «имущество бывших».

Испытывали давление и лесновские краеведы. Еще в октябре 1926 года административный отдел Ленинградского губернского исполкома отказал отделению общества «Старый Петербург» в северных окрестностях в ежегодной регистрации. Оно нашло способ продолжать свое существование: вышло из состава «Старого Петербурга - нового Ленинграда» и стало отделением Ленинградского общества изучения местного края на Финско-Ладожском перешейке. Очевидно, краеведы пытались найти «убежище» в этнографии.

Что же касается музея, то в феврале 1928 года его экспонаты перевезли в Педагогический музей Выборгского района на Лесном пр., 62 (здание не сохранилось). 1 октября 1931 года на основе коллекций был открыт первый в Ленинграде районный музей, призванный, как официально сообщалось, собирать материалы и изучать социалистическое строительство. Кроме фондов он располагал библиотекой в 10 тыс. томов и картотекой выписок и газетных вырезок с данными о районе (около 250 тыс. карточек).

В 1932 году музей издал альбом видов «Выборгский район - передовик социалистической стройки», составленный Сергеем Безбахом. Готовился к изданию справочник-путеводитель «Революционные пункты Выборгской стороны». Казалось бы, все в соответствии со временем. Но уже в 1934 году проверяющие из Музея революции сделали неутешительные выводы: «основное положение целевой установки не выполнено». И предписали реорганизоваться в «районный музей, посвященный целиком истории одного из старейших и передовых рабочих районов Ленинграда». Под эти цели даже выделили первый этаж флигеля Выборгского дома культуры (Ломанский переулок, 15, ныне ул. Комиссара Смирнова).

Для большей части экспонатов прежнего музея просто не нашлось места... Остается лишь добавить, что кое-где его следы все-таки встречаются. К примеру, его штампами отмечены все документы из фонда Д. Н. Кайгородова в Русском географическом обществе.

КСТАТИ

В архиве Российского музея антропологии и этнографии сохранился акт от 25 ноября 1932 года о передаче коллекций бывшего Музея северных окрестностей Ленинграда Пригородному райисполкому для районного краеведческого музея в городе Пушкине. В документе - список более двухсот предметов. Дальнейшая их судьба неизвестна.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook