Праздник «с веселостию». Как отмечали Новый год при Елизавете Петровне

Как известно, традиция отмечать 1 января Новый год «с веселостию», с фейерверками и праздничным застольем была заведена Петром I, и последующие российские императоры следовали этому примеру. Особенной роскошью и изысканностью увеселений отличался двор Елизаветы Петровны. Множество подробностей новогодних праздников содержат газета «Санкт-Петербургские ведомости» и «Камер-фурьерские журналы» (так с 1726 года стали называться «подённые записки», заведенные Петром в конце XVII века). Камер-фурьер – придворный чин, наблюдавший за парадным обедом.

Праздник «с веселостию». Как отмечали Новый год при Елизавете Петровне | Фейерверк, устроенный 1 января 1761 года, представлял Российскую империю в образе пышной колоннады, состоящей из гербов составляющих ее губерний. Гравюра Алексея Грекова из собрания Государственного музея А. С. Пушкина (Москва). / РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

Фейерверк, устроенный 1 января 1761 года, представлял Российскую империю в образе пышной колоннады, состоящей из гербов составляющих ее губерний. Гравюра Алексея Грекова из собрания Государственного музея А. С. Пушкина (Москва). / РЕПРОДУКЦИЯ. ФОТО АВТОРА

За несколько дней до начала нового года придворная контора распространяла «повестки», или билеты, – приглашения приехать во дворец. Первый визит в императорскую резиденцию гости наносили утром 1 января в десять или одиннадцать часов для поздравления государыни. Из года в год в «Камер-фурьерские журналы» записывали произнесенные поздравительные тосты. Вот некоторые из них: «Все верные подданные желают Ее Императорскому Величеству на Новый год многолетное здравие и счастливое владение».

После приветствий и поздравлений императрицы проходило «обеденное кушанье», часто в узком кругу. Поздравительные речи и тосты «при питии за Высочайшее здоровье» (Елизавета, как и ее отец, отдавала предпочтение токайскому) сопровождались пушечной пальбой. Из Петропавловской крепости гремел 101 выстрел, из Адмиралтейской – 100. К этому добавлялись громкие поздравления с музыкой и барабанным боем от петербургских полков.

К вечеру гости вновь съезжались во дворец – на бал. Чаще всего его назначали на 18 часов. Дресс-код был прописан в пригласительном билете. Например, 1 января 1746 года дамам надлежало явиться «в робах» (так называли роброн – парадное платье с пышной юбкой, облегающее до талии. – М. К.), а кавалерам – «в богатом платье». В другой раз дамам полагалось быть в «самарах» – широких распашных платьях, завязывающихся на талии шарфом или поясом.

Вообще для придворных дам и знатных особ елизаветинские балы и маскарады становились сущим испытанием: опасно было превзойти царицу в красоте и изысканности. Ленты, кружева, банты, броши, украшавшие наряд и прическу, могли вызвать внезапный гнев государыни. Даже завитые локоны могли прийтись не по вкусу. Елизавету Петровну отличало безудержное желание затмевать всех. И в танцах ей действительно не было равных...

После бала наступало время ужина. Представители высшего света (статс-дамы, фрейлины, иностранные министры и гости, высшие сановники и придворные кавалеры) рассаживались за столами в соответствии с полученными номерами. Елизавета Петровна изучала описания придворных версальских банкетов, и петербургский двор равнялся на французскую кулинарную школу.

Программа новогодних дней непременно включала в себя публичные маскарады, костюмированные празднества, длившиеся долго, иной раз по 11 часов, заканчиваясь под утро. Маскарад вносил в жизнь элементы интриги и игры и был менее церемониальным, чем бал. Не случайно XVIII столетие называли «играющим веком».

Елизавета ввела запрет на «непристойные платья». Так, 2 января 1751 года на маскарад было велено прибыть «в пристойных масках, не имея арлекинского, пилигримского и деревенского платья». Царица стремилась исключить возможность господ надевать на маскарад одежду своих слуг и крепостных, экономя на нарядах. Не разрешалось приходить с саблями, кинжалами, использовать «хрустали, наподобие алмазов и других каменьев». И еще государыня не терпела «мишуры на платьях» да распущенных по спине волос. Об этом всякий раз напоминали в пригласительных билетах.

А чтобы во дворец под маской не проник кто-то посторонний, придворный гоффурьер и гвардейские офицеры при входе у дверей забирали билеты и просили приподнять маску, чтобы проверить, кто под ней скрывается...

Сущим наказанием для многих становилась царская прихоть облачать мужчин в пышные женские наряды, а женщин – в мужские. По свидетельству современников, на самой Елизавете, обладательнице стройных ног, мужские наряды смотрелись великолепно, чего нельзя сказать об остальных участниках маскарада.

Вообще Елизавета ни в чем не желала уступать французским королям. С балкона дворцового зала звучала итальянская вокальная и инструментальная музыка, выступал хор придворных певчих, мерцало пламя нескольких тысяч свечей, усиленное эффектом отражения в многочисленных зеркалах. На банкетных столах устраивали цветники, в которых горели восковые свечи в хрустальных шкаликах, красовались пирамиды конфет и фруктов, журчали фонтаны.

Эскизы дворцовых интерьеров, фигурных столов (в виде короны, вензеля, ракушки) и декоративных композиций для них придумывал архитектор Франческо Бартоломео Растрелли.

Кстати, в присутствии Елизаветы Петровны никто не смел курить: государыня не терпела табачного дыма. Да и безудержных возлияний, как при ее батюшке, тоже не было...

Газетный зал

«С наступлением праздничных дней к Петербургу начался подвоз елок, без которых и праздник не кажется праздником. К сожалению, не всем обывателям придется иметь в своем доме елку, так как цены, по словам торговцев елками, будут очень высокие. Стоимость елок, смотря по размеру их будет колебаться от 1 руб. до 30 руб. за штуку».

«Петербургская газета», 1 января 1912 г.

«Живопырки». Так назывались и теперь вполне можно так назвать открывающиеся с каждым днем трактиры, наподобие прежних кабаков, принадлежащие частным предпринимателям. Открыты они, конечно, наспех, то есть с тем, чтобы как можно поскорее зарабатывать побольше «лимонов». Как пример приведу трактир «Москву», на Боровой, где пол грязнее чем в конюшне и ужасная сырость. В зале около 15 – 20 столов и все они обслуживаются одной единственной, валящейся с ног работницей. Во втором так называемом «ресторане» в том же районе (на Разъезжей улице, против б. рынка) картина почти такая же. Печально, что органы, ведающие охраной труда и здоровья трудящихся не обратили еще внимания на тяжелые условия, в которых приходится работать в этих кабаках рабочим народного питания, и не привлекли к ответственности акул-эксплуататоров. Охрана труда и санитарный надзор, усильте бдительность!»

«Красная газета», 18 декабря 1921 г.

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

#история #Новый год #праздник

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 246 (7083) от 30.12.2021 под заголовком «Елизавета предпочитала токайское».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».