Изоляция среди больных. Как Александр Грин жил в колонии для прокаженных

Во время эпидемии холеры, охватившей Петербург в 1908 году, многие были охвачены паникой. В том числе и писатель Александр Грин, который болезни боялся смертельно. Хотя был человеком явно неробкого десятка, если к своим 28 годам успел дважды отсидеть в тюрьме за связи с революционерами.

Изоляция среди больных. Как Александр Грин жил в колонии для прокаженных | Александр Грин в 1910 году / Фото: Public Domain

Александр Грин в 1910 году / Фото: Public Domain

Как вспоминала его жена Вера Павловна, «Александр Степанович был всегда очень мнителен относительно здоровья, пугался малейшего заболевания. Боязнь же заболеть холерой обратилась у него почти в манию».

Однажды он перепугал хозяек квартиры на 9-й линии Васильевского острова, двух почтенных немок, у которых Вера снимала жилье. Грин явился туда ночью, заявив с порога, что у него холера. Супруга лечила его компрессами, каплями и чаем с вином «Сан-Рафаэль»: считалось, что оно целебно воздействует на желудок. Тревога оказалось ложной, но с квартиры пришлось съехать: ночной гость заразил чопорных фрау страхом перед опасной болезнью...

К счастью, Грину повезло: он не только не подхватил холеру, но и - чуть позже - вылечился от своих страхов. Причем весьма экстравагантным способом: отправился в июле 1910 года в самый рассадник заразы, где люди были обречены на пожизненную изоляцию, - в колонию для прокаженных «Крутые ручьи», находившуюся под Ямбургом (ныне Кингисеппский район), в двадцати верстах от железнодорожной станции Веймарн.

Чтобы изучить быт обитателей лепрозория, писатель поселился там под видом служащего, больного проказой, по фальшивому удостоверению, полученному по знакомству. Главный врач заведения Владимир Иванович Андрусон был родным братом поэта Леонида Андрусона, с которым Грин дружил.

Доктор помог, возможно, с расчетом на некоторую рекламу: Грин обещал написать большую статью для газеты «Биржевые ведомости» о самоотверженной работе медиков в лепрозории. Грин прожил там около месяца и, если бы не отсутствие денег, уехал бы обратно в город еще раньше. «Не могу выехать из колонии. Я усиленно питаюсь земными продуктами, но польза от этого слабая. Занимаюсь спиритизмом, причем от скуки выстукиваю разные похабные слова. Доктор объясняет это с научной точки зрения», - писал он Александру Куприну.

Грину пришлось просить помощи у критика Аркадия Горнфельда: «С чрезвычайным сокрушением обращаюсь к Вам. Я живу сейчас в колонии прокаженных... и не могу вернуться в Питер, потому что нет денег на дорогу и сопряженные с этим мелкие, но совершенно необходимые расходы. Не можете ли Вы одолжить мне до 10-го сентября 15 рублей?.. Здесь в колонии у доктора достать немыслимо - я ему должен 10 руб. и просить вновь чрезвычайно неловко, пока не вернул эти». По всей видимости, Горнфельд не отказал.

Позднее, делясь с гостями Куприна впечатлениями от веймарнских пациентов, Грин рассказывал: «Признаюсь откровенно, что меня продирал мороз по коже, когда я слышал непринужденный хохот этих людей, готовых смеяться по самому незначительному поводу... Я глядел на провалившиеся носы, на гноящиеся глаза и лбы, покрытые коростой, и никак не мог понять - какая сила духа позволяет этим людям петь песни, выращивать прекрасные цветы и украшать ими свои жилища?.. Думаю, что жить на белом свете вне лепрозория не менее страшно, а, может быть, даже страшнее, чем среди прокаженных».

Грину, однако, повезло: проказой он не заразился. А вот Куприн пожимал ему руку с опаской: «Ведь проказа передается через самое легкое прикосновение»...

Статья о медиках у Грина не получилась. «Кое-что я сумел заметить, но это «кое-что» так незначительно, что на нем не построишь даже крошечной новеллы в пятнадцать строк», - объяснял он в компании писателей и актеров, собравшихся однажды у Куприна в Гатчине. Впрочем, это «кое-что», показавшееся писателю недостаточным для газетной статьи, очевидно, пригодилось для рассказа «Колония Ланфиер», опубликованного в 1910 году.

В нем вместо прокаженных - другие отверженные: каторжник, который «таскал из дома в дом свое изможденное пороками дряхлое тело», и умалишенный Бекеко. Действие происходит летом. «Духота, пропитанная смолистыми испарениями, кружила голову»...

Жителям «Крутых ручьев» дозволялось держать личное хозяйство - свиней, уток, индеек и кур, занимались они и земледелием. И герой рассказа «Колония Ланфиер» Горн имел возможность, подобно Грину, любоваться как полями-плантациями, так и «своеобразным величием свиного корыта», описанного в рассказе натуралистично, со всеми непридуманными малоэстетичными подробностями...

Когда летом 1910 года Грин вернулся из «Крутых ручьев» в Петербург, его ждала неприятность покруче проказы: его тут же схватила полиция. На этот раз в вину ему вменялось проживание по фальшивому паспорту. О нелегальном положении писателя помимо жены знал только издатель Александр Котылев, с которым Грин был в приятельских отношениях и зачастую выпивал. Ох и права была цыганка, встретившаяся ему по пути на вокзал: «Тебя скоро предаст тот, кого ты считаешь своим другом...».

Та же цыганка дала ему на счастье корешок какого-то дерева. Он хранил подарок как талисман, зашив в пояс брюк. И только уже спустя годы, в 1928 году в Крыму, забыв о загадочном корешке, отдал старые брюки нищему бродяге. Впрочем, талисман уже сделал свое дело: Грин и обрел свое счастье, свою Ассоль, и написал целую гору замечательных книг.

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

#писатель #литература #эпидемия #история

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 091 (6689) от 29.05.2020 под заголовком «Неприятность покруче проказы».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина
09 Августа 2019

Мысль об Артабане. Как театрал Жихарев написал «галиматью» по совету Державина

Трагедия о коварном сборщике податей оказалась «смесью чуши с галиматьей, помноженных на ахинею»

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты
09 Августа 2019

Ретирадник с дверью сбоку. Как в Петербурге XIX века появились общественные туалеты

Сделать этот вроде бы простой шаг в направлении общественного благоустройства было не так легко.

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году
07 Августа 2019

Битва без победителей. Подлинные факты о сражении под Прохоровкой в 1943 году

В знаменитом танковом сражении ни одна из сторон не выполнила поставленных задач. Но оно во многом определило исход Курской битвы.

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее
02 Августа 2019

Безлошадный царедворец. Что Макаренко писал о князе Кочубее

Известный советский педагог начинал свою учительскую карьеру с того, что служил репетитором в Диканьке - имении Кочубеев на Полтавщине.

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора
02 Августа 2019

Ангел над городом. Как создавали шпиль Петропавловского собора

По этому рисунку Доминико Трезини был создан первый ангел, сгоревший при пожаре в 1756 году.

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина
26 Июля 2019

Признание после отказа. Почему петербургская публика не сразу оценила Федора Шаляпина

Покорить город на Неве великому артисту удалось не с первого раза.

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование
19 Июля 2019

Азимуты Линдуловской рощи. Как в Ленинграде зародилось спортивное ориентирование

У его истоков стоял преподаватель туризма ленинградец Владимир Добкович.

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве
10 Июля 2019

Гибель шведской империи: неизвестные факты о Полтавской битве

Баталия похоронила великодержавные мечты Карла XII.

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте
28 Июня 2019

Здание с драконами и павлинами. История дома Тупикова на Литейном проспекте

При создании декоративного убранства фасадов зодчий словно бы совершенно забыл о практицизме, с головой погрузившись в мир волшебных сказок.

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости
28 Июня 2019

«Но и Дидло мне надоел». Как великий балетмейстер оказался в немилости

Выдающийся хореограф и педагог в старости был отброшен, как надоевшая игрушка.

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?
26 Июня 2019

Битва при Рауту. Почему тихое место под Сосновом назвали «Долиной смерти»?

Забытому трагический эпизод гражданской войны в Финляндии разыгрался здесь в конце зимы - весной 1918 года.

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова
21 Июня 2019

Роковая поездка. Как погибла балерина Лидия Иванова

«В ее танцах жил мятежный, вольный дух», - писала «Ленинградская правда».