Главная городская газета

Бунт против офицеров

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью

Один из без вести пропавших. Из дневника лейтенанта Сенева

За день до самой печальной даты в истории России «СПб ведомости» предлагают взглянуть на Великую отечественную войну глазами очевидца. Читать полностью

Куда исчез Вороний камень?

Научные экспедиции продолжают искать место Ледового побоища. О их достижениях и неудачах - в специальном материале «СПб ведомостей». Читать полностью

Тендер на строительство музея блокады открыт

После долгих споров выбрано место для строительства музейно-выставочного комплекса. Так где же будет реализован проект? Читать полностью
Бунт против офицеров | Этот памятник на Смоленском кладбище уцелел практически чудом. ФОТО АВТОРА

Этот памятник на Смоленском кладбище уцелел практически чудом. ФОТО АВТОРА

Лет восемь назад мне довелось впервые побывать на участке Смоленского православного кладбища, на котором до революции хоронили юнкеров, офицеров и служителей Павловского военного училища. После 1917 года участок пришел в сильное запустение: часть надгробий была утрачена, появились новые могилы, охотники за металлом выламывали старые кресты и ограды. Впоследствии в непосредственной близости от участка администрация кладбища устроила «техническую площадку», проще говоря - свалку.

В наше время появились энтузиасты, которые захотели привести старый некрополь Павловского училища в порядок. Примечательно, что среди этих людей были в основном курсанты Военно-космической академии им. Можайского, а возглавил их капитан Алексей Михайлович Кузинков. Можайка занимает здания ряда дореволюционных военно-учебных заведений, в том числе и Павловского военного училища. Таким образом, хотя бы на уровне небольшой группы произошла попытка восстановить преемственность с «павлонами».

Сил и средств у единомышленников капитана Кузинкова было немного, но им удалось хотя бы слегка благоустроить небольшой «островок» участка Павловского военного училища. Некоторые надгробия приходилось в буквальном смысле выкапывать из земли. Один из таких памятников особенно привлек мое внимание: черная гранитная тумба, но без креста. Эпитафия хорошо читалась: «Капитан / Петр Петрович / Антонина Алексеевна / Невежины / Сконч[ались] 4 марта 1917 г[ода]».

Надпись сразу натолкнула на мысль, что эта супружеская пара могла стать жертвой расправы во время Февральской революции. Однако требовалось документальное подтверждение.

Благодаря справочнику «Весь Петроград на 1917 год», сведения для которого собирались в конце 1916 года, удалось установить, что Невежины жили на Большой Спасской улице (ныне улица Красного Курсанта) в доме № 8. Мой московский коллега военный историк В. Л. Юшко помог ознакомиться с послужным списком П. П. Невежина, хранящимся в Российском государственном военно-историческом архиве. Согласно нему, в 1912 году Невежин перешел на службу в Главное управление военно-учебных заведений (ГУВУЗ), чем и можно объяснить его проживание в «военно-учебном» квартале на Петербургской (Петроградской) стороне.

Параллельно я искал в ЦГИА СПб актовую запись о смерти и захоронении супругов Невежиных. Увы, в ведомости о погребенных в первой половине 1917 года на Смоленском православном кладбище оказались утраченными листы за март. Поиск необходимой актовой записи в метрических книгах петербургских церквей тоже не увенчался успехом. В газетах мне также не встретились упоминания о гибели капитана Невежина и его жены...

Зайдя в тупик, я захотел узнать что-то о его ближайших родственниках, ведь это могло помочь в установлении причины смерти капитана и его супруги. В упомянутом справочнике «Весь Петроград на 1917 год» значился Петр Михайлович Невежин, отставной майор, литератор. Первое же обращение к справочникам показало, что он был весьма известным во второй половине ХIХ века драматургом, сподвижником А. Н. Островского. В 1909 - 1911 гг. в Петербурге вышло его многотомное собрание сочинений. Анализ источников из трех разных архивов позволил сделать однозначный вывод: похороненный на Смоленском кладбище капитан Петр Невежин - родной сын писателя П. М. Невежина. Но вот свет на загадку о гибели сына и невестки драматурга эти документы не пролили...

Как это порой бывает, помог случай. Листая подшивку редкого периодического издания русской военной эмиграции, я внезапно наткнулся на мемуары генерала А. Ф. Забелина, который во время Первой мировой войны занимал должность начальника ГУВУЗ. Генерал вспоминал о том, какие события происходили в его учреждении во время Февральской революции, и - находка! - именно в его мемуарах оказалась исчерпывающая информация о смерти Невежина и его жены.

А. Ф. Забелин отмечал, что писари ГУВУЗ, враждебно настроенные к нескольким начальствующим лицам управления, среди которых оказался и капитан Невежин, сформировали во время революции комитет. А дальше случилось следующее: несколько дней после смены власти в стране Невежин не являлся на службу, начальство стало его разыскивать. Его непосредственный начальник полковник Романов предупредил капитана по телефону, чтобы он подал рапорт о болезни и пока не появлялся в управлении.

Через день пришло известие о том, что супруги Невежины застрелились. Причем случилось это на квартире их знакомого офицера Павловского военного училища, куда они перебрались после обысков в их квартире. Вполне вероятно, что обыски проходили по доносам писарей, которые после победы революции хотели свести счеты с капитаном Невежиным. Офицер не смог стерпеть перенесенных унижений.

«Невежин - сын известного драматурга, молодой офицер-академик, был очень хорошим работником, но весьма нервным человеком. Он пал жертвой революции», - резюмировал генерал Забелин.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook