Песни вечной мерзлоты. Что ждет российскую Арктику?

Усилиями чиновников Cеверной столицы Петербург примерил на себя и корону главного города Арктики. Авансов (на словах) выдано много, но до сих пор неясно, как именно Россия должна осваивать «севера» - строя в Заполярье города на века или довольствуясь вахтовыми поселками?

Песни вечной мерзлоты. Что ждет российскую Арктику? | Фото Сергея Грицкова

Фото Сергея Грицкова

Наш сегодняшний гость, заведующий кафедрой «Основания и фундаменты» Петербургского государственного университета путей сообщения, знает ответ: он основан на многолетних исследованиях вечной мерзлоты. Зачастую его советы помогали избегать техногенных катастроф и гибели целых поселений. Девиз этого ученого: «Если мы хотим что-то строить на побережье Арктики, сначала мы должны узнать, что у нас под ногами».

Гость нашей редакции - доктор технических наук, профессор Владимир Улицкий.

- Владимир Михайлович, что, на ваш взгляд, ждет российскую Арктику в свете многочисленных заявлений чиновников и предпринимателей об освоении северных регионов?

- Последние сорок лет я занимаюсь грунтами вечной мерзлоты. У меня на кафедре пять профессоров, из них четверо - «мерзлотники». Когда я смотрю современные проекты строительства в Заполярье, меня берет оторопь из-за низкого качества этих документов. При этом я не считаю, что раньше все было лучше. И в прошлые десятилетия было много неудачных проектов. Например, при строительстве Магадана.

А брошенная железная дорога Салехард - Игарка... Мои старшие коллеги, которые высказывались против этого «великого проекта» сталинской эпохи, были репрессированы. Потому что «мичуринская наука» не принимает оппонентов, а перемалывает их. Мичурин в данном случае - нарицательный образ, в геотехнике были свои авторитеты. Эту трассу длиной полторы тысячи километров строили с 1937 года, но ни одного дня не эксплуатировали. Рекорд по темпам работ был в 1941 году, когда в день выходили ее прокладывать 101 тысяча человек. «Выходили», правда, сказано не точно - их выгоняли под конвоем.

Вот позднейшая фотография. Песчаный пляж, чистый песочек, август. Люди купаются. Это Игарка, а не Дубай. И предупреждение пловцам, что на дне могут быть рельсы. Рядом паровоз стоит, остальное в мерзлоту провалилось...

- Но теперь же другие времена?

- Под конвоем не гонят, но отношение к природе прежнее. Современные нефтяники стараются - по-мичурински - взять все милости от природы, здесь и сейчас. Вот центр добычи Бованенково (Ямал) - от него идет первая арктическая дорога в порт «Сабетта» на западном берегу Обской губы (Карское море).

Я с удовольствием посетил этот порт, он самый крупный из арктических в мире. На основании исследований верхнего слоя грунта мы подсчитали, что Сабетта будет оттаивать на 30 метров за 50 лет. Почему? Да потому, что грунт содержит лед, без свай все провалится! Мне говорят: «Пугаете!». А я просто предупреждаю. Это не имеет отношения к мировому потеплению. Просто над мерзлотой образовалась естественная броня - слой мха, который питает оленей. Человек вторгся, нарушил верхний слой - началось оттаивание. Поэтому появился федеральный закон № 384 «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» о математическом моделировании жизни зданий, для Севера он особенно важен.

- Однако в зоне вечной мерзлоты построены относительно крупные города - Якутск, Магадан, Норильск, Мирный (Якутия), Новый Уренгой. И ничего, стоят, не тонут!

- Действительно, опыт у нас есть. Японцы несколько лет назад назвали Транссибирскую магистраль восьмым чудом света. Генерал Михаил Николаевич Герсеванов, который еще в царские времена был ректором нашего вуза, сказал, что без научных расчетов такую магистраль по скалам, по «шоколадным» глинам, по мерзлоте не потянуть. В 1885 - 1889 годах инженеров не хватало. Герсеванов поехал в Университет и объявил набор студентов-вычислителей. Он пояснил, что они могут довольствоваться зарплатой учителя математики в гимназии, а на дороге получат в десять раз больше. И вскоре царь подписывает путейским гражданским инженерам 32 разрешения на строительство особняков на Каменном острове. Так хорошо они зарабатывали...

- Кстати, почему японцев заинтересовало давнее наше строительство?

- Интерес у японцев - коммерческий и геополитический. Они хотят развивать территорию на Дальнем Востоке. Когда Южная Корея договорится с Северной, можно было бы построить скоростную дорогу с полуострова до Владивостока. И то, как делали Транссиб, не архаика - методология до сих пор актуальна. Придут путейцы - будет связь, транспорт, будут и люди. Самое главное - дороги.

- Напомним читателям о вкладе ленинградских инженеров и архитекторов в строительство «городов на ножках» в зоне вечной мерзлоты: например, Норильска и Якутска. Актуален ли их опыт градостроительства в Арктике сегодня?

- Опыт действительно ценный, но в наши дни, на мой взгляд, «севера» лучше осваивать вахтовым методом - так делают и в Канаде, и в США. Давление на грунт - это ключевой фактор. Однажды, еще в советское время, меня пригласили в качестве эксперта осмотреть здание университета в зоне вечной мерзлоты, под которым скапливается засоленная вода. Мы сделали шурф и поняли, что максимально допустимое давление - 0. Сделали заключение: здание нужно срочно усиливать. На дворе был 1983 год. Меня в партком вызывали. Рассказывали, как в войну эксплуатировали здания без фундаментов. Я сказал, что героизм - героизмом, а физика - физикой. Меня послушались, перестали эксплуатировать здание. Рухнуло оно аккурат к 7 ноября, но к этому моменту его успели освободить от студентов.

Возведение капитальных зданий для постоянного проживания в зоне вечной мерзлоты - затея дорогая, ее мог позволить себе только СССР. В советские времена оборудовали сеть полярных станций по всему побережью. Первую, кстати, открыли еще в 1837 году в Вилюйске. Севморпути тогда не было, а человек уже регулярно измерял температуру. Почему тот же Пржевальский лез в горы и пустыни? Его геополитика двигала.

Теперь о Петербурге. На Гражданском проспекте был комплекс, где моделировали дамбу. Чтобы она вреда не наделала. Потом комплекс закрыли, на его площадях теперь расположен строительный гипермаркет. Был институт по проектированию подземных сооружений - теперь там склады. НИИземмаш проектировал роющие машины для горных выработок, это ЮАР и другие страны Африки интересовало, потому что там была основная добыча алмазов, руды и пр.

- Сейчас существует много технологий, с помощью которых можно сделать грунт устойчивым. Среди них есть такие, которые можно назвать панацеей от размораживания?

- Нет. Я видел различные охлаждающие установки, даже с ними все равно идет оттаивание грунта. С этим процессом можно бороться, но это потребует много денег. Например, в Петербурге поднимается культурный слой, и влага идет в стену. Победить этот физический процесс невозможно.

- Вы следите за болевыми точками в нашем городе?

- Старинные дома в Петербурге это ценность, которая дороже коллекции Эрмитажа. Как за ними следят? Отвратительно. Мы поставили под наблюдение около ста зданий. Это в Хельсинки есть геотехническая служба, которая фиксирует каждую утечку воды в подвале. У нас же многие дома стоят на деревянных сваях. Когда вода высоко, все в порядке. Когда низко - дом «плывет».

И такие примеры есть, например, на намывных территориях Петербурга (речь идет не о тех, что нарастили в последние годы, а о тех, что создали в ХХ веке). И боюсь, что таких зданий в нашем городе будет все больше. Ошибка в определении цены строительства подземной части здания может очень дорого стоить. Она способна перечеркнуть весь бизнес-план и сделать проект убыточным.

Ради сохранения исторического центра Петербурга необходимо решить задачу принесения в него функций современного города без искажения его архитектурного облика. И здесь на помощь приходит геотехника. Необходимо больше функций переносить в подземное пространство. Под землю уйдут транспортные коммуникации, развязки. Появятся подземные паркинги. Так городской андеграунд становится футуристическим проектом.

Именно такой путь выбирают многие исторические города Европы: Париж, Мадрид, Лиссабон. Освоению подземного пространства придают большое значение даже в небольших, но старых городах Франции. В одном из них двухуровневую парковку разместили прямо под дном реки, ничуть не изменив облик набережных.

- Не кажется ли вам, что есть некоторая разница в геологии перечисленных вами городов и Петербурга?

- Страхи освоения подземного пространства в северной столице сильно преувеличены. Я участвовал в разработке проектов ряда зданий в нашем городе, например, Малая Морская, 23, Большая Морская, 54, Владимирский пр., 19. Эти здания сохранили свои исторические фасады, но стали удобными для современных жителей.

В последнее время в нашем городе начала активно проявляться доведенная до логического конца охранительная тенденция: «не дадим ничего ломать или перестраивать». Надо признать: в компрометации идеи реконструкции городской среды виноваты непрофессионалы. Все мы запомнили разрушительные деформации старинных зданий при строительстве гостиницы «Невский палас» на Невском проспекте и на Мичуринской улице, а также значительные осадки соседних домов при строительстве торгового центра «Стокманн» на Невском проспекте и Второй сцены Мариинского театра.

Но все же, повторю, нет альтернативы развитию даже самого северного мегаполиса, каким является Петербург. Его нельзя замкнуть в границах конца девятнадцатого века. Значит, в подземное пространство необходимо вторгнуться. Только делать это следует на высоком профессиональном уровне. Без геотехников, ученых никакие оперативные комитеты не решат проблем северных городов.

Материал был опубликован в газете под № 087 (6196) от 18.05.2018 под заголовком «Профессор вечной мерзлоты».

Напомним, ранее «СПб ведомости» рассказывали о состоянии арктического туризма в России.

#интервью #Арктика #история

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 087 (6196) от 18.05.2018.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Гость редакции — Николай Вадимович АЛЕКСАНДРОВ
14 Июля 2017

Гость редакции — Николай Вадимович АЛЕКСАНДРОВ

Генеральный директор ОАО «Метрострой»

Гость редакции — Анатолий Владимирович Каган
30 Июня 2017

Гость редакции — Анатолий Владимирович Каган

Заслуженный врач РФ, главный врач детской городской больницы № 1

Гость редакции - Андрей Львович ПУНИН
23 Июня 2017

Гость редакции - Андрей Львович ПУНИН

Доктор искусствоведения

Алексей Витальевич КАВОКИН
21 Апреля 2017

Алексей Витальевич КАВОКИН

Физик

Петр СВИДЛЕР
29 Декабря 2016

Петр СВИДЛЕР

Международный гроссмейстер