Сумбур вместо ремонта. Чему учит история с петербургской Консерваторией

Недавний визит в историческое здание петербургской Консерватории - объект культурного наследия, где два года назад были заморожены реставрационные работы, большой группы чиновников во главе с Дмитрием Чернышенко, заместителем председателя российского правительства, выглядел сенсационно. Но только для тех, кто незнаком с проблемами терреставрационной отрасли.

Сумбур вместо ремонта. Чему учит история с петербургской Консерваторией | ФОТО Романа ПИМЕНОВА/ИНТЕРПРЕСС

ФОТО Романа ПИМЕНОВА/ИНТЕРПРЕСС

Наш собеседник, который на условиях анонимности согласился рассказать об этих проблемах, знает о них не понаслышке. Он уверен, что реставрация давно нуждается в обсуждении на высшем уровне. Мы договорились оставить в стороне изощренную коррупцию и примитивное воровство бюджетных средств. Хотя многие считают именно это основными причинами всех бед. Также оставляем за скобками работу в режиме «финансовой пирамиды», когда будущий заказ оплачивает нынешние работы. Это приводит к тому, что потеря одного крупного заказа по любой причине, внутренней или внешней, вызывает сильное сокращение бизнеса, а то закрытие компании...

Мы попытались пошагово обозначить «системные ошибки», которые влекут за собой долгую, но главное - некачественную реставрацию значимых объектов культурного наследия.

Итак, шаг № 1. Собираются заявки от пользователей объектов - памятников архитектуры, которые требуют дорогостоящей реставрации. Готовят документы сами пользователи, эти бумаги не рассматриваются экспертным сообществом. А ведь, может, в реставрации нуждается только часть здания...

Акты технического состояния, конечно, составляются, но это не экспертиза в строгом понимании этого термина. Потом заявки рассматриваются в Москве с помощью некоего непрозрачного механизма и выбираются те объекты, которые будут реставрировать.

Шаг № 2. Определение заказчика. Только в некоторых случаях, например пригородным музеям-заповедникам, дается право выбирать проектировщика и потом - генерального подрядчика. Это правильный путь: крупные пользователи лучше всех знают участников реставрационного рынка. Иной механизм выбора заказчика малопонятен.

Шаг № 3. Дальше нужен проект, задание на проектирование выставляется на тендер. Причем на практике сначала, чтобы заказчик объявил конкурс, он должен понимать, сколько примерно денег потребуется на проектирование. Особенно если речь идет о крупном объекте. И эта работа поручается какому-то проектному бюро, которое составляет предварительную смету. Здесь может возникнуть конфликт интересов. Кроме того, при составлении реставрационной сметы никогда заранее не известно, сколько потребуется рабочих чертежей, чтобы потом по ним привести объект в порядок. По уму необходима «финансовая подушка». Причем серьезная: процентов тридцать от стоимости проекта. Хотя бы потому, что предварительное техническое обследование здания проводится выборочно: нельзя открыть каждую балку, пока здание занято пользователем. А потом выясняется, что процент утраты балок в разы больше, чем показывало предварительное обследование. Случаи, когда пользователь сначала выезжает, а потом готовится смета на проектирование, специалистам неизвестны.

Тем не менее несколько организаций в состоянии создать проект такого масштаба, как, например, реставрация Консерватории. Но если такие фирмы можно пересчитать по пальцам, то возникает вопрос: зачем проводить тендеры. Пользователи сами знают все эти фирмы и в состоянии выбрать нужную.

Заметим: при проведении тендеров велика вероятность прихода неквалифицированного проектировщика. Раз соревнуются бумаги, то появились и люди, умеющие оформлять их так, как надо для победы.

Шаг № 4. Проект разработан, согласован экспертизами, которые определили сумму затрат, необходимых на реставрацию. Заметим: эта сумма не может быть окончательной, ведь обследование здания не было полным. Дальше проект (а это тысячи страниц документации), «выставляется» на тендер по выбору генерального подрядчика.

Может, кто-то думает, что участники тендера читают тома проекта? Никогда! У них на это физически нет времени: от объявления конкурса до подведения его итогов проходит не больше месяца.

Как поступают претенденты? Они даже не заглядывают в проект. Берут смету, смотрят на размеры здания-памятника в квадратных метрах, примерно прикидывают объем реставрационных работ, свои возможности произвести их во всегда сильно сжатые сроки и говорят: «Бог с ним, идем на тендер».

Шаг № 5. Из кого в итоге выбирают. По мнению нашего собеседника, нет у нас сейчас специализированных подрядчиков, которые способны произвести реставрацию такого масштаба, как того требует, например, Консерватория. Есть мощные организации, в составе которых существуют сравнительно небольшие реставрационные отделы. Такие организации в состоянии выполнить нужный объем строительных работ. Но не реставрацию, требующую иной квалификации.

На вопрос о том, почему исчезли компетентные реставрационные компании, ответ такой: их убила система конкурсов. У них не было никаких шансов на победу, и они ушли с рынка.

Шаг № 6. И сегодня действует система, когда сначала производится значительное авансирование, а потом выполняются реставрационные работы. Но потом выясняется, что часть денег была потрачена, скажем аккуратно, на другие цели. Нередко потому, что у любой крупной строительной фирмы всегда в работе сразу несколько объектов, а свободных средств нет.

Шаг № 7. Возникает естественный вопрос: а нельзя ли обязать компанию сначала взять кредит, выполнить реставрацию, а потом, получив деньги за выполненную работу, расплатиться с банком? Выясняется: никто по такой схеме работать не соглашается. Слишком велики риски, что заказчик найдет дефекты и не расплатится. Во всяком случае в полном объеме.

По этой же причине не работает программа «аренда за рубль», когда сначала надо выполнить дорогостоящую реставрацию, а потом можно арендовать объект по символической цене. Слишком велик риск, что выполненные работы не будут приняты и полностью оплачены. Для этого есть масса юридических «зацепок».

Как же спасать здание Консерватории? По мнению источника, надо начинать все сначала, с нового проекта. Половина старого, не больше, может быть использована. Лучше всего создать специальный офис, в котором собрать пул проектировщиков из разных организаций, а потом пул подрядчиков, которые в оговоренные сроки смогут отреставрировать здание. Восполнив утраты, нанесенные предшествующими «реставраторами».

Когда материал уже был готов к печати, стало известно, что Северо-Западная дирекция по строительству, которая долгое время являлась заказчиком реставрации петербургской Консерватории, объединяется с московской дирекцией. Вероятно, та возьмет на себя функции нового заказчика.

#консерватория #ремонт #реставрация #исторические здания

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 055 (6653) от 27.03.2020.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника
02 Августа 2019

Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника

В первое воскресенье августа железнодорожники традиционно отмечают профессиональный праздник.

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке
26 Июля 2019

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке

Восторг по поводу новой «элитки» в центре города разделяют не все.

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка
23 Июля 2019

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка

Четверня появилась на свет в перинатальном центре Петербургского педиатрического университета.

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети
23 Июля 2019

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети

Линии подземки на новой схеме изображены по-другому.

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге
22 Июля 2019

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге

На встрече с жителями Калининского района глава города рассказал о секрете обретения квадратных метров.

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца
12 Июля 2019

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца

Летный комбинезон выполнен по новым технологиям с использованием специальных материалов и пропитки.

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны
01 Июля 2019

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны

В Красногвардейском районе создается новый музей блокады и битвы за Ленинград.

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества
01 Июля 2019

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества

Отличить мошенника от настоящего сотрудника банка стало сложнее.

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка
21 Июня 2019

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка

Ее цель - заставить водителей заранее оценивать загруженность перекрестка.

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок
19 Июня 2019

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок

Здесь поселятся 5,5 тыс. человек, во дворе будут свои школа и детский сад.

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга
19 Июня 2019

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга

Раньше в районе 18-й - 20-й линий Васильевского острова пройти посуху было невозможно.

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой
18 Июня 2019

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой

Производители заменили сливочный жир в мороженом на растительный.