Ему бы в океанские глубины

О нелегких проблемах, связанных с использованием обитаемых подводных аппаратов, мы уже писали в статье «Во дворе, на приколе», опубликованной в нашей газете 13 мая нынешнего года. Перспективнейшая область исследований, имевшая огромное научно-прикладное значение, с успехом развивавшаяся в нашей стране в советские времена, практически умирает. Погиб целый флот подводных аппаратов, разворована доставшаяся Украине научная база в Севастополе, невостребованным остается огромный опыт целого поколения отважных исследователей-гидронавтов.

Ему бы в океанские глубины | Фото: Pixabay / skeeze

Фото: Pixabay / skeeze

А сокровища ждут

Между тем необходимость разви­тия этого направления ныне при­знана всем цивилизованным ми­ром. Одно из главных примене­ний подводных аппаратов _ гео­логические исследования. Океан таит в себе миллионы тонн цен­нейших полезных ископаемых. Многие из них лежат прямо на по­верхности дна, и промышленная добыча их, возможно, дешевле, чем рытье шахт и процедуры по обогащению добытой руды.

Речь, к примеру, может идти о полиметаллических сульфидах и железомарганцевых конкрециях. Вымываемые из недр земли под­водными гейзерами-«курильщиками» и выпадающие в осадок, они пятнами покрывают участки дна на площадях в сотни и тысячи квад­ратных километров. Вопрос толь­ко в том, чтобы эти пятна обнару­жить, оконтурить, нанести на кар­ту, оценить глубину и богатство «плодоносного» слоя. Короче, про­вести обычный комплекс геологи­ческих изысканий. Только не на су­ше, а на дне океана. На глубине от нескольких сотен метров до не­скольких километров. Вот для это­го и необходимы подводные «гла­за и руки» – телекамеры, манипу­ляторы, разнообразная измери­тельная аппаратура – причем, же­лательно, приводимые в действие не дистанционно, а прямо на мес­те. С борта находящегося под тол­щей воды обитаемого аппарата.

В мире такие средства уже есть. У американцев – обитае­мый подводный аппарат «Алвин» (глубина погружения 4000 мет­ров), у французов – «Наутил» (6000 метров), у японцев – «Шинкай-6500» (6500 метров). Кроме научно-исследователь­ских работ их активно использу­ют для обследования затонув­ших судов, проводят тренировки по спасению экипажей потер­певших аварию подводных ло­док. Применяют при строитель­стве и ремонте подводных нефте- и газопроводов. Десятки мил­лионов долларов, затрачивае­мые на создание и эксплуатацию этой техники, отнюдь не счита­ются выброшенными деньгами.

У России есть два одинаковых аппарата – «Мир-1» и «Мир-2» с глубиной погружения до 6000 метров. Еще в 1985 году Акаде­мия наук СССР заказала их финс­кой фирме «Раума-Репола». Не имевшая до этого опыта подоб­ных работ, фирма потратила год на проект и еще год на строитель­ство. Советский Союз заплатил за это совершенно безумные по тем временам деньги – 30 мил­лионов долларов. Гораздо доро­же, чем стоила бы пара самых до­рогих отечественных аппаратов. «Миры» исправно работают до сих пор, хотя, по проекту, их технический ресурс практически уже полностью выработан.

У отечественных разработчиков и строителей в отличие от финнов опыт создания обитаемых подвод­ных аппаратов имелся громадный. В течение многих лет целая «фло­тилия» их была разработана в про­славленных КБ «Малахит» «Лазу­рит» и построена в Ленинграде на Адмиралтейском заводе. Именно на его верфи в 1990 году был за­ спроектированный «Мала­хитом» суперсовременный аппа­рат, позднее получивший назва­ние « Консул» («кон» – конкреции, «сул» – сульфиды). Заложен – и... недостроен до сих пор.

К океану через тернии

В маленькой, заваленной бумага­ми, схемами и чертежами, комнат­ке на улице Розенштейна сидят три человека, которые должны со­ставить экипаж « Консула». (Это, конечно, если его построят, а по­строенный никуда не передадут.) Из них двое – Владимир Неретин и Сергей Честнов – профессио­нальные гидронавты с большим стажем подводных работ, третий – Евгений Гущин – бывший мо­ряк-подводник. Эти люди, что на­зывается, положили жизнь за идею – многие годы они бьются за свое детище с упорством и тер­пением буквально титаническим. Никуда не уходят – верят, что ра­но или поздно их труды увенчают­ся успехом...

Комнатка эта – один из каби­нетов Северного государствен­ного федерального унитарного научно-производственного пред­приятия по морским геолого­разведочным работам «Севморгео». Находится оно в структуре Министерства природных ресур­сов РФ, которое и является офи­циальным заказчиком аппарата. А трое вышеуказанных мужчин официально называются группой его строительства. Владимир Иванович Неретин – ее на­чальник. Человек интересней­ший. 10 лет проработал на под­водных аппаратах, своими глаза­ми видел на дне океанском и те сульфиды, и конкреции (кстати, идея названия « Консул» принад­лежит ему), и гейзеры-«курильщики». Один из главных авторов книг «Подводные разведчики» и «Обитаемые подводные аппара­ты». О « Консуле» может говорить часами – это его жизнь и его боль...

Тогда, в начале 1990-х, аппа­рат обещал быть чуть ли не ми­ровой сенсацией. Конструкция – вся, до последнего винта, – из титана. Прочный корпус – сваренная из «лепестков» сфе­ра. Оборудование – по послед­нему слову научной и инженер­ной мысли. Система управления на основе новейших на тот мо­мент средств вычислительной техники. Автоматизированный навигационный комплекс. Спе­циально разработанный малога­баритный гидроакустический комплекс. Чудо-манипулятор со сменными исполнительными ор­ганами, включающими и буро­вую установку. Разнообразная геолого-геофизическая измери­тельная аппаратура для экс­пресс-анализа взятых проб грун­та и воды. Комплекс телевизион­ной аппаратуры для наблюдения и документирования. Фактичес­ки, задумывался маленький под­водный НИИ. Таким аппаратом не обладала ни одна страна.

Планы строительства выдер­живались до 1992 года. Потом, как и многие другие планы в на­шем многострадальном отечест­ве, они, что называется, полете­ ли кувырком. В 1993-м, когда кор­пусные конструкции уже были го­товы и предстояло насыщать «Консул» оборудованием, финан­сирование стали сокращать. А с 1995-го по 1999-й его не было во­все — платили лишь за хранение недостроенного объекта в цехе.

Между тем рядом с ним стро­ился почти такой же аппарат под названием «Русь», предназна­ченный для спасательной служ­бы ВМФ. Министерство обороны худо-бедно строительство фи­нансировало, и в 2000 году «Русь» спустили на воду для про­ведения ходовых испытаний.

Неретин в тех испытаниях уча­ствовал в качестве наблюдателя. Тщательно брал на заметку все слабые места, которые, как водит­ся, на этом этапе обязательно проявляются. К тому времени фи­нансирование «Консула», хоть и в микроскопических объемах, вос­становили. Увы, многое из того, что должно было на нем работать (и было закуплено, и даже частич­но установлено!), за эти годы мо­рально устарело. И группа стро­ительства совместно с конструк­торами «Малахита» начала кро­потливую и нудную работу по мо­дернизации «начинки» недостро­енного аппарата. Поиск аналогов, договоры с поставщиками, закуп­ка нового оборудования и его ис пытания. Готовое к установке обо­рудование, дожидаясь своего ча­са, лежит на складе. А корпус « Консула» практически мертвым грузом продолжает стоять в цехе.

«Прикованный» к стапелям

Попасть в цех нам с фотокором газеты удалось не сразу – все-таки режимное предприятие. И вот наконец, преодолев все пре­поны, стоим мы рядом с леген­дарным « Консулом». Даже недо­строенный, с торчащими «ребра­ми» внутренних конструкций, он выглядит внушительно – этакая огромная красивая рыба, выта­щенная из воды. Рядом – двое «отцов» аппарата: главный кон­структор Евгений Михайлович Разумихин и старший строитель Леонид Павлович Лазута. Оба – возраста гораздо выше средне­го. Так же, впрочем, как и коллек­тив цеха – практически все пен­сионеры или около того. Неволь­но приходит мысль, что « Консул» – подарок нам от уходящего по­коления. Подарок, который мы почему-то отказываемся брать...

Разумихин оби­таемыми подвод­ными аппаратами занимается 25 лет. О «Консуле» гово­рит с волнением – очень серьезная была работа, есть чем гордиться. Над воплощением этой идеи работали со­тни людей из мно­гих организаций. Многие техничес­кие решения при­шлось разрабаты­вать заново. Мно­гое, как ни удиви­тельно, остается на мировом уровне и до сих пор. Напри­мер, технология сварки прочного корпуса – такой почти ни у кого на свете нет. Сейчас, кстати, китайцы пы­таются ею овладеть – свои аппа­раты хотят строить. А материал, из которого сделан легкий корпус « Консула», умеют делать только в двух странах. Недавно приезжали американские специалисты – осмотрели весь аппарат сверху донизу, ощупывали, простукива­ли, гладили. Восхищения своего не скрывали – у них пока ничего подобного нет...

Лазута в теме – больше 30 лет. Через его руки прошли едва ли не все отечественные подводные аппараты – от самых первых до самых последних. Участвовал и в ходовых испытаниях. Единствен­ный из строителей, кто опускал­ся на глубину 6000 метров на ап­парате «Поиск-6» (к сожалению, та конструкция оказалась неудач­ной). Опыт громадный. Как и у его подчиненных. Видели они и дол­гострои – бывало, задержива­лись работы на год-два. Но что­бы на двенадцать лет!

– Готовность объекта – 63 процента, –говорит Лазута. – Давно могли доделать. А так... сердце кровью обливается, – он с досадой машет рукой, отвора­чивается.

Заводчане-«адмиралтейцы» — я знал это и раньше – душой бо­леют за « Консул». Великолепный проект, престиж фирмы, под­тверждение ее мирового уровня. Еще в 1995 году генеральный ди­ректор «Адмиралтейских вер­фей» В. Л. Александров снялся в специальном телевизионном фильме, посвященном судьбе « Консула», и прямо сказал, что достроить его необходимо, «ес­ли нам дорог авторитет страны».

В этом цехе побывали начальни­ки разных рангов и разных ве­домств – министры, директора, академики, депутаты. Все восхища­лись. Все сулили поддержку. Ответ­ственные товарищи давали ответ­ственные обещания. И ни одно из них до сих пор не выполнено.

Подковерные рифы

Цена вопроса на сегодня – 90 мил­лионов рублей. Еще несколько де­сятков миллионов понадобится для переоборудования судна-носите­ля. При наличии этих денег работы могут быть завершены в течение двух лет. Однако, получив от «Севморгео» этот расклад, министерст­во согласилось выделить лишь 12 миллионов. Резонный ответ, что на эту сумму аппарат достроить невоз­можно, в Москве восприняли как от­каз и... сообщили, что в таком слу­чае не дадут ничего. Во всяком слу­чае на этот год. Теперь непонятно даже, как рассчитаться с контраген­тами за те работы, которые уже сде­ланы, но не оплачены...

Почему такая скупость? Ведь Министерство природных ресур­сов – далеко не из самых бед­ных. Вряд ли указанная сумма сильно подорвет его бюджет. Тем более что эти деньги явно не были бы выброшены на ветер. Ведь аппарат мог давно рабо­тать и приносить немалую при­быль. Пытаясь понять эту стран­ную логику, звоню в Москву. В министерстве мне объясняют, что решение принято департа­ментом науки, который возглав­ляет Левон Вагричевич Асратян. Дозваниваюсь до Асратяна.

— Да вы знаете, — возмущен­но отвечает он на мой вопрос, – сколько уже государственных де­нег съел этот аппарат и какова на самом деле его эффективность?! Нет, по телефону я вам больше ни­чего объяснять не буду, но я опи­раюсь на мнение специалистов!

Что ж, московским специалис­там, возможно, виднее. Но логи­ки все равно не чувствуется – ведь затягивание вопроса и есть очевидное растранжиривание государственных средств. «Ка­пают» деньги за хранение аппа­рата в цехе,стареет закупленное и проверенное оборудование, и через два-три года его снова нужно будет менять...

В министерстве, однако, как мне было известно, есть и горя­чий сторонник «Консула». Это замминистра Иван Федорович Глумов, возглавляющий морские работы в геологической отрасли страны. Звоню ему.

– « Консул» необходимо до­строить! – гремит в трубке бод­рый голос. – Аппарат нужен, его эффективность вне сомнений. Вопрос финансирования должен быть решен в течение ближай­шего времени. Я сделаю для это­го все, что от меня зависит.

Уже после этих разговоров в Москву поехал Неретин. И услы­шал примерно то же самое и в департаменте науки, и в кабине­те Глумова. Только заключения своих специалистов г-н Асратян так ему и не показал. Похоже, его просто не существует...

Что ж, московские интриги нам, провинциалам, не по уму. Но ва­жен результат. А результат – ноль. Несмотря на все самые разумные аргументы. Более того, как мне стало известно, министерство не соглашается и на участие спонсо­ров в этом проекте – видимо, опа­саясь, что они потом предъявят на аппарат свои права. Ведомствен­ные амбиции – страшное дело. Сколько от них бед претерпела Россия – не счесть. И какие богат­ства потеряла. И как свой имидж в мире подрастратила. Ну так кто об этом думает...

#Адмиралтейские верфи #море #подводный флот #исследования

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника
02 Августа 2019

Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника

В первое воскресенье августа железнодорожники традиционно отмечают профессиональный праздник.

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке
26 Июля 2019

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке

Восторг по поводу новой «элитки» в центре города разделяют не все.

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка
23 Июля 2019

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка

Четверня появилась на свет в перинатальном центре Петербургского педиатрического университета.

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети
23 Июля 2019

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети

Линии подземки на новой схеме изображены по-другому.

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге
22 Июля 2019

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге

На встрече с жителями Калининского района глава города рассказал о секрете обретения квадратных метров.

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца
12 Июля 2019

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца

Летный комбинезон выполнен по новым технологиям с использованием специальных материалов и пропитки.

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны
01 Июля 2019

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны

В Красногвардейском районе создается новый музей блокады и битвы за Ленинград.

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества
01 Июля 2019

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества

Отличить мошенника от настоящего сотрудника банка стало сложнее.

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка
21 Июня 2019

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка

Ее цель - заставить водителей заранее оценивать загруженность перекрестка.

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок
19 Июня 2019

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок

Здесь поселятся 5,5 тыс. человек, во дворе будут свои школа и детский сад.

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга
19 Июня 2019

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга

Раньше в районе 18-й - 20-й линий Васильевского острова пройти посуху было невозможно.

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой
18 Июня 2019

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой

Производители заменили сливочный жир в мороженом на растительный.