Роман Бокланов: «Если спектакль рожден в любви, то и зритель его полюбит»

Режиссер театра кукол, ученик Руслана Кудашова, он только начал свою профессиональную деятельность в северной столице. Тем не менее на счету Романа Бокланова уже несколько успешных постановок в разных театрах Петербурга, участие в престижных городских и российских фестивалях и лабораториях.

По информации из достоверных источников, две постановки молодого режиссера – «Меня удочерила Горилла» БТК и «Золушка» театра кукол «Бродячая собачка» – в списке номинантов этого года на Высшую театральную премию Петербурга «Золотой софит».

Роман Бокланов: «Если спектакль рожден в любви, то и зритель его полюбит» | Роман Бокланов / Фото Геннадия Руслякова / Из личного архива

Роман Бокланов / Фото Геннадия Руслякова / Из личного архива

– Роман, вы служили в новосибирском театре, преподавали. Почему однажды решили начать все с «чистого листа»: переехать в Петербург и поступить в РГИСИ на режиссера театра кукол?

– Когда я поступал на актерский, мама, зная меня, сразу советовала подавать документы и на режиссера. Она говорила, что рано или поздно мне станет скучно. Но на тот момент у меня практические не было театрального опыта, я не понимал, кто такой режиссер.

На третьем курсе я, действительно, осознал: мне интереснее создавать миры и направлять других, чтобы осуществить задуманное. А уже работая артистом в новосибирском театре «Старый дом», я начал по-доброму завидовать режиссерам. Порой мне казалось: режиссер придумывает и что-то предлагает артисту, при этом не всегда видит его фактуру, не учитывает биографию и внутреннее желание. В такие моменты я четко понимал, что хочу пойти в режиссуру в первую очередь для того, чтобы помочь артисту. И еще я понял, что в драматическом театре мне не хватает работы с куклами и предметом.

Когда узнал, что в РГИСИ курс режиссеров собирается набирать Руслан Равилевич Кудашов, понял – это подарок судьбы. Я мечтал учиться у него, даже писал диплом на тему «Кудашов и его театр». Рискнул, бросил всю свою работу и поступил.

– Что заставляет человека прийти в эту профессию – режиссер театра кукол? Наверное, было какое-то сильное детское впечатление?

– Не было. Я вообще в детстве игрушки не любил! Но когда перед поступлением в театральный вуз проходил подготовительные курсы, мой будущий мастер Эльмира Ростиславовна Куриленко познакомила меня с театром кукол, показала видео Филиппа Жанти и других кукольников.


Сцена из спектакля «Золушка». Фото Анастасии Волоховой / Предоставлено театром кукол «Бродячая собачка»

– Петербург называют столицей кукольного театра страны. Вы с этим утверждением согласны?

– Да, согласен. РГИСИ – одна из самых старых школ, где регулярно выпускают специалистов театра кукол. До недавнего времени режиссеров театра кукол обучали только в Санкт-Петербурге. Есть преемственность поколений. Ведущие режиссеры – Яна Тумина, Руслан Кудашов – являются и практикующими режиссерами, которые открывают свои мастерские. Проводятся лаборатории, которые дают возможность экспериментировать и искать новое в театре кукол. Как мне кажется, эта «лабораторная волна» в Петербурге пошла благодаря ЛЛФТ Karlsson Haus («Летняя лаборатория фигуративного театра» - прим. ред.) и арт-директору этого проекта, режиссеру и театроведу Анне Аркадьевне Ивановой-Брашинской.

Кукла из спектакля «Золушка». Фото Константина Кожева / Предоставлено театром кукол «Бродячая собачка»

– Роман, а что в творчестве, методе и в художественном руководстве Руслана Кудашова сделало БТК своеобразным флагманом кукольного театра страны?

– Мне кажется, основные причины – не столько в специальности, сколько в человеческих качествах. Руслан Равилевич сформировал вокруг себя команду единомышленников. БТК, который возродился благодаря ему, это театр, где все по любви.

Если говорить о профессиональных качествах, то можно сказать, что Руслан Равильевич не забывает традиции и переосмысливает их, используя старую систему кукол, подбирает литературу и создает метафоричный план, в которой данная система становится актуальной. В современном театре кукол артист не прячется за ширмой и работает с куклой на равных. Он не может быть просто кукловодом. Мы всегда строим связь: кем или чем является кукла, кем является кукловод по отношению к кукле.

А еще наш мастер никогда не ограничивает нас и себя в творчестве, мы часто осваиваем разные виды театра. Он всегда честен, и нас этому же учил, чтобы мы не боялись, говорили о человеке и о своих болевых точках, чувственных ожогах.

– Ваш спектакль «Похороните меня за плинтусом» – история скорее для взрослой публики. Вы согласны? Вы сами делите свою аудиторию на взрослого зрителя, подростка, ребенка?

– Конечно, я думаю, для какой возрастной категории ставлю спектакль. Обычно это определяется литературным материалом. Но если я ставлю для ребенка или подростка, то я автоматически делаю спектакль и для их родителей. Мне это важно, потому что после спектакля возможен диалог между родителем и ребенком.

Есть определенные правила, они навязывают нам конкретные возрастные маркировки, которые театры обязаны выставлять на афишах. Мне кажется, в этом есть какая-то ошибка. Есть 6+ и 12+, но между ними огромная пропасть. Согласитесь, что ребенок в 6 лет и в 11 лет совершенно по-разному смотрит на мир. Даже между шести- и восьмилетними есть достаточно ощутимая разница. Поэтому считаю, что данные маркировки не всегда справедливы.

– Порой кажется, что наши театры кукол рискуют брать и ставить более сложный литературный материал, более философский и глубокий, нежели обычные театры юного зрителя.

– Согласен. Можно посмотреть репертуар БТК, Karlsson Haus, КУКФО, спектакли Яны Туминой. Сейчас в целом в России тенденция: театр кукол набирает обороты, все находятся в поиске новых имен, новых актуальных текстов, новых форм. Драматические и музыкальные театры все чаще заимствует приемы театра кукол и зовут режиссеров-кукольников на постановки.

– Недавно в нашем городе прошел Международный фестиваль кукольных театров. Как оцениваете его итоги?

– У меня очень хорошие впечатления. Я смог посмотреть работы других молодых режиссеров, договорился о постановках в некоторых городах, смог показать свой новый спектакль «Айяччо: история одного клоуна», услышал обратную связь от критиков. А после окончания фестиваля со своим продюсером Елизаветой Екимовой мы решили открыть театр, который назвали «Типа театр». Вроде бы мы театр, у нас будут спектакли, но в то же время никакого театра нет, нет своей площадки. В репертуар войдут спектакли, которые были показаны в рамках фестиваля: уже упомянутый «Айяччо: история одного клоуна», «SINGLE (Один на луне)» режиссера Алены Волковой и Don`t go, который поставили Джун-Хюнг Чой и Павел Гаврилов. Сейчас мы готовимся к открытию, которое будет в октябре.


Сцена из спектакля «Золушка». Фото Анастасии Волоховой / Предоставлено театром кукол «Бродячая собачка»

– В некоторых ваших постановках прослеживается мотив: одиночество ребенка в семье. На ваш взгляд, это знак времени? Когда родители в работе, порой уже сами в гаджетах, а ребенок предоставлен сам себе?

– Не считаю это каким-то знаком времени. Вообще, не считаю, что все так плохо. Я никогда не страдал от невнимания родителей. Они многим пожертвовали ради меня, чтобы у меня была возможность иметь хорошее образование и будущее, они всегда были рядом, поддерживали. Но, наблюдая за окружающими, я понимаю, что мне крупно повезло с родителями. Все прекрасно, они живы, здоровы. И тогда от мысли, что если бы все было иначе, мне становится страшно. Мне кажется, какая бы ситуация не была, какими бы родители не были, больно их не иметь вообще. Поэтому часто я говорю либо о разрушении семьи, либо об ее обретении.

– Что в современных отношениях «родитель-ребенок» для вас ненормально?

– Для меня ненормально насилие. Как физическое, так и психологическое. Это не только ситуация, когда ребенок становится жертвой своего родителя, но и наоборот: родитель тоже может быть жертвой. Для меня это жестоко, больно, потому что часто эти действия объясняются любовью. Парадокс любить и при этом уничтожать, мне кажется, свойственен русскому человеку.

– Каким должен быть режиссер театра кукол?

– В первую очередь, как и любой другой специалист, он должен быть хорошим человеком. Я часто повторяю две фразы, которым я и моя команда стараемся следовать. Первая: «Будь честным перед собой и окружающими». Вторая: «Если спектакль рожден в любви, то и зритель его полюбит».

#театр кукол #искусство #спектакли

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?