Про себя, про свое, про своих

Юрий Стоянов теперь не частый гость в Петербурге - он снимается во втором сезоне сериала «Адаптация», запускается еще два телевизионных проекта. В работе - три полнометражных фильма плюс концерты. Но ради ретромюзикла «Неужели это было» Юрий Николаевич приезжает в город, где он 20 лет вместе с Ильей Олейниковым делал «Городок». 7 декабря спектакль сыграют вновь. В преддверии его Юрий СТОЯНОВ поговорил с журналистом Еленой БОБРОВОЙ о ностальгии, своей новой книжке и многом другом.

Про себя, про свое, про своих | Герой Юрия Стоянова возвращается в наш город по делам. ФОТО Елены МУЛИНОЙ

Герой Юрия Стоянова возвращается в наш город по делам. ФОТО Елены МУЛИНОЙ

- Юрий Николаевич, почему вы захотели участвовать в этом ностальгическом антрепризном спектакле?

- Когда меня пригласили, спектакль уже был сделан. И в какой-то момент авторы его почувствовали, что главное действующее лицо спектакля - Петербург - Ленинград не персонифицирован. Казалось бы, я не тот человек, который имеет право олицетворять Петербург, - я не Пиотровский, не Фрейндлих, не Басилашвили. По большому счету ничего особенного я не сделал для этого города. Но вот выяснилось, что другие считают иначе.

- Ну вы кокетничаете - а как же «Городок»?

- Да, двадцать лет мы его делали именно в Петербурге - кажется, все проходные дворы в центре отсняли. Появлялись в кадре и знаковые приметы: и Стрелка Васильевского острова, и «Медный всадник», и Зимний дворец. Но - парадокс - большинство зрителей были уверены, что все снято в неком городке. Так что я не олицетворяю Петербург, я на сцене - человек, который возвращается в него по делам. И понимает, что его связывают очень сложные, личные отношения с этим городом, а главное - любовь. У меня с Петербургом очень сложные взаимоотношения, но он мне не безразличен. Поэтому я согласился участвовать в этом проекте.

- Вы ведь сейчас крайне редко бываете здесь?

- Когда был «Городок», реально жил на два города. Сейчас я здесь не очень нужен. Петербург - город, который тебе не поможет, ты сам должен в нем создавать свою жизнь. Ушло дело, которым ты занимался, - все, ты не нужен.

Еще принципиальная разница: в Москве работа находит тебя, в Петербурге ты ищешь работу. В сегодняшнем искусстве, в котором много от бизнеса, эти отношения особенно остры. И поэтому безумно несправедлива судьба к питерским актерам - любой продюсер, оценивая шансы разных артистов на одну и ту же роль, из-за экономии возьмет москвича, если, конечно, речь идет не о съемках в Петербурге. Я слышал от коллег: «Скажи им (продюсерам), что я сам приеду за свои деньги». Вот до чего дошло. Все это очень несправедливо, и, к сожалению, ничего не изменится.

Вот, кстати, случай. Мне тут позвонили, мол, хотим присудить вам премию за книжку «Игра в «Городки», я ее выпустил недавно. Я только обрадовался, как выяснилось: мы вам ее присудим, если вы приедете на церемонию. То есть если лицом украсишь мероприятие, то приз получишь. Я не мог приехать и в итоге в списке лауреатов этого года себя не увидел. Как-то странно это все, согласитесь. Разве это по-питерски? А если человек не может приехать на «Оскар»? Или на «Нику»? Ему что, заслуженную награду не вручат?

- Почему вы решили написать новую книгу про «Городок»? Ностальгия по минувшему?

- Ни в коем случае. Мне нравится жить в настоящем, так что я не копаюсь с тоской в прошлом. Нет, в книжке прошлое перевожу в иную, не ностальгическую плоскость. Скорее, это такая литература, которая может стать поводом для кино, маленькие фильмы-рассказики «про себя, про свое, про своих» - таков ее подзаголовок. В ней много смешного. В первой книжке я писал про себя, а сейчас мне интересны другие. И впервые очень много написал про Илью. Про нашу дружбу, про то, что прежде никогда не рассказывал и запрещал писать друзьям и даже Илье, незачем зрителю было знать другую сторону «Городка». Про историю ухода из жизни Илюши на фоне съемок юмористической передачи. Это очень непростая и очень честная глава.

- Если не ностальгия, то в чем была потребность высказаться?

- Не высказаться. Мне хотелось, чтобы героем книжки был не я, а само время - 1970-е, 1980-е, 1990-е годы. Причем чтобы оно было осязаемым через очень простые, элементарные вещи. Например, в одной главе рассказываю, как я был челноком. И вспоминаю доску объявлений в театре. Что такое доска объявлений до перестройки? Экскурсии, пионерлагеря, кто-то скончался. А перестроечная? «Партию кроссовок поменяю на партию гречки», «Зарядка и ремонт аккумуляторов. Спросить Витю в гараже». И в конце «Поможем Дому ветеранов сцены. У них закончились продукты».

- Не могу не вспомнить вашу ретропрограмму «Лучшие годы нашей жизни».

- Забавно, сейчас опять предложили вести «ностальгическую» программу, что-то между «Лучшими годами нашей жизни» и «Намедни» Леонида Парфенова. Не знаю пока, соглашусь ли на этот проект. Все-таки я себя считаю человеком настоящего, а не прошлого. Но главное другое - таков парадокс профессии - я вновь должен олицетворять человека, который с юмором, с доброй улыбкой рассказывает о том времени, когда в его личной биографии все было очень плохо. Я служил в БДТ, но ролей почти не было, в кино не звали. Годами - ничего! Спасали только концерты. А в театре из раза в раз подходил к стенду, где висит распределение ролей, а меня нет. А если и есть, то в самом низу, где написано: матросы, солдаты и проститутки... И, главное, я понимал, что от меня-то ничего не зависит: ну не видит во мне Товстоногов артиста! Знаете, где тогда я чувствовал себя свободным? За рулем. Садишься в машину и понимаешь - здесь все зависит только от тебя. Куда повернешь руль, туда ты и едешь. Куда? Да никуда. Я так и говорил дома, когда меня спрашивали: «Ты куда?» - «Поехал покататься». Взрослый мужик, а «поехал покататься». И в таком состоянии я пребывал годами! Мне говорили: «Юра, возьми себя в руки, выучи какой-нибудь текст, покажись режиссеру».

- Вы имеете в виду Товстоногова?

- Не только. Кстати, окна комнаты, в которой я жил первое время, находились напротив окон кабинета Георгия Александровича. Но сам в этом кабинете я был, кажется, лишь дважды. В первый раз, когда меня пригласили в театр. А потом, когда молодых артистов позвали в кабинет и парторг театра сказал, что мы должны написать личные творческие комплексные планы. Я спросил: «А что я должен написать? Что я обязуюсь в этом году сыграть Гамлета?». Помню, как Товстоногов рассмеялся и сказал: «Нет, напишите, что вы будете стремиться его сыграть». Больше я в этот кабинет не ходил, и, как позже понял, напрасно. В такие кабинеты надо ходить. Но я не умею это делать - ходить, мелькать перед ассистентами, дружить с режиссерами.

- Недавно, кстати, пересмотрела телевизионную версию «Пиквикского клуба» БДТ, где вы еще совсем молодой.

- В этой версии телевизионным режиссером абсолютно убита товстоноговская атмосфера. Георгий Александрович очень почувствовал уникальную природу английского юмора. Британцы любят смеяться над собой, они беспощадны к самим себе, а не к окружающим.

- Сомерсет Моэм, после того как побывал в России, довольно резко отозвался о нашем юморе, мол, русский смеется над людьми, а не вместе с ними, и юмор Достоевского - это юмор трактирного завсегдатая, привязывающего чайник к собачьему хвосту...

- Моэм, конечно, хороший писатель, но в отношении нас он не прав. Помните, как у Пушкина: «Я, конечно, презираю Отечество мое, но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство». Так и я не дам в обиду... Природа русского юмора в попытке с помощью его рассказать, как хреново мы живем. Нам не до самоиронии, не до самовыстебывания...

- Что сегодня с юмором? Например, с КВН?

- Что бы ни говорили о КВН, он по-прежнему основной поставщик кадров, особенно в области авторского юмора. На КВН так или иначе опираются все телеканалы, форматы, работающие в этой сфере. Надо смотреть «ТНТ», там даже несмешные сериалы достойны внимания - их создают во многом КВН-ские авторы, которые способны не просто вызывать смех, но еще и оживлять истории современных людей.

Юмор на телевидении стал в основном продюсерским проектом. Высчитанным, подчиненным серьезному регламенту. Здесь не до баловства, не до откровенного хулиганства. Хотя в «Комеди-клабе» все же умеют дурака валять. И когда это не пошло, а пикантно - бывает замечательно. И поразительно, что «Комеди-клаб» 15 лет не мог получить «ТЭФИ». Это было уже просто неприлично. Наконец, случилось. Сожалею, что не мне дали им вручить этот приз.

Однажды меня пригласили в «Комеди-клаб» на съемку. В начале вышли Паша Воля и Гарик Харламов, и я подумал: опа! Сейчас меня как гостя, по традиции, хорошенько «помоют». И вдруг они очень трогательно стали рассказывать, как они безумно любили «Городок», что для них большая честь... Конечно, мне бы хотелось ответить им, вручая «ТЭФИ», который они так давно заслужили.

#«Неужели это было» #Юрий Стоянов #ностальгия

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?

Лариса Малеванная: «Купчинскую квартиру выстроили  в Румынии – это дешевле»
22 Января 2019

Лариса Малеванная: «Купчинскую квартиру выстроили в Румынии – это дешевле»

Народная артистка России празднует сегодня юбилей – 80 лет. Наш автор пообщался с актрисой.

Делатель судеб. К 100-летию Игоря Владимирова
10 Января 2019

Делатель судеб. К 100-летию Игоря Владимирова

Его учеников-актеров было так много, что из них в Ленинграде с нуля был создан новый театр – Молодежный, который жив и сегодня.

Михаил Пиотровский. Что мы приносим в Петербург
19 Декабря 2018

Михаил Пиотровский. Что мы приносим в Петербург

Глава Эрмитажа – о прошедшем Дне музея и о том, что можно делать на Дворцовой площади.

«Иллюстратор» на фоне истории
13 Декабря 2018

«Иллюстратор» на фоне истории

Книга известного петербургского кинематографиста Дмитрия Долинина построена на воспоминаниях художника-иллюстратора Петра Воскресенского. Разберем ее составляющие.

Хирург запустил «Русский реактор» в Петербурге
08 Октября 2018

Хирург запустил «Русский реактор» в Петербурге

Фильм, снятый лидером Всероссийского мотоклуба «Ночные волки», представили в День рождения президента России.

Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы
01 Августа 2018

Почему Анну Старобинец признали лучшим фантастом Европы

Как случается с любой более-менее резонансной литературной наградой, от Нобелевской премии до «Большой книги», одни коллеги поздравляли московскую писательницу с победой, другие шумно негодовали.

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»
02 Июня 2018

Михаил Пиотровский: «Есть великие примеры»

Директор Эрмитажа - об автономности культуры, уголовных делах, связанных с хищениями в музее и о прошедшем Юридическом форуме.

Александр Петров, родившийся заново
01 Февраля 2018

Александр Петров, родившийся заново

Саша Петров поставил исповедальное поэтически-музыкальное шоу «#Зановородиться» по собственным стихам и издал книгу, которая вышла в январе.

Топ-100 от РОСФОТО
17 Июля 2017

Топ-100 от РОСФОТО

Свое 15-летие музейно-выставочный центр РОСФОТО отмечает выставкой ста лучших фотографий из собственной коллекции.

Сказать всё, никого не обидев
12 Июля 2017

Сказать всё, никого не обидев

Музей работает для всех, но ему важна понимающая аудитория. Есть люди, которые все понимают, ориентироваться надо на них. Сегодня это важно.

Юность покоряет олимп в Петербурге
20 Июня 2017

Юность покоряет олимп в Петербурге

На XXII международном фестивале «Музыкальный олимп» выступили лауреаты самых престижных конкурсов последних лет из семнадцати стран, среди которых значились не только США и Германия, но также Египет, ...