Только на сайте

Маргарита Бычкова: «Театр – это чувства»

Сегодня в Театре им. В. Ф. Комиссаржевской состоится 100-й показ одного из самых популярных спектаклей репертуара «Театр» по роману Сомерсета Моэма в постановке заслуженной артистки РФ Маргариты Бычковой. За несколько дней до знаменательного события с актрисой побеседовала театральный критик Светлана Рухля.

Маргарита Бычкова: «Театр – это чувства» | Маргарита Бычкова. Фото Оксаны Ивлевой / Предоставлено пресс-службой Театра им. В. Ф. Комиссаржевской

Маргарита Бычкова. Фото Оксаны Ивлевой / Предоставлено пресс-службой Театра им. В. Ф. Комиссаржевской

- Маргарита, у спектакля «Театр» сегодня юбилей: он будет сыгран в 100-й раз и, если я не ошибаюсь, это ваш первый режиссерский опыт, реализованный на большой сцене.

- На большой сцене - первый. И вторая постановка в нашем театре.

- Я знаю, что у всех трех ваших режиссерских работ – счастливая судьба, все они до сих пор в репертуаре и пользуются успехом у публики. Когда востребованный в театре актер приходит в режиссуру, у него должна быть серьезная мотивация.

- Дело в том, что в театре очень много замечательных актрис, которых я люблю, и у которых в какой-то момент наступила творческая пауза. К сожалению, так бывает. Но с каждой из этих актрис было много пройдено, и мне хорошо были известны их «точки» - больные, здоровые. И я понимала, что каждая из них может рассказать о себе через персонажа. Очень захотелось предоставить им эту возможность. Это стало и мечтой и задачей, тем более, что и у меня самой много всего накопилось в голове, душе и сердце и хотелось это – выстраданное, передуманное – отдать. Но не все и не всегда можно сыграть самой, и пришло осознание, что свои мысли и чувства можно транслировать через других, и порой, это даже лучше.

- Так появился в вашей творческой судьбе Кшиштоф Бизё и его «Рыдания», из которых родился спектакль «Три дуры, три дороги, три души» (3 D), поставленный вами как «комедийная грусть».

- Это история дочки, мамы и бабушки. Я где-то прочитала, что так же, как например, «венец безбрачия» передается по наследству, так и какие-то душевные состояния. Особенно по женской линии. Я сделала моноспектакль, в котором Александра Сыдорук играет сразу всех героинь. Я поместила их в клинику неврозов, а македонский художник Валентин Светозарев придумал очень интересные декорации. Через свет, музыку, трансформацию пространства меняется «картинка», и зритель попадает в разные палаты, где находятся эти женщины. Кшиштоф приезжал на премьеру и был очень удивлен, когда в зале смеялись, ему казалось, что это трагичная история без малейшего просветления…

- Просто она получилась многомернее. Как постановщик, премьерой остались довольны?

- В моей жизни это было что-то совсем новое, поэтому было странно… Но когда я осознала, что сумела донести до актрисы то, что хотела, она меня поняла и все сделала, как я хотела – это было здорово. И, вообще, здорово, когда тебя слушаются (смеется). Хотя иногда бывает, придумываешь спектакль, начинаешь репетировать, а все идет не так, и думаешь – вот противные артисты, ты так гениально придумал, а они все испортили.


Татьяна Кузнецова и Александр Анисимов в спектакле «Театр» / Фото предоставлено пресс-службой Театра им. В. Ф. Комиссаржевской

- Известная «фишка» начинающих режиссеров: самый гениальный актер – это режиссер.

- Точно!

- «Театр» стал второй вашей постановкой. Что или кто толкнул к выбору такого неоднозначного материала?Я имею в виду, что есть популярный кинофильм, с которым поневоле будут сравнивать.

- Мы играли с Татьяной Кузнецовой девять лет дивный спектакль «Дама с камелиями». Потом она уходила в другой театр, а я не могу, когда такие актрисы «улетают» в другие края. Она вернулась, а театр уже не тот, что-то поменялось… И вот – постоянно эту историю рассказываю – плывем мы на пароходике по Неве, Мойке, Фонтанке, и она стоит на носу корабля такая… красивая. Подхожу, спрашиваю: «Таня, хочешь сыграть Джулию Ламберт?». Оказалось, это была ее мечта.

- Чтобы мечта сбылась, нужны материальные ресурсы.

- Виктор Абрамович Новиков всегда говорит: «Малая сцена в вашем распоряжении! Можете изливаться на ней в любом качестве». Я стала делать самостоятельную работу. Для малой сцены и… случилось чудо. Увидев первый акт, дирекция предложила большую сцену.

- Страшно было?

- Еще как! Тем более, как вы заметили выше, есть фильм с Вией Артмане в главной роли. Любимый, популярный. К слову, есть еще и другой. В постановке Иштвана Сабо с АннеттБенинг, получившей за роль Джулии «Золотой глобус» и номинированную на «Оскар». Но для меня это ничего не отменяло, у меня была своя задача. Я вычленила историю взаимоотношений взрослой женщины с молодым человеком и поставила спектакль о любви и освобождении от нее. Помните, Джулия говорит: «Как хорошо, что сердце мое свободно, теперь я смогу сыграть Федру». Она же не просто женщина, она – актриса, и пережила мощное чувство, которое очень важно в нашей профессии, тем более в «пограничном» возрасте. Когда приходится переходить с одних ролей на другие, когда тебе кажется, что ты увяла. Вот и Джулия испытывала эти чувства, а появление молодого человека, которым она была поглощена, и даже появление нового переживания – измены, а с ней того, чего не было в ее прежней жизни, помогло ей переродиться. И понять, что в ее жизни есть только театр, именно он является ее предназначением, хотя и как женщина она полностью реализовалась, у нее есть муж, сын.

- Где вы преподаете?

- Я преподаю в Институте кино и телевидения. Выпустила курс режиссеров кино с Сергеем Снежкиным. Снежкин настаивал, чтобы занималась с ними как с актерами. Понимаю его, потому что когда сама прихожу на съемочную площадку, встречаюсь с режиссерами, не понимающими не то что как работать с актерами, но и как разговаривать. Поэтому считаю, что режиссерам надо преподавать вокал, пластику, актерское мастерство. Наш выпускной спектакль по «Самоубийце» Эрдмана прогремел на весь город!

А сейчас у меня третьекурсники, актеры, курс Евгения Ганелина. Мы сделали потрясающую версию «Приключений Нильса с дикими гусями» с живой музыкой - от саксофона до аккордеона, этакую рок-историю с любопытнейшими смысловыми трансформациями.


Маргарита Бычкова и Сергей Бызгу в спектакле «Сон в летнюю ночь» / Фото предоставлено пресс-службой Театра им. В. Ф. Комиссаржевской

- Расскажите, как вы с ними работаете?

- Я счастлива, что я – педагог! И я учу «навылет», в жесточайших условиях, потому что если человек не выдерживает, если недостаточно мотивирован, то нечего ему портить судьбу. Так и меня учили. У меня для студентов есть палка и мячик. Мячиком кидаюсь, палкой стучу, чтобы сильно не ругаться. Я очень люблю фразу Станиславского, но ее буквально нельзя понимать. Поэтому студентам говорю: «Расскажи о себе в предлагаемых обстоятельствах. Мне не важна эпоха, прическа, мизансцена, мне важно, что происходит с тобой». А недавно услышала слова Алисы Фрейндлих, что сейчас много талантливой молодежи, но мало обученных ремеслу. Это – абсолютная правда! А когда нет ремесла, талант рано или поздно улетучивается.

- А сейчас я спрошу вас и как актрису, и как педагога, и как режиссера – театр должен развиваться в плане языка и формы, на ваш взгляд?

- Конечно! Он должен развиваться, должен быть современным, ведь театр – зеркало человеческой души, человеческой жизни. Самое главное, как меня учили мои великие педагоги Лев Абрамович Додин и Валерий Николаевич Галендеев, – это чувства. Меняется время, меняется мода, а человеческие отношения не меняются, люди, как любили, так и любят. Я счастлива, что Лев Абрамович, хоть я и не закончила у него полный курс, признает меня своей ученицей, и все, на чем я «стою» в творчестве, у меня от Додина и Галендеева. А тогда, в двадцать лет, я родила свою Варю и была вынуждена прервать учебу…

- Варя – это Варя Светлова. Прекрасная актриса и удивительный режиссер, с некоторой поры главный режиссер обожаемого мною «Такого театра». Вы сами подтолкнули меня к следующему вопросу: хотелось бы поработать с дочерью, как с режиссером?

- Еще как! Но мама – это же мама. Она не готова пока пригласить меня в свой спектакль.

Маргарита Бычкова с дочерью Варей после спектакля «Шизгара» / Фото предоставлено пресс-службой Театра им. В. Ф. Комиссаржевской

- Боится, наверное, споров?

- Не знаю, но я всегда слушаюсь режиссера, соблюдаю дистанцию.

- Но бывает же, что режиссер хочет поставить абсолютную ерунду, причем фальшивую, неорганичную.

- Все бывает. И в юности я с этим боролась. До истерики, до трясучки. С годами научилась оправдывать все. Для себя. Потому что он – режиссер, и как-то надо вытаскивать то, что ему требуется. Я вам скажу, что труппа нашего театра одна из самых сплоченных, обученных, ансамблевых, красивых, я преклоняюсь перед нашими актерами – они могут все и им никакой режиссер не страшен.

- Давайте о хорошем. Для меня потрясением стала небольшая роль матери одной из героинь, сыгранная вами в «Батальоне». Не хочу разбрасываться словами, скажу только, что это настоящее.

- Мне очень понравился сценарий, мечтала попасть на съемки в любом качестве! Взяли без проб. Там ведь и Варя сыграла: в кадре брили ее роскошные волосы… Недавно узнала, что у меня 110 названий в кино (кто-то посчитал). Была так удивлена! Но моя жизнь – это театр. В прошлом году была на встрече с Фанни Ардан, спросила у нее: «Чем в вашей жизни является театр?». Она ответила: «В театр, после кино, я прихожу лечиться, как в клинику». Театр – это искусство, творчество, самопознание, очищение. Театр для меня – муж, а кинематограф – любовник. Для кинематографа надо наряжаться, красить глаза, а с театром можно жить, бытовать.

- А кроме «Балальона» есть у вас какая-то роль любимая?

- Странная и любимая. В «Крике совы». Вообще, хочу сказать, что и «Батальонъ» и «Крик совы» - это не сериалы, а многосерийные художественные фильмы, а сериалы, в принципе, не тема для разговоров.


Маргарита Бычкова, Александр Баргман и Елена Симонова в спектакле «Дон Жуан» / Фото предоставлено пресс-службой Театра им. В. Ф. Комиссаржевской

- Согласна с вами. Но возвращаясь к театру, неужели не бывает разочарований, когда приходится работать с плохим режиссером? Неужели можно испытать радость?

- Можно! Ты вдруг понимаешь, что все можешь. Если же режиссер хороший, тогда хочется летать, петь, жить. Вообще, для меня режиссер – понятие вселенское. Мне ему хочется нравиться, как женщине, как актрисе, хочется все отдать без остатка.

- Прямо вижу Александра Морфова!

- Это второй мой учитель! Я ворую у него все! Мысли, чаяния, фантазии, его работу с актерами. Он для меня дьявол в хорошем смысле.

- Трудно с ним?

- Ужасно! Он ведь ничего не объясняет, но для меня он гений…Он дает тему, а когда ты спрашиваешь, что да как, отвечает: «В диплом загляни, там у тебя все написано». Мало режиссеров, которые умеют дать тему, это от Товстоногова пошло. Но когда ты найдешь тему и окажешься с ним на одной волне – улетаешь. У него я сыграла свою единственную главную роль – Илуминаду в «Мыльных ангелах».

- Это невероятная работа! А есть роль-мечта?

- Васса Железнова и Мамаша Кураж. Еще я бы хотела сыграть Катерину в «Леди Макбет Мценского уезда».

- Играя их, вы говорили бы про любовь?

- А зачем о другом? В этой жизни все про любовь. Любовь – безгранична, безусловна. И ради нее можно пойти на преступление.

#театр #спектакль #артисты

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде
21 Августа 2019

Эротика в обмен на продукты. Как художник Сомов выживал в Петрограде

Русский музей развернул в Михайловском замке выставку к 150-летию Константина Сомова.

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»
16 Августа 2019

Иронический оптимизм от Тарантино. О чем рассказывает фильм «Однажды в... Голливуде»

В своей картине режиссер противопоставляет жизненную правду - и ее вечную, несокрушимую экранную имитацию.

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине
06 Августа 2019

Перчик под дождем. Как прошел фестиваль «Оперетта-парк» в Гатчине

Оперетта хороша в любое время года, но летом - особенно.

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная
31 Июля 2019

Михаил Пиотровский. Не отрекаясь и не проклиная

Настал важный момент для культуры нашей страны: идет война за то, как она будет развиваться дальше.

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах
29 Июля 2019

Люди земли и неба. Какими были Семен Аранович и Илья Авербах

Вспоминаем двух советских режиссеров.

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте
03 Июля 2019

Маринист на рейде. 35 картин и рисунков Айвазовского представили на выставке в Кронштадте

Участие коллекционеров позволило наглядно показать контрасты художника, которого одинаково занимали темы бури и покоя.

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова
27 Июня 2019

Граф поклонялся искусству. В Эрмитаже представили коллекцию Строганова

Живопись, акварели, скульптура, фарфор, мебель, редкие книги — все это показывает хороший вкус коллекционера.

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди
13 Июня 2019

Анна Нетребко впервые исполнила в России партию Аиды в опере Верди

Это случилось на исторической сцене Мариинского театра на фестивале «Звезды белых ночей».

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина
11 Июня 2019

В особняке Карла Шредера открыли доступ в кабинет хозяина

Туда можно попасть с экскурсией просветительской программы «Открытый город».

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга
10 Июня 2019

Открыли архивы: неожиданные повороты в судьбах известных зданий Петербурга

О том, как решения властей отражались в судьбе самых известных объектов города, можно узнать на выставке.

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета
08 Июня 2019

«Теперь у нас подлецов не бывает». Размышления о спектакле «Мертвые души» в Театре имени Ленсовета

Спектакль молодого режиссера Романа Кочержевского – это тоска по живой душе в круговороте душ мертвых.

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции
05 Июня 2019

Михаил Пиотровский. Провокация в Венеции

Почему присутствие Эрмитажа на Венецианской биеннале вызвало у многих раздражение?